Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В ВОЗ оценили ситуацию с коронавирусом в мире как тревожную Общество, 12:56 Меньше значит меньше: как кризис заставляет накапливать вещи Экономика шеринга, 12:50 Из Испании в Россию экстрадировали обвиняемого в мошенничестве на ₽7 млн Общество, 12:31 Бизнес как на ладони: что вы не знали о мобильном банкинге РБК и СберБизнес, 12:15 Планировавшие переворот в Белоруссии заявили о взломе серверов МВД и КГБ Политика, 12:14 Начальник ГИБДД Петропавловска-Камчатского утонул в озере Общество, 12:14 В аварии в Ростовской области погибли пять подростков. Видео с места ДТП Общество, 12:05 СМИ узнали о возможном переносе дополнительных матчей Евро-2020 в Россию Спорт, 11:53 «Я буду выглядеть глупо»: как преодолеть страх публичного выступления Pro, 11:45 Тело пропавшего под Новосибирском шестилетнего мальчика нашли в реке Общество, 11:40 Голос и лицо вместо документов: зачем банки внедряют биометрию Индустрия 4.0, 11:30 Инструкция для инвестора: как платить налоги по дивидендам Инвестиции, 11:30 Импорт без оглядки на рубль: как хеджировать валютные риски РБК и Банк «Открытие», 11:26 Полиция Праги задержала обливших кетчупом забор посольства России Общество, 11:26
Общество ,  
0 

Генпрокуратура составила портрет типичного российского хакера

Средний российский хакер не имеет специализированного образования, но «технически подкован» и использует DarkNet, рассказали в Генпрокуратуре. Обычно это мужчина в возрасте около 30 лет
Фото: Lisa Forster / DPA / ТАСС
Фото: Lisa Forster / DPA / ТАСС

Специализированное техническое образование не является обязательным для российского хакера. К такому выводу пришли в Генпрокуратуре, составив портрет «типичного хакера», передает «Интерфакс».

​«Это человек 30–35 лет, который даже не всегда имеет техническое образование», — рассказал официальный представитель ведомства Александр Куренной в программе «Эфир».

По его словам, достаточно того, что такой преступник «хорошо подкован в технических вещах», в частности, хорошо умеет пользоваться анонимными сетями интернет-соединений, такими, как DarkNet. «Это стал теперь более технический способ преступлений, чем интеллектуальный», — пояснил Куренной.

Куренной также рассказал, что в российском законодательстве сейчас нет такого понятия «киберпреступление». Для описания взломов и различных хакерских атак российскими правоохранителями используется понятие «преступление, совершенное с применением информационно-коммуникационных технологий», отметил спикер ведомства.

Всего, по словам Куренного, с начале 2018 года правоохранительные органы зарегистрировали в России более 140 тыс. преступлений, совершенных в этой области.

Ранее представитель Генпрокуратуры описывал типичного российского коррупционера. По его словам, распространенное представление о них как о жадных, властолюбивых и корыстолюбивых людях с бесконечным стремлением к богатству очень сильно отличается от реальности.

Исследование показало, что на самом деле коррупционеры — активные, энергичные, инициативные люди, которые очень коммуникабельны и эмоционально устойчивы, чаще всего семейные и не имеющие вредных привычек. «Они готовы много работать, обладают высокой степенью самоконтроля», — рассказывал он.