Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В ФБК заявили о гостайне в деле против организации Политика, 19:56 Должны ли роботы будущего иметь человеческие права Индустрия 4.0, 19:50 В УЕФА сообщили о возможном исключении трех клубов из полуфинала ЛЧ Спорт, 19:50 В ВОЗ посоветовали не ограничивать въезд в страны для невакцинированных Общество, 19:35 Британские власти проверят сделку NVIDIA на $40 млрд Инвестиции, 19:30 Черчесов оценил влияние Суперлиги на национальные сборные Спорт, 19:16 Как банки, производства и сервисы переживают цифровую трансформацию Индустрия 4.0, 19:00 ЦБ впервые не удовлетворил спрос банков на «антикризисную» ликвидность Финансы, 18:57 ФАС завела дело на Google из-за «внезапных блокировок» Технологии и медиа, 18:56 Maserati Levante превратили в 330-сильный гибрид Авто, 18:50 Отказ от коротких перелетов: как авиации сократить углеродный след Зеленая экономика, 18:45 В Праге предложили отнять у российского посольства часть территории Политика, 18:43 Новый запрет для Чехии в России, Навальный в больнице. Главное за день Общество, 18:40 Акции Tesla обвалились после смертельного ДТП с электрокаром Инвестиции, 18:34
Дело братьев Магомедовых ,  
0 

Братья Магомедовы не признали вину по делу о преступном сообществе

Начались слушания по делу о преступном сообществе братьев Магомедовых и хищении 11 млрд руб. Бизнесмены назвали обвинение ложью и нелепицей и добавили, что из-за их ареста бюджет ежегодно недосчитывается 20–40 млрд руб. налогов
Зиявудин Магомедов во время рассмотрения дела в Мещанском суде.
Зиявудин Магомедов во время рассмотрения дела в Мещанском суде. (Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС)

Совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов и его брат, бывший сенатор Магомед Магомедов отказались признать вину по делу о создании преступного сообщества и хищении 11 млрд руб. Об этом они заявили в Мещанском суде Москвы, который 6 апреля начал рассматривать их уголовное дело.

«Вину не признаю. Весь этот опус, который мы на протяжении долгого времени слушали, содержит большое количество лжи и абсурда, которые многократно повторяются, что, видимо, должно нас в чем-то убедить. Меня угнетает некомпетентность представителей обвинения. Прозвучало, например, что мы сорвали контракт по Калининграду (строительство стадиона к ЧМ по футболу. — РБК), который по своей вине расторгло правительство», — сказал Магомедов.

«На самом деле деньги должны нашим компаниям: Федеральная сетевая компания (ФСК), например, систематически не выполняла свои обязательства, — заявил бизнесмен. — Со стороны обвинения — выхолощенная декларация, абсурдные нелепые утверждения, и их много. А с нашей стороны — сданные объекты и решения судов вплоть до Верховного в нашу пользу. Весь этот опус составлен так, что он не терпит ни тени возражений, но не дает ни грана убежденности. А о применении статьи о преступном сообществе к предпринимателям президент высказался, и есть соответствующие поправки».

«Ущерб, который наносится мне уже три года — это уже не 11 млрд руб., а кратно больше, — добавил Магомедов. — Группа «Сумма» существует с 1999 года и платила от 20 до 40 млрд руб. налогов ежегодно во все субъекты России».

Магомед Магомедов заявил, что, как и его брат, находится в растерянности. «Не понимаю, как можно украсть 5,4 млрд, вернув их государству и выиграв через суд еще 3,9 млрд», — удивился он. По поводу обвинения в хранении пистолетов он отметил: «Обвинение проигнорировало тот факт, что на все это оружие у меня есть документы. И подарили мне его не неустановленные лица, а президенты дружественных России стран».

Магомедов назвал незаконным соглашение FESCO с «Росатомом»
Бизнес
Зиявудин Магомедов

Что вменяется Магомедовым

В деле, которое следственный департамент МВД расследовал более двух лет, около 830 томов и 1092 свидетеля. По ходатайству обвиняемых его слушает коллегия из трех судей — Олеси Менделеевой, Юлии Мордвиной и Елены Куликовой. Первое заседание началось с шестичасовым опозданием; суд объяснил это отказом подсудимого Магомеда Магомедова следовать в суд без уважительных на то причин. Его адвокат Михаил Ошеров ответил, что у его клиента диагностировано серьезное заболевание, и конвоирование в суд подрывает его здоровье: так, после предварительного слушания 11 марта Магомедову-старшему пришлось вызывать скорую помощь. Защитник попросил обеспечить для своего доверителя видео-конференц-связь.

Помимо братьев Магомедовых, на скамье подсудимых — топ-менеджеры входивших в «Сумму» компаний, которые, по версии полиции, участвовали в махинациях. Это глава компании «Интекс» Артур Максидов, гендиректор Объединенной зерновой компании (ОЗК) Сергей Поляков, топ-менеджер той же компании Роман Грибанов и гендиректор компании «Энергия-М» Юрий Петров. Всего, по версии СД МВД, в преступное сообщество входили десятки людей. Дела части из них выделены в отдельное производство, еще несколько обвиняемых уехали за рубеж и находятся в розыске.

Магомедовым вменяется создание организованного преступного сообщества (ч.1 ст. 210 УК), девять эпизодов особо крупного мошенничества (ч.4 ст. 159 УК), один эпизод растраты (ч.4 ст. 160 УК). Магомеду Магомедову дополнительно вменяется незаконный оборот оружия (ст. 222 УК) — у него дома нашли несколько пистолетов, в том числе золотых, и патроны.

В обвинительном заключении, которое прочли прокуроры Борис Непорожный и Александр Максименко, утверждается, что в 2010 году братья Магомедовы создали организованное преступное сообщество (ОПС) «для систематического совершения на территории России хищения денежных средств из федерального и региональных бюджетов, а также у коммерческих организаций». В качестве базы они использовали «подконтрольные им компании» из группы «Сумма», которые занимались строительством, инжинирингом, транспортом и сельским хозяйством. Похищенные деньги суммировались с доходами, полученными от легальной деятельности. Магомедовы «разработали многоходовый план» хищений, а их сообщество характеризовалось «сложной структурой, иерархическим построением», работало в условиях «конспирации и под прикрытием». ОПС Магомедовых, как считают в полиции и прокуратуре, состояло из множества обособленных подразделений.

Братья Магомедовы и часть менеджмента их компаний, вовлеченная в ОПС, похитили порядка 11 млрд руб. Среди эпизодов — хищения на строительстве стадионов «Арена Балтика» в Калининграде и «Газпром Арена» в Санкт-Петербурге, на реконструкции аэропорта «Храброво» в Калининграде, строительстве железной дороги на участке Кызыл-Курагино, федеральной трассы М-52 «Чуйский тракт», на поставках электротехнического оборудования для подстанции «Василеостровская» в Петербурге и Нерюнгринской ГРЭС, причинение ущерба ФСК при строительстве объекта «Призейская-Эльгауголь» и так далее.

Остальные обвиняемые, как и Магомедовы, не признали вину. Артур Максидов, которому вменяется один эпизод мошенничества, заявил, что все работы по контракту, связанному с созданием намывной территории на Крестовском острове в Санкт-Петербурге, были полностью выполнены.

«Следствие предоставило прокуратуре недостоверные сведения, и это легло в основу обвинения, — заявил Сергей Поляков, категорически отказавшись признавать вину. — Профиль моей деятельности как гендиректора компании с огромными оборотами никак не соответствовал деятельности члена ОПС. У меня профиль не преступника, а ответственного руководителя. Я в ОЗК пошел с большим понижением в доходах, потому что хотел поработать на страну».

Антон Грибанов указал, что его работа принесла ОЗК только выгоду, а Юрий Петров заверил, что не знал ни одной фамилии членов преступной группы, к которой его отнесло следствие, а познакомился с ними только в суде во время очередного продления ареста.