Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Москве за сутки от COVID-19 выздоровели свыше 6,5 тыс. человек Общество, 09:40 Диетологи назвали суточную норму употребления мандаринов Общество, 09:37 Новогодний чек-лист: как выбрать подарки и не сойти с ума РБК Стиль и Lego, 09:34 В Якутии один человек умер в машине в 50-градусный мороз Общество, 09:17 Желания детей не совпали с подарками от родителей на Новый год Общество, 09:01 Штаб Трампа потратил около $9 млн на пересмотр итогов выборов Политика, 08:38 Суды четырех штатов отклонили иск о признании победы Трампа на выборах Политика, 08:20 Как привлечь инвестиции в стартап РБК и Сбер500, 08:09 В Хабаровске прошла очередная акция в поддержку Фургала Политика, 08:07 Роспотребнадзор объяснил отличия повторного заражения COVID от рецидива Общество, 07:28 Ученые США назвали способ продлить жизнь на десять лет Общество, 07:00 Что такое цифровая ипотека: пять кейсов от реальных бизнесменов РБК и ВТБ, 07:00 В Красноярском крае неизвестный попытался поджечь отдел полиции Общество, 06:27 Bloomberg составил список «главных людей» 2020 года Общество, 06:18
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
«Дело 27 июля» ,  
0 

Суд вынес первый приговор по «делу 27 июля»

Иван Подкопаев и Данил Беглец, обвиняемые в применении насилия против сотрудников правоохранительных органов на акции протеста 27 июля, приговорены к трем и двум годам лишения свободы соответственно. Оба они признали вину
Иван Подкопаев
Иван Подкопаев (Фото: Михаил Воскресенский / РИА новости)

Дело о баллончике и балаклаве

Тверской суд Москвы приговорил участника акции протеста 27 июля 22-летнего Ивана Подкопаева к трем годам колонии общего режима по делу о применении насилия к представителям власти, передает корреспондент РБК. Судья Александр Меркулов признал смягчающими обстоятельствами положительные характеристики Подкопаева, его состояние здоровья и признание вины.

По версии следствия, Подкопаев пришел на митинг 27 июля в балаклаве и распылил «агрессивное химическое вещество в лица сотрудников полиции и военнослужащих Росгвардии». В материалах суда отмечается, что двое бойцов «получили химический ожог слизистой глаз и испытали физическую боль». «Несмотря на то что Подкопаев принял меры к сокрытию своего лица, следователи с помощью экспертов и оперативных сотрудников идентифицировали его и собрали неопровержимые и подтвержденные экспертным путем доказательства причастности Подкопаева к этому преступлению», — говорилось в сообщении СК.

Суд квалифицировал действия Подкопаева как неопасные для здоровья сотрудников правоохранительных органов.

Изначально Подкопаева обвиняли в участии в «массовых беспорядках» (ст. 212 УК), однако из окончательного обвинения эта статья пропала.

Ранее РБК сообщал, что Подкопаев признал вину: на предварительном слушании 26 августа он попросил суд рассмотреть его дело в особом порядке — без исследования доказательств.

«Дело 27 июля». Что важно знать
Общество
Фото:Андрей Любимов / РБК

Дело о запястье прапорщика

Также во вторник судья Анатолий Беляков приговорил к двум годам колонии еще одного участника акции 27 июля, признавшего вину — предпринимателя Данила Беглеца. По версии гособвинения, он пытался помешать полицейскому по фамилии Никитин задерживать «правонарушителя», схватил его за запястье и потянул руку, причинив прапорщику «физическую боль». Гособвинитель просила для него три года и два месяца колонии.

Адвокат Станислав Рыбчинский указывал, что Беглец принес извинения прапорщику Никитину и перевел на счет ГУ МВД по Москве 10 тыс. руб. в качестве компенсации морального ущерба. На предварительном заседании защита ходатайствовала о прекращении дела в связи с примирением сторон, однако полицейский мириться с Беглецом отказался. Адвокат связал это с «корпоративной зависимостью» Никитина или поступившими ему указаниями начальства.

Также Рыбчинский просил применить такую сравнительно новую меру, как освобождение обвиняемого от ответственности с выплатой судебного штрафа (с 2016 года ее можно назначить тем, кто впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести и загладил вину перед потерпевшим). Однако гособвинитель настояла, что это невозможно: объектом преступления Беглеца был, по ее мнению, не только лично прапорщик, но и «порядок управления», поэтому отвечать за свои действия Беглец должен и перед государством.

Суд допросил по характеристике личности Беглеца его партнера по бизнесу Евгения Аксютенко, который отозвался о нем как о «даже слишком добром» человеке, склонном «помогать людям, даже когда этого не надо делать». Мать Беглеца сказала суду, что «не видит жизни» без сына, извинилась за его действия и пообещала, что он «никогда больше никуда не пойдет».

Митинг в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму прошел в центре Москвы 27 июля. После акции протеста Следственный комитет возбудил уголовное дело о массовых беспорядках (ст. 212 УК), а также несколько дел о применении насилия к силовикам.

Что с остальными обвиняемыми

Во вторник столичные суды начали слушать также дела Кирилла Жукова и Евгения Коваленко, которые отказываются признавать вину. Коваленко, по версии следствия, бросил мусорную урну в сторону ОМОНовцев, а Жуков лишь потянул руку к лицу одного из росгвардейцев. Кроме того, 3 сентября прошло первое заседание по существу дела Константина Котова, которому вменяется статья о неоднократных нарушениях на митингах (ст. 212.1 УК).

3 сентября СК заявил о прекращении дела о массовых беспорядках (ст. 212 УК) в отношении пятерых обвиняемых: это Сергей Абаничев, Даниил Конон, Валерий Костенок, Владислав Барабанов и Дмитрий Васильев, они должны быть отпущены из-под ареста. Еще два человека — Егор Жуков и Сергей Фомин — остаются в статусе обвиняемых, однако СК попросил заменить им стражу на домашний арест.

Арестованными по обвинению в массовых беспорядках остаются Алексей Миняйло, Самариддин Раджабов и Айдар Губайдулин; еще двоим содержащимся под стражей участникам акции — Павлу Устинову и Никите Чирцову — вменяется насилие над полицейскими.

В связи с акциями протеста в Москве осужден по делу об экстремизме и блогер Владислав Синица: 3 сентября он получил пять лет колонии по делу о твите, где шла речь о расправах над детьми силовиков, который был написан после массовых задержаний в центре столицы.