Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Spotify назвал запуск сервиса в России самым успешным в своей истории Технологии и медиа, 17:50 Умный город: как управляют современным домом РБК и Mail.ru Cloud Solutions, 17:48 Reuters сообщил о приостановке испытаний российской вакцины от COVID-19 Общество, 17:46 Силуанов назвал условие для снятия масок и открытия экономики Экономика, 17:44 Турция осудила нападение на прихожан церкви в Ницце Политика, 17:43 Как выбор упаковки товаров влияет на систему переработки отходов Зеленая экономика, 17:40  Лукашенко поручил укрепить границу без превращения в железный занавес Политика, 17:39 Минюст включил АУЕ в список запрещенных экстремистских организаций Общество, 17:37 Суд наложил запрет на рекламу защищающих от COVID-19 амулетов Общество, 17:36 Индекс Адизеса: российский бизнес осторожно-оптимистичен Pro, 17:34 Главные российские спортсмены-блогеры после ухода Хабиба. Фоторепортаж Спорт, 17:34  Spotify назвал запуск в России самым успешным за всю историю компании Стиль, 17:32 Добровинского лишили статуса адвоката на два года Общество, 17:30 «Экономика вильнула»: главные заявления форума «Россия зовет» Экономика, 17:27 
Давосский форум — 2018 ,  
0 

Дворкович рассказал об исчезновении олигархов в России

В России не осталось олигархов. Такое заявление сделал вице-премьер России Аркадий Дворкович в интервью Bloomberg-TV во время форума в Давосе.

«Мы не думаем, что у нас есть олигархи. Это образ 1990-х годов», — сказал Дворкович. По его словам, их в России больше нет. «Сейчас у нас — хорошие, работающие бизнесмены, социально ответственные, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, ведя ответственный бизнес», — сказал он, отвечая на вопрос о самочувствии олигархов в связи с новыми санкциями.

Дворкович добавил, что санкции «делают жизнь сложнее, но не делают ее невозможной».

Ранее 24 января, во время сессии Давосского форума Strategic Outlook: Russia, Дворкович, отвечая на вопрос о санкциях по «списку Магнитского», заявил: «Мы беспокоимся не о санкциях, а о людях».