Лента новостей
Киев подготовил «Газпрому» альтернативный вариант контракта на транзит Бизнес, 17:42 МВД пообещало «жесткие меры» к сотрудникам за провокации с наркотиками Общество, 17:40 «Один из нас»: что говорили в мире футбола и Кремле о задержании Платини Спорт, 17:33 Как составить безупречный иск и склонить суд на свою сторону Pro, 17:30 В Петербурге рухнула крыша торгового павильона Общество, 17:23 Глава Мосгорсуда объяснила решение судьи по делу Голунова Общество, 17:22 Стали известны даты матчей первых 8 туров чемпионата России по футболу Спорт, 17:22 Росстат сообщил о росте цен на бензин в мае на 17,5% Бизнес, 17:10 Москалькова предложила убрать пищевой мак из списка наркотических веществ Общество, 17:08 Курс доллара впервые с апреля опустился ниже 64 руб. Финансы, 17:08 В Японии после землетрясения объявили угрозу цунами Общество, 17:06 Сына экс-хоккеиста СКА отпустили из-под стражи по делу об убийстве матери Общество, 17:06 Зеленский рассказал о сроках встречи в «нормандском формате» Политика, 17:02 Как тревеломания потребителей развивает сервисы для путешественников Партнерский материал, 17:02
Военная операция в Сирии ,  
0 
СМИ оценили маркетинговый эффект от операции в Сирии для российского ВПК
Сумма потенциальных экспортных контрактов на продажу военной техники может в ближайшие годы принести России $6–7 млрд, пишет «Ъ-Деньги». Интерес к российскому оружию возрос после его применения в Сирии, утверждает журнал
Многоцелевой тяжелый истребитель поколения 4+ Су-30 на аэродроме авиабазы «Хмеймим», февраль 2016 года (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

​Участие России в военной операции в Сирии привлекло повышенный интерес к ее вооружениям, пишет «Коммерсантъ-Деньги». Издание, ссылаясь на «приблизительные» экспертные подсчеты, пишет, что эффект от кампании против исламистов может привести к появлению контрактов на сумму около $6–7 млрд (420–490 млрд руб.), что превысит затраты на саму операцию.

«В Сирии мы убили сразу двух зайцев. С одной стороны, мы прод​емонстрировали боевые возможности техники, привлекли внимание заказчиков, с другой — прогнали более половины имеющегося летного состава в боевых условиях», — говорит источник журнала, имеющий отношение к военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами. По его словам, сейчас потенциальные покупатели «присматриваются» к оружию, которое либо состоит на вооружении Минобороны, либо уже было куплено другой страной.

По словам нескольких военных источников «Денег», после начала операции в Сирии в Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) поступило немало обращений из других стран. Чаще всего иностранные покупатели интересуются авиатехникой. Так, в декабре 2015 года из Алжира поступила заявка на 12 бомбардировщиков Су-32 (экспортная версия Су-34), узнало издание. Первая партия самолетов может обойтись Алжиру в $500–600 млн. Кроме того, не исключен опцион на закупку еще 6–12 бомбардировщиков.

Алжир также запросил один истребитель Су-35С для испытаний на полигоне Таманрассет. Собеседники «Денег» утверждают, что опробованный образец удовлетворил алжирскую сторону и в ближайшее время могут начаться предконтрактные переговоры о покупке не менее десяти таких самолетов. Их стоимость оценивается примерно в $850–900 млн. С Алжиром также заключено соглашение о поставке 40 боевых вертолетов Ми-28НЭ, этот контракт оценивается в $600–700 млн.

Фотогалерея 
Испытано войной: новейшее оружие России в Сирии

Истребителями Су-35 также заинтересовались Индонезия, Вьетнам и Пакистан. В случае с Джакартой и Ханоем речь идет о контрактах стоимостью свыше $1 млрд. Пакистан, вероятнее всего, приобретет меньшее количество машин. По словам собеседников «Денег», такая сделка оценивается примерно в $500 млн.

Журнал также пишет о возможной продаже другим странам вертолетов Ка-52 «Аллигатор», танка Т-90 и системы ПВО С-400, которой заинтересовались армия Саудовской Аравии и Индия. В этих случаях речь может идти о приобретении от четырех до шести дивизионов С-400 — такой контракт может принести $2–3 млрд в зависимости от числа установок.

В разговоре с «Деньгами» замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко признал всплеск интереса к российской продукции. При этом, по его словам, «пока в виде твердых контрактов это не проявилось».

Операция в Сирии может принести РФ до $7 млрд от продажи оружия
(Видео: Телеканал РБК)

В середине марта президент России Владимир Путин назвал операцию в Сирии «самой суровой, самой строгой» проверкой российского оружия. По его словам, вооружение «достойно прошло испытание, и не на учебных полигонах, а в реальных условиях, в бою». Тогда же президент указывал, что кампания потребовала и определенных затрат, но большую их часть составили ресурсы Минобороны. Так, 33 млрд рублей были заложены в бюджет ведомства на проведение учений и боевую подготовку и перенаправлены на обеспечение группировки в Сирии.​

В декабре глава государства указывал, что операция является «лучшим» учением для российских военных. «Лучшего учения трудно себе представить. Мы, в принципе, достаточно долго можем там тренироваться без существенного ущерба для нашего бюджета», — говорил Путин.

Фотогалерея 
Россия приступила к выводу авиации из Сирии

Как следует из последнего доклада Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), экспорт российского вооружения в Европу за последние пять лет вырос на 264%. В целом Россия сохранила за собой второе место в мире по продажам оружия.

О том, что спрос на российское вооружение на фоне операции России в Сирии вырос, в феврале говорил помощник президента России по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин. «Все видят, что мы там применяем, что у нас там летает, откуда летает. За кораблями с системами «Калибр» уже, можно сказать, очередь», — говорил Кожин, при этом отказываясь говорить, заключены ли какие-либо новые контракты.