Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
СМИ узнали о запросе убежища в Греции от 22 сторонников Гюлена Общество, 02:36 Цены на нефть WTI и Brent взлетели на фоне сокращения саудовской добычи Экономика, 02:22 МВД назвало число участников драки во время футбольного матча в Дагестане Спорт, 01:55 «Монако» Головина проиграл «Марселю» в матче с семью голами Спорт, 01:24 В Красноярске при пожаре в пятиэтажке погибли восемь человек Общество, 01:06 Спикер болгарского парламента попала в ДТП Общество, 00:42 Сергей Чемезов – РБК: «Закрыть полностью страну технически невозможно» Политика, 00:02 Чемезов опроверг существование «политбюро» ближнего круга Путина Политика, 00:02 На Украине после ЛГБТ-марша начались столкновения Общество, 15 сен, 23:58 В Дагестане матч юношеских футбольных команд завершился массовой дракой Спорт, 15 сен, 23:49 В Чечне при столкновении двух машин погибли шесть человек Общество, 15 сен, 23:26 С чего нельзя начинать составление бизнес-плана. Тест РБК и HUAWEI, 15 сен, 23:15 «Известия» узнали о самой высокооплачиваемой вакансии в России Общество, 15 сен, 23:09 В РПЦ усомнились в искренности повенчавшихся Собчак и Богомолова Общество, 15 сен, 22:51
Политика ,  
0 
Крым охладил желание россиян присоединить Абхазию и Южную Осетию
Присоединение к России Крыма не разбудило в россиянах жажды территориальной экспансии. Опрос «Левада-центра» показал, что хотя только половина граждан РФ считает Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, идея их присоединения к России с годами все менее популярна.
Вид из центра города Сухум на побережье (Фото: РИА Новости)

Перспективы присоединения Абхазии и Южной Осетии за эти годы стали менее близки россиянам. Не изменило этого положения и присоединение к России Крыма в марте 2014 года. Если в июле присоединения Абхазии хотели 30% россиян, то год спустя — только 25% (в случае Южной Осетии — 29 и 24%). До войны 2008 года с Грузией, завершившейся признанием Москвой суверенитета Цхинвала и Сухума, россияне чаще говорили, что хотели бы присоединения Абхазии и Южной Осетии к России — так отвечали 30-40% опрошенных. После 2008 года постепенно начала расти доля тех, кто предпочел бы, чтобы республики оставались независимыми.

В июле 2014 года 52% опрошенных заявили, что Абхазия должна быть независимой, в отношении Южной Осетии такой ответ дал 51% респондентов, говорится в исследовании «Левада-центра», проведенном 18-21 июля среди 1600 респондентов (статистическая погрешность — не более 3,4%).

Не присоединяют, потому что забыли

«Если присоединение Крыма и нынешняя воинствующая мобилизация по поводу происходящего в Донбассе происходила через код «наших бьют», то абхазы и осетины в общем признаются как «не наши», — объясняет РБК эксперт «Левада-центра» Наталья Зоркая. Она отмечает «эффект забывания» российского общества, указывая, что желание присоединить территории было тем больше, чем активнее развивался затянувшийся на правление Михаила Саакашвили российско-грузинский конфликт.

Президент Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Юлия Якушева связывает сокращение числа россиян, желающих видеть Южную Осетию и Абхазию в составе России, со смещением фокуса общественного внимания на проблемы Крыма. «Сейчас резко сократилось присутствие Абхазии и Южной Осетии в информационном поле, а имеющиеся сообщения носят в основном негативную коннотацию», — заявила она РБК. Эксперт отмечает, что исследование «Левада-центра» показало: большинство россиян не осведомлены о положении республик, что могло сказаться на их отношении к вопросу об их присоединении.

За шесть лет существования Абхазии и Южной Осетии как частично признанных государств (помимо России их считают суверенными Венесуэла, Никарагуа и Науру) так и не определились со статусом обеих республик. Каждый десятый россиянин считает, что обе республики входят в состав Грузии, каждый пятый называет их российской территорией.

Только 58% опрошенных назвали независимым государством Абхазию и 55% — Осетию. По сравнению с 2008 годом этот показатель практически не изменился, а в 2010-2013 годах, напротив, доля считающих бывшие грузинские автономии суверенными падала ниже 50%.

До августовской войны 2008 года с Грузией и последующего признания независимости Сухума и Цхинвала президентом Дмитрием Медведевым россияне были еще больше склонны отказывать обеим республикам в государственности. В 2004 и 2006 годах «Абхазия — это часть России» было самым популярным ответом о статусе территории, его давала почти треть опрошенных (32 и 31% соответственно). Южную Осетию считал в 2004 году российской почти каждый второй (46%, в 2006 году — 36%).

Равнодушие после победы

Само признание Москвой россияне оценивают со скепсисом, но без негатива. Если в сентябре 2008 года только 28% считали, что демарш Медведева не принес двум республикам ни пользы, ни вреда, то к июлю 2014 года их доля выросла до 54%. Считающих, что признание пошло Сухуму и Цхинвалу во вред, стало меньше наполовину (10 вместо 15%).

Такое же ровное отношение жители России продемонстрировали, когда их спрашивали о состоянии отношений между Москвой и столицами признанных ею республик. Только 14% посчитали, что между Россией и Абхазией установились дружественные отношения, 22% посчитали их «хорошими, добрососедскими», а 43% назвали их «нормальными, спокойными». Прохладцу в отношениях между Москвой и Сухумом ощущают только 7% опрошенных, а напряженность — 2%.

«За этими цифрами стоит равнодушие россиян, они носят декларативный характер», — говорит Зоркая, определяя независимые Абхазию и Южную Осетию в глазах россиян «победой, которую лучше бы держать отдельно».

У россиян растет ощущение того, что Абхазия не столько сближается с Россией, сколько выстраивает отношения со всеми своими соседями без особых приоритетов. Первый вариант на вопрос о том, в каком направлении движется Абхазия, выбрал 31% опрошенных (40% в 2013 году). Число увидевших в Сухуме многовекторную политику выросло с 18 до 32%.

Россияне готовы и дальше финансово помогать обеим республикам, свидетельствует опрос, но опять же без энтузиазма. Определенно правильной посчитали помощь России только 8% опрошенных (14% в 2013 году), не так решительно поддержали официальную политику 43%. Доля ответивших «скорее или определенно нет» — 32% (26% в 2013 году).

По данным главы Минфина Абхазии Владимира Делбы, в 2009-2013 годах российские бюджетные инвестиции в Абхазию составили 11 млрд руб., а бюджет 2014 года (5,16 млрд руб. в доходной части) почти на 40% формировался за счет российских средств (1,94 млрд руб.). В бюджете Южной Осетии на 2013 год были заложены доходы в 4,7 млрд руб. с учетом российской помощи на 4,2 млрд.

Александр Артемьев, Жанна Ульянова