Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курды обвинили Турцию в срыве перемирия в Сирии Политика, 14:07 СК проверит вынужденную посадку лайнера Nordwind из-за пьяного пассажира Общество, 14:05 Эрдоган назвал дезинформацией сообщения о срыве перемирия в Сирии Политика, 14:03 Болельщики «Спартака» попросили Федуна назвать условия передачи клуба Спорт, 13:58 Лукашенко заявил о просьбе к Клинтону возглавить союз России и Белоруссии Политика, 13:52 История большого провала: как трейдер разорил банк английской королевы Quote, 13:51 Ученый предупредил о риске облучиться при полете в США Общество, 13:50 Россия заявила о новых доказательствах принадлежности арктического шельфа Политика, 13:49 На Украине прапорщиков и мичманов заменили мастер-сержантами Общество, 13:45 Как открыть агентство недвижимости с оборотом 1 млрд руб. в месяц РБК Стиль и Henderson, 13:44 Стеклянный дом: почему руководителю компании пора перестать прятаться Pro, 13:36 Набиуллина оценила потери банков от отрицательных ставок в евро Финансы, 13:36 Напавший на дом Бельянинова заявил о передаче похищенного «вору в законе» Общество, 13:30 Российский МИД осудил операцию косовского спецназа Политика, 13:28
Политика ,  
0 
Возбужденное по инициативе Ольги Егоровой дело забрали у московских судей
Досудебный контроль за делом «судебных переводчиков» будут осуществлять суды Калуги, а не Москвы. Верховный суд усомнился в непредвзятости московских судей в деле, инициированном председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой
Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова (Фото: «РИА Новости»)

​В понедельник уголовная коллегия Верховного суда удовлетворила жалобы трех фигурантов «дела судебных переводчиков», просивших изменить его подсудность — передать досудебный контроль за ним из московских судов в иногородние. Обвиняемые — менеджер бюро переводов «Рабинок-К» Татьяна Проскун и два бывших заместителя начальника управления судебного департамента Игорь Кудрявцев и Любовь Лопатина — настаивали на том, чтобы жалобы стороны защиты и ходатайства следствия о продлении ареста рассматривал не Басманный суд Москвы, а суды других регионов страны. ВС с таким требованием согласился и передал досудебный контроль в соседнюю область — в суды города Калуги.

Обвиняла и требовала уволить

Трое обвиняемых на заседании суда присутствовали по видео-конференц-связи. В суде, мотивируя просьбу забрать контроль у московских служителей Фемиды, они рассказывали о плохих отношениях с председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой. Они отмечали, что дело инициировано после проверки департамента по инициативе Егоровой и теперь они сомневаются в объективности столичных судов.

«Заявителем в нашем деле является Ольга Егорова. Я не доверяю ни первой, ни апелляционной, ни кассационной инстанциям [в Москве]», — выступала Лопатина.

Также она рассказывала, что во время работы в судебном департаменте регулярно контактировала с судьями по вопросам заработной платы, оплаты лечения или отправления судей на курорты. Лопатина настаивала, что ни с кем из судей она не конфликтовала, но сейчас нельзя исключать человеческий фактор.

С более жесткой позицией выступил Кудрявцев. Он заявил, что с Егоровой у него плохие отношения и председатель городского суда публично обвиняла его в хищениях и требовала уволить. Кудрявцев рассказывал, что во время торжественного открытия третьего корпуса Мосгорсуда Егорова якобы публично сказала, что он «скоро сядет вместе со всеми остальными».

«Все документы на оплату переводчиков подписывали судьи, поэтому ждать объективности от судей и их друзей не приходится», — сетовал Кудрявцев.

«Мы не считаем необходимым комментировать высказывания Кудрявцева и не считаем возможным комментировать решение Верховного суда», — сообщила РБК пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова.

За две недели до этого, 3 июля, Верховный суд удовлетворил аналогичную жалобу с теми же аргументами главного фигуранта дела — бывшего руководителя управления Вячеслава Липезина, также передав досудебный надзор в Калугу.

Письмо Егоровой

Уголовное дело в отношении Липезина и его коллег было возбуждено после того, как председатель Егорова выявила несоответствие в расходах на услуги судебных переводчиков и направила письма в Верховный суд и Следственный комитет России с просьбой провести проверки.

Егорова указывала, что столичное управление департамента в 2014 году выплатило переводчикам в районных и мировых судах Москвы 322 млн руб. Но из отчетных документов судов следует, что на деле на переводчиков было потрачено всего 7,3 млн руб. — почти в 44 раза меньше той суммы, которая заявлена управлением, подчеркивала председатель суда.​

До своего задержания Липезин комментировал ситуацию РБК и заявлял, что не считает себя виновным, а все средства управление перечисляло на основании судебных постановлений, заверенных печатями.

В конце марта Басманный суд столицы выдал санкцию на арест Липезина. По версии следствия, он вместе с другими фигурантами дела фальсифицировал решения судов, на основании которых списывались средства.

В дальнейшем, следует из решения ВС, не московские, а калужские судьи будут разрешать все процессуальные вопросы не только заявителей, но любых других фигурантов этого дела, если такие появятся.

Источник в юридическом сообществе отмечает, что с председателем Калужского областного суда Дмитрием Красновым Липезин знаком и сотрудничал по работе. Краснов возглавляет совет судей России, деятельность которого обеспечивало как раз управление судебного департамента по Москве.

«Это решение суда — тактическая победа защиты обвиняемых», — уверен адвокат Алексей Михальчик. По мнению защитника, Верховный суд, передавая досудебный контроль за делом в Калугу, должен был проверить информацию о знакомстве главного фигуранта с председателем Калужского областного суда.

«По закону суды у нас самостоятельны и не должны никому подчиняться», — отмечает Михальчик. Но, по его мнению, и председатель Мосгорсуда имеет большой авторитет среди судей.

На практике такое изменение подсудности происходит в единичных случаях, отмечает адвокат.