Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Шойгу назвал причину выхода Вашингтона из ДРСМД Политика, 06:15 Россияне назвали необходимые политикам качества киногероев Политика, 05:57 В Бурятии пропавшего накануне шестилетнего мальчика нашли в подъезде Общество, 05:51 Власти Чили из-за протестов ввели чрезвычайное положение в двух городах Общество, 05:23 СМИ узнали о «нештатной ситуации» на учениях под руководством Путина Политика, 05:11 Путин напомнил о реакции России на эпидемию лихорадки Эбола в Африке Политика, 04:53 Каждый четвертый россиянин назвал себя «жертвой перестройки» Общество, 04:25 Премьер Северной Македонии объявил о проведении досрочных выборов Политика, 04:22 Кадыров пообещал боевикам из Сирии места «в театре или на кладбище» Политика, 03:57 Усатый заявил о победе на выборах мэра молдавского города Бельцы Политика, 03:55 В подвале ресторана в центре Москвы произошел пожар Общество, 03:22 CNN сравнил действия Трампа в Сирии с игрой в «русскую рулетку» Политика, 03:12 Британские СМИ назвали Путина влиятельным политиком на Ближнем Востоке Политика, 02:38 Эксперты назвали регионы с самым доступным газом для населения Экономика, 02:19
Политика ,  
0 
В Судебном департаменте начались проверки после жалобы Ольги Егоровой
В управлении Судебного департамента по Москве начались проверки в связи с подозрениями о растрате 300 млн руб. Начальник департамента Вячеслав Липезин отрицает все обвинения, но готовится уйти в отставку
Фото: Lori

В управлении Судебного департамента по Москве начались проверки после письма председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, которая заподозрила ведомство в растрате более 300 млн руб. на услуги переводчиков.

Как рассказал РБК директор Судебного департамента Александр Гусев, начальник столичного управления Вячеслав Липезин отстранен от работы, а в его подразделении проходит сверка документов. До ее окончания рано выдвигать обвинения, говорит он.

По данным РБК, в конце февраля Егорова направила три письма: в Верховный суд, Судебный департамент при Верховном суде и Следственный комитет России, где сообщала, что сумма в 322 млн руб., которые департамент в минувшем году перечислил за услуги переводчиков в московских судах, могла быть завышена в 44 раза. На самом деле суды потратили на переводчиков всего 7,3 млн руб., считает она.

Трудности перевода

Сам Липезин сообщил РБК, что намерен подать в отставку после 17 лет работы в департаменте, хотя и не не считает себя в чем-либо виноватым. По его словам, ежегодно услуги переводчиков в мировых и районных судах Москвы обходились департаменту в сотни миллионов рублей. Так, в 2012 году на них было перечислено 256 млн руб., в 2013-м – 253 млн руб. В 2014 году эта сумма резко выросла на 30%.

«Это при том, что число дел, в которых участвовали переводчики, увеличилось всего на 7%», – отмечает Липезин. Поэтому он решил поднять вопрос об увеличении расходов на переводчиков на Совете судей Москвы 3 февраля, на котором и обратил внимание, что необходимо экономно подходить к бюджету. Липезин рассказал, что услуги переводчика оплачиваются из бюджета департамента на основании постановления судьи. В постановлении же должно быть указано, в каком деле участвовал переводчик, какой перевод осуществлял, устный или письменный, а также стоимость его услуг.

«Этот документ скреплен печатью судьи, и я не вправе проверять его обоснованность, это может сделать только вышестоящий суд», – отмечает начальник департамента.

По словам Липезина, за прошлый год в управление поступило 34 тыс. таких постановлений, на основании которых и было перечислено 322,8 млн руб. Он уверяет, что управление департамента действовало исключительно в рамках закона и выполняло платежные поручения судей.

Всего же, по его сведениям, суды рассмотрели около 68 тыс. уголовных и административных дел с участием иностранных граждан. «Иногда переводчики нужны и российским гражданам, не все свободно владеют русским языком», – отмечает собеседник агентства.

Сомнительная подлинность

История с письмами Егоровой во вторник РБК прокомментировали и в Мосгорсуде. Его пресс-секретарь Ульяна Солопова подтвердила, что Егорова направляла обращения в три инстанции, после того как сверка документов выявила несоответствие заявленных и истинных трат.

«Мы полагаем, что та информация, которую сообщает сейчас Судебный департамент, – это единственный способ защиты. По нашим данным, управление осуществляло свою деятельность на основании тех постановлений, которые поступали им от фирмы-переводчика, вместо того чтобы принимать их от судов. Эти постановления вызывают сомнение в подлинности», – отмечает Солопова.

По закону переводчик участвует в судебных заседаниях, когда человек плохо говорит и понимает по-русски или не знает язык совсем. Он осуществляет перевод того, что происходит в процессе, а также переводит процессуальные документы, в том числе постановления и приговоры.

Судебный департамент нанимает лингвистов через переводческие компании, они же координируют работу переводчиков и направляют их на заседания по запросам судей. Как сообщили РБК в Судебном департаменте при Верховном суде, час устного перевода в зависимости от сложности языка оплачивается по тарифу от 165 до 200 руб., а одна страница сложного перевода стоит 400 руб.