Лента новостей
Суд в Москве продлил арест обвиняемому в шпионаже американцу Уилану Общество, 15:17 Время просыпаться: как нормализовать сон РБК и Philips, 15:15 МИД нашел украинский след в поставках США оружия противникам Мадуро Политика, 15:04 «Аэрофлот» отменил и перенес рейсы из-за прогноза погоды в Москве Общество, 15:02 Привезенного в гробу к зданию правительства в Самаре мужчину похоронили Общество, 14:57 Гендиректором «Монако» Рыболовлева стал бывший топ-менеджер «Уралкалия» Бизнес, 14:52 В московском метро безбилетник ранил ножом контролера Общество, 14:50 По Хибинам на машине: по шоссе, гравийке и проселкам без опасности РБК и Haval​, 14:47 Дюков допустил привлечение «Газпром нефти» в качестве спонсора РФС Бизнес, 14:45 Как разные жанры музыки влияют на мозг человека Спецпроект РБК PINK, 14:45 В Эквадоре произошло два землетрясения Общество, 14:33 МИД обвинил в нарушении закона автора статьи о Москве в The Times Политика, 14:30 Лукашенко пригрозил совместным с Россией ответом на ракеты США в Европе Политика, 14:22 Биржа Upbit готовится прекратить торговлю четырьмя токенами Крипто, 14:17
Политика ,  
0 
Эксперты Кудрина заявили о снижении числа протестов из-за роста экономики
Во второй половине 2017 года уровень рисков и число протестов в России снизились по сравнению с предыдущим полугодием, отмечают эксперты Комитета гражданских инициатив. Это связано с благоприятной экономической динамикой
Фото: Антон Сергиенко / РБК

Экономические риски

Количество экономических и политических рисков и протестов в России в конце 2017 года уменьшилось по сравнению с первым полугодием прошлого года. Причина — относительно благоприятная экономическая динамика в стране. Об этом говорится в докладе «Мониторинг самочувствия регионов: три года в строю» Комитета гражданских инициатив (КГИ), созданного председателем Счетной палаты Алексеем Кудриным. Авторами стали эксперты комитета Александр Кынев, Николай Петров и Алексей Титков.

Авторы отслеживали уровень рисков и протестной активности в регионах в течение трех лет — с 2015 года. Они разделили риски на три группы: политические, экономические и протестные. Снижение экономических рисков, убеждены эксперты, связано с перераспределением доходов между регионами, поддержкой занятости на крупных предприятиях и социальной помощи наименее обеспеченным группам населения. Сыграла свою роль и президентская кампания, из-за которой региональные власти старались не допускать решений, которые вызвали бы недовольство.

В список регионов с наибольшими рисками попали Костромская область, Хакасия и некоторые другие субъекты, говорится в исследовании. Но и там риски были относительно высокими, хотя и не критически большими. В первом полугодии 2017 года регионов с высокими рисками было в два раза больше. В эту категорию попали Дагестан, Чувашия, Алтайский край, Кемеровская, Кировская, Курганская, Омская, Ростовская, Самарская, Тверская и Челябинская области, а также Москва.

При этом спад экономических рисков сам по себе не гарантирует отсутствия протестов. Как отмечают эксперты, гораздо более громкими поводами для протестных акций являются социальные проблемы, к примеру, свалки в Волоколамске и трагедия с ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово.

Риски протестов

К категории протестов авторы доклада отнесли все выступления, связанные с выборами, коррупцией, внешней политикой, экономическими и социальными факторами — «любую публичную активность», рассказал РБК соавтор доклада Титков. Число таких выступлений с 2015 года росло от года к году за счет локальных протестов, не связанных с политикой.

Однако во втором полугодии прошлого года количество протестов пошло на спад. Это эксперты объяснили спадом протестной антикоррупционной кампании, в том числе акций Алексея Навального, которые прошли в марте и июне 2017 года. Также снизилась протестная активность в Сибири, на Дальнем Востоке и на Северо-Западе, отмечается в докладе. Снижение числа протестов в этих регионах Титков объяснил «волнообразностью» протестов. «Они просто выдохлись на время», — считает эксперт.

Но нынешнее снижение числа протестов не означает, что оно и дальше будет сокращаться, говорится в докладе. Долгосрочные причины, с которыми связаны протесты, — проблемы сохранения городской среды, социальных гарантий, прав мелких предпринимателей и так далее — «сохраняются и в будущем должны проявить себя».

Руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов рассказал РБК, что не наблюдает снижения протестов, так как «дыр в экономике до сих пор очень много и плохо работают государственные институты». В частности, во втором полугодии 2017-го и в 2018 году снижения социального протеста не было, отметил он. «Можно сказать, что пошли на спад некоторые темы, но вместо них вышли на повестку другие, — добавил эксперт. — Если в 2017 году активны были дольщики например, то теперь их слышно мало, зато много было экологической протестности».

Политические риски

Политические риски в докладе КГИ оцениваются по нескольким факторам: состоянию политических институтов, административной устойчивости и самостоятельности местного самоуправления. Авторы отметили, что оценки этих факторов в большинстве регионов заметно снижаются, но из-за низкой конфликтности местных элит и отсутствия конкуренции это может быть не очень заметно. В пример в докладе приводят Кемеровскую область, где социальные и экономические проблемы компенсировались исключительно высоким авторитетом экс-главы региона Амана Тулеева.

В некоторых регионах тем не менее во второй половине 2017 года ситуация улучшилась. Например, после замены губернаторов снизились уровни внутриэлитных конфликтов в Марий Эл, Пермском и Приморском краях, Самарской области. Усиление конфликтности отмечено в Хакасии, Кемеровской и Московской областях, Москве и Санкт-Петербурге.

По мнению Миронова, в последнее время политический протест стал слабее из-за падения интереса к акциям Навального. «Но в остальном он остался на прежнем, чисто региональном уровне, и его градус с 2015 года не менялся», — прокомментировал политолог.

Политолог Кирилл Петров согласился с тем, что в целом власти научились справляться с теми типами рисков, которые были актуальны в 2015 году. "Политический протест грамотно купируется, отсюда и вывод о снижении рисков, - пояснил он. - Однако появились новые типы риска - в первую очередь связанные с экологическими протестами". На такие риски благополучная динамика экономики не влияет, считает эксперт.

Весной в докладе «Минченко консалтинг» эксперты предсказали отсутствие крупных политических протестов в 2018–2019 годах, зато, пообещали они, вырастут риски выступлений из-за экологических проблем, платных дорог, парковок и обмана дольщиков.

В прошлом докладе о региональной напряженности эксперты КГИ также сообщали, что улучшение экономической динамики стабилизирует риски в регионах. Отмечалось, что состояние региональных политических институтов остается стабильно низким, а уровень политической конкуренции снижается. Число протестов в первой половине 2017 года было рекордно большим. Тогда в список регионов с повышенной напряженностью, помимо традиционно протестных крупных городов типа Москвы и Петербурга, попали и
более «тихие», небольшие территории  - Чувашия, Кировская и Курганская области.