Лента новостей
Крушение вертолета с россиянами в Греции попало на видео Общество, 16:40 Ресторан «Армения» закрыл соцсети после иска из-за акции 27 июля Общество, 16:37 Фитнес с пользой для красоты: лучшие упражнения для кожи и тела Pink, 16:34 Белоруссия заинтересовалась Российской промышленной зоной в Египте​ Пресс-релиз, 16:33 Германия назвала условие воссоздания G8 с участием России Политика, 16:25 СМИ узнали об интересе московского «Динамо» к вратарю сборной Швеции Спорт, 16:22 Полиция сообщила о минировании одной из высоток «Москва-Сити» Общество, 16:20 Там бодрый персонал на вес золота: специфика найма кадров за рубежом Pro, 16:11 В аэропорту Пулково произошла массовая задержка рейсов Общество, 16:09 Решение на миллиард: блокчейн повысит прибыль аэрокосмической отрасли Pro, 15:59 Суд отказался снять Шипулина с выборов по иску «Справедливой России» Политика, 15:50 Прощание с актрисой Назаровой пройдет в театре имени Ермоловой Общество, 15:43 Власти ФРГ обвинили россиянина в незаконном вывозе военных материалов Общество, 15:38 «Роснефть» перевела новые экспортные контракты из долларов в евро Бизнес, 15:31
Политика ,  
0 
ЕСПЧ признал дискриминационным российский закон о гей-пропаганде
ЕСПЧ удовлетворил жалобу российских гей-активистов и признал, что российский закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних является дискриминационным и нарушает право на свободу самовыражения
Судьи Европейского суда по правам человека (Фото: Vincent Kessler / Reuters)

Рассмотрев жалобу активистов ЛГБТ-движения Николая Баева, Алексея Киселева и Николая Алексеева, Европейский суд по правам человека решил, что российский закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних нарушает право на свободу самовыражения и содержит дискриминацию. Все трое обратившихся в ЕСПЧ с 2009 по 2012 год привлекались в России к ответственности за пропаганду нетрадиционных отношений.

Суд признал, что российский закон нарушает ст.10 Европейской конвенции о правах человека. Она гласит, что «каждый имеет право свободно выражать свое мнение, это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ».

В решении также говорится, что в связи с нарушением ст.10 имеет место также нарушение ст.14 конвенции. Статья называется «О запрещении дискриминации». «Пользование правами и свободами, признанными в настоящей конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам», — говорится в ней.

Против этого решения проголосовал только судья от России в ЕСПЧ Дмитрий Дедов, который выступил с отдельным, особым мнением. В нем он отстаивал положение, что суд «серьезно не учитывал того факта, что частная жизнь детей важнее свободы самовыражения».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что решение ЕСПЧ будет рассмотрено после того, как Кремль ознакомится с полной формулировкой вердикта, сообщает «Интерфакс».

Член Совета по правам человека (СПЧ) Илья Шаблинский заявил РБК, что решение ЕСПЧ создает предпосылки для дальнейшей подачи исков против России, однако повлиять на изменение российского законодательства не сможет. «Это решение ЕСПЧ требует реакции российских судов — скорректировать свою позицию [по отношению к делам о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений], учесть мнение Европейского суда. Но российского законодателя это решение, увы, не обязывает менять КоАП, а жаль», — сказал он. По мнению Шаблинского, ст.6.21. КоАП («Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних») «ничего не решает, а дает лишь поводы к привлечению к административной ответственности». «Принятие этой нормы носило политический характер, чтобы показать некий курс на защиту традиционных ценностей. Политическим должно быть и решение о ее отмене», — добавил член СПЧ.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Дмитрий Матвеев пояснил РБК, что граждане России, которые в дальнейшем будут привлекаться по ст.6.21. КоАП, могут ссылаться на решение ЕСПЧ. «Сказать, что теперь российские судьи должны выносить другие решения, нельзя. Но то, что они эту позицию ЕСПЧ должны учитывать, это точно. А решения будут выносить исходя из конкретных обстоятельств», — пояснил он. Если решение в российском суде «будет вынесено против них, то они могут точно так же обратиться в ЕСПЧ», добавил юрист.

В сентябре 2014 года российский Конституционный суд признал законной статью КоАП «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Суд пришел к выводу, что статья не содержит дискриминационных положений. В решении говорилось, что запрет на гей-пропаганду среди несовершеннолетних направлен «на защиту таких конституционно значимых ценностей, как семья и детство», а также на защиту здоровья и духовно-нравственного развития детей.​

При этом в КС отметили, что закон считает противоправными только публичные действия, целью которых является распространение информации, навязывающей и популяризирующей среди несовершеннолетних нетрадиционные сексуальные отношения, расширительного понимания установленный запрет не допускает.

Заявителями по делу о дискриминационности статьи о ЛГБТ пропаганде выступили основатель движения Московского гей-прайда Николай Алексеев, а также гей-активисты Ярослав Евтушенко и Дмитрий Исаков. Они потребовали признать ст.6.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях (пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений) противоречащей целому ряду положений Конституции России, в частности гарантирующим право на свободу мысли и слова, а также право не подвергаться дискриминации.

Закон о запрете пропаганды гомосексуализма был принят в 2013 году. Пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений закон называет распространение информации, направленной на формирование у детей нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности таких отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных отношений, а также навязывание информации, вызывающей интерес к подобным отношениям.