Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Гимнастка Байлз из США отказалась от участия в двух упражнениях на Играх Спорт, 06:11 Минтранс спрогнозировал спад смертности в ДТП после запуска беспилотников Общество, 06:02 Джезва, пуровер или кофемашина: как готовить кофе дома РБК и Siemens, 05:50 Пловец из США Дрессел с мировым рекордом взял золото на 100 м баттерфляем Спорт, 05:45 В «Векторе» оценили риски вытеснения штамма «дельта» вариантом «лямбда» Общество, 05:19 Эксперты выявили новую схему обмана с фальшивыми справками о вакцинации Общество, 05:18 Космонавт МКС сообщил о вылетевшем из модуля «Наука» болте Технологии и медиа, 04:45 СМИ узнали о приговоре задержанному в Монако российскому банкиру Общество, 04:21 Байден заявил о надежде на переговоры по стратегической безопасности Политика, 04:03 В Аргентине оценили безопасность комбинации «Спутника V» и других вакцин Общество, 03:21 Власти США отказали Blue Origin в пересмотре контракта NASA со SpaceX Бизнес, 03:07 Как изменить финансовое поведение и защитить свои накопления РБК и Сбер, 02:21 Байден предупредил Кубу о новых санкциях Политика, 02:16 В Новой Москве утонул годовалый ребенок Общество, 01:43
Политика ,  
0 

Путин наложил вето на закон об ответственности СМИ за фейки

Федеральное собрание одобрило закон о введении для журналистов ответственности за цитирование других СМИ, чье руководство не может быть установлено. Однако Владимир Путин отправил закон на повторное рассмотрение
Владимир Путин
Владимир Путин (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Президент России Владимир Путин наложил вето на принятый Госдумой и ободренный Советом Федерации закон об ответственности СМИ за распространение фейковых сообщений. Законопроект был возвращен в Госдуму 15 июня для повторного рассмотрения, свидетельствуют данные Системы обеспечения законодательной деятельности.

На следующий день Совет Думы направил текст заключения в профильный комитет — по информационной политике, информационным технологиям и связи.

Законопроект был внесен в Госдуму в июне прошлого года. Его авторами выступили депутаты от «Единой России» Сергей Боярский и Евгений Ревенко. В мае этого года он прошел третье чтение, после чего был направлен на рассмотрение в Совет Федерации, который одобрил его 2 июня.

Роскомнадзор передал МВД материалы о фейках СМИ-иноагентов о Конституции
Политика
Вадим Субботин

Согласно действующему законодательству, редакция, главный редактор и журналист не несут ответственности за распространение ложных, противоправных или порочащих сведений, если они являются «дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, <...> которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение».

В поправках в закон о СМИ, которые отклонил президент, говорилось, что для освобождения от ответственности недостаточно прямой ссылки на сообщение другого СМИ, а необходимо, чтобы главный редактор цитируемого СМИ «мог быть установлен и привлечен к ответственности», в противном случае, согласно поправкам, нести ответственность будет цитирующее СМИ.

Какие претензии есть к законопроекту

У президента «появились вопросы к некоторым частям этого закона, в частности к тем, где идет речь об освобождении от ответственности, поэтому он посчитал нужным вернуть этот закон на доработку», объяснил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Законопроект с самого начала вызвал сильную критику со стороны юристов и журналистов. Предложенные поправки бессмысленны, заявлял, в частности, один из авторов закона «О СМИ» Михаил Федотов. Он напоминал, что у каждого зарегистрированного СМИ есть главный редактор, а интернет-ресурсы без регистрации и так не являются СМИ. Главный редактор не может быть привлечен к ответственности по законодательству о СМИ вообще: он может быть привлечен по КоАП, по УК, по ГК, но не по закону «О СМИ». Вступление поправок в силу, скорее всего, привело бы к многократному увеличению числа ответчиков по ст. 152 ГК (защита чести, достоинства и деловой репутации), предупреждал Федотов.

«Откровенно странной и вредной идеей» называл поправки старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин. По его словам, они фактически вводили в законодательство принцип коллективной ответственности. Задача и обязанность государства — устанавливать и привлекать к ответственности возможных правонарушителей, а если государство это сделать по каким-то причинам не в состоянии, то это вопросы прежде всего к правоприменителям и их эффективности, но никак не повод для законодателей возлагать ответственность на неограниченный круг лиц, в данном случае журналистов, уверен Добрынин.

Директор и ведущий юрист «Центра защиты прав СМИ» (признан иноагентом) Галина Арапова называла законопроект дополнительным инструментом давления на журналистов. В законе «О СМИ» изначально была верная логика: к ответственности привлекается первоначальное СМИ, чей текст воспроизводится. И это логично, ведь журналист, работая с фактами, источниками, должен проверять достоверность. Редакция несет ответственность за текст, который она публикует, объясняла Арапова.

Что будет с законом дальше

Депутат Госдумы и один из авторов инициативы Евгений Ревенко сообщил РБК, что наложение вето — «стандартная процедура»: «Очевидно, возникли некие дополнительные соображения, с которыми нам предстоит ознакомиться. С их учетом законопроект будет доработан, но уже в рамках нового, VIII созыва Государственной думы».

РБК обратился за комментарием к председателю комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александру Хинштейну.

Действующее законодательство в ситуации вето предусматривает несколько вариантов действий. Отклоненный президентом закон может быть еще раз рассмотрен парламентом и принят, несмотря на позицию президента. Для этого потребуется квалифицированное большинство голосов — «за» должны проголосовать более 2/3 депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации.

Но наиболее вероятный вариант — доработка закона. Правки должны устранить недостатки, которые приведены в обосновании вето. В этом случае по предложению либо с предварительного согласия президента создается специальная комиссия для выработки согласованного текста закона.

Третий вариант, предусмотренный законодательством, — согласие Думы с решением президента и снятие законопроекта с дальнейшего рассмотрения.

Использование президентом права вето можно трактовать как напоминание, что последнее слово именно за ним, сказал РБК глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. «В чем-то это может быть способ развязать руки — впереди избирательная кампания, и фейки будут использовать самые разные медиа, в том числе провластные, и, быть может, не всегда нужно их ограничивать», — отметил он. Виноградов добавил, что тема борьбы с фейками «перегрета» и не приносит бонусов власти, однако публично признать это она не готова.

Как Владимир Путин использовал свое право вето

В последний раз Владимир Путин наложил вето на закон в 2016 году. Тогда президент отклонил одобренный Госдумой и Советом Федерации законпроект о создании федеральной и региональных информационных систем «Контингент обучающихся», который предполагал создание единой базы данных детских садов, школ, колледжей и центров творчества. В базе должна была содержаться информация о рождении, месте регистрации, гражданстве, СНИЛС, что, по мнению законодателей, упростило бы процесс подачи документов для родителей. Президент посчитал, что в законе должен быть проработан перечень конкретных сведений, содержащихся в таких системах, а также определены лица, которые смогут иметь доступ к таким данным, и их ответственность.

Путин также отклонял законопроект в 2012 году. Тогда президента не устроило отсутствие конкретики в федеральном законе «О внесении изменений в ФЗ «Об инновационном центре «Сколково». Так, по мнению президента, в поправках не были прописаны критерии и показатели для оценки эффективности.

«Вето президента, особенно президента Путина, — вещь нестандартная и нетипичная, и его можно квалифицировать как событие в правовой и политической сфере», — отметила юрист-конституционалист, кандидат юридических наук Ольга Кряжкова. С тем, что процедура наложения вето «крайне редкая», согласен председатель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев. Он добавил, что каждый законопроект в ходе внесения и принятия не раз обсуждается и согласовывается со всеми заинтересованными структурами. «При нынешней ситуации, когда большинство в парламенте поддерживает президента, странно, что такой закон дошел до конца», — сказал адвокат.

Вето на законы часто накладывалось во время президентства Бориса Ельцина, напомнил Князев. В 1996–2000 годах было отклонено 273 закона.

Путин пользуется этим правом реже: с 2000 по 2003 год он наложил вето на 36 законов, в том числе законы «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности», «О кредитных потребительских кооперативах граждан», «О свободных экономических зонах».