Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Прокуратура проверит дворец спорта в Перми после концерта Макса Коржа Общество, 11:36 СК завершил расследование уголовного дела против Шестуна Общество, 11:28 ФСБ нашла у главы преступной группы из Красноярска оружие и части бомбы Общество, 11:27 Охотники за нейтрино: как Байкал стал инструментом астрофизиков РБК и Нацпроект «Наука», 11:26 Чужие следы: что делать, если машину повредили во дворе Авто, 11:18 На $4000 вверх или на $3000 вниз: как изменится курс Bitcoin Крипто, 11:09 В духе Кафки: с каким абсурдом бизнесмены могут столкнуться на таможне Pro, 11:05 Еще два российских региона сделали 31 декабря выходным днем Общество, 11:02 Бизнес стал чаще отказываться от импортного оборудования и машин Экономика, 11:00 Rambler Group начала с Twitch переговоры о мировой по спору на ₽180 млрд Технологии и медиа, 10:57 Личный опыт: как спасти бизнес через Instagram РБК и Открытие, 10:57 Асад заявил о тысячах американских наемников в Сирии Политика, 10:53 Якутский телеканал «Саха» получил федеральную премию​ Пресс-релиз, 10:52 Белоруссия подписала соглашение о кредите от Китая на $500 млн Экономика, 10:31
Политика ,  
0 
Дедлайн для закона об особом статусе Донбасса. Что важно знать
Приближается срок решения ключевого вопроса в урегулировании конфликта на Украине — продление действующего или разработка нового закона об особом статусе Донбасса. РБК разбирался, какие преграды находятся на этом пути
Фото: Валентин Спринчак / ТАСС

Для чего нужен закон об особом статусе

В пятницу, 15 ноября, президенты Франции и Украины, Эмманюэль Макрон и Владимир Зеленский, объявили о проведении 9 декабря первого за три года саммита глав государств в «нормандском формате». Лидеры Германии, России, Украины и Франции должны обсудить исполнение минских соглашений, одним из главных пунктов которых является введение на Украине особого режима управления территориями Донбасса.

Действующий закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей истекает 31 декабря 2019 года. Согласно ему, Украина гарантирует недопущение уголовного преследования и привлечения к уголовной ответственности участников военных действий на территории самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Впервые закон был принят в 2014 году командой президента Петра Порошенко и рассматривался как переходный документ со сроком действия три года, напоминает в комментарии РБК украинский политолог Владимир Фесенко. Однако впоследствии Москва настояла (а Порошенко согласился) на закреплении особого статуса управления Донбассом в украинской Конституции. В 2015 году закон изменили — начало действия документа увязали с проведением местных выборов в Донбассе по украинским и международным стандартам. В 2017 году Рада продлила действие закона еще на год, а впоследствии — еще один раз.

Бездействие в ситуации с истекающим временем действия закона о статусе Донбасса чревато тем, что одна из ключевых конструкций минских соглашений выпадет, из-за этого может зависнуть весь минский процесс, предупреждает Фесенко.

Почему закон еще не принят

Либо будет продлен действующий закон, либо офис президента внесет, а Рада, где большинство у партии Зеленского «Слуга народа», примет новый закон, сказал РБК собеседник, близкий к окружению президента Украины. «Продлить существующий закон не проблема, это пара дней работы. Переделать закон можно в течение недели», — продолжает он. Новый закон сейчас не надо разрабатывать, достаточно просто внести изменения в действующий закон, в частности сделать его бессрочным, транслирует позицию Москвы собеседник РБК, знакомый с ходом переговоров по урегулированию ситуации в Донбассе в Трехсторонней контактной группе (ТКГ).

Однако главный вопрос не в форме, а в содержании документа. Команда Зеленского пока не понимает, что это будет за документ [закрепляющий особый статус Донбасса], потому что непонятно, чем закончится встреча «нормандской четверки», говорит собеседник РБК в «Слуге народа». О том, что разработка закона об особом статусе Донбасса зависит от переговоров в «нормандском формате», заявил 15 ноября в интервью председатель Рады Дмитрий Разумков: «Чтобы сказать, что придется менять в существующем законе, нужно понимать, какой результат мы получим от предстоящей встречи глав государств в «нормандском формате». Когда она состоится, Рада начнет готовить законопроект, сказал он.

Политика
Многочасовая пресс-конференция Зеленского на киевском рынке. Главное

В чем ключевые противоречия

Москва настаивает на том, чтобы особый статус Донбасса был закреплен в украинской Конституции, говорит собеседник РБК в Трехсторонней контактной группе. Это не устраивает офис президента Украины. Киев неоднократно заявлял об отказе вносить поправки в Конституцию. В сентябре об этой позиции напомнил глава украинского МИДа Вадим Пристайко. «В минских договоренностях записано, что будет проведена реформа украинского законодательства, конституционная реформа, в основе которой лежит децентрализация <...> Мы не вносим никаких изменений в Конституцию, мы продолжаем наш путь конституционной реформы, которую мы сами для Украины делаем, и основой этих изменений является децентрализация, которая много лет в Украине идет успешно», — заявил он 14 сентября.

Москва считает, что у Донбасса должна быть автономия, Зеленский в свою очередь видит особый статус как продолжение децентрализации наравне с остальными областями, объясняет в разговоре с РБК украинский политолог Вадим Карасев. Если принять особые правила только для неконтролируемых властями Украины территорий, другие области тоже захотят особых полномочий и больше автономии, отмечает он. Киев, видимо, будет пытаться уговорить Россию, Германию и Францию согласиться на децентрализацию в рамках реформы всех регионов Украины, предполагает эксперт.

Отдельный вопрос, по которому Москва и Киев пока не могут договориться, — как проводить выборы. «Необходимо отдельно обсуждать закон о выборах. В минских соглашениях прописано, что обсуждение должно происходить по согласованию с ДНР и ЛНР. Но Киев не готов идти на переговоры с ними», — объясняет Карасев.

Еще один спорный момент — вопрос люстрации. Киев против того, чтобы нынешняя так называемая народная милиция, прокуратура, судьи продолжали работать в ДНР и ЛНР, как это предусмотрено законом: для большинства украинцев это равнозначно легализации военных формирований, объясняет Карасев. В целом, обобщает Фесенко, ключевое противоречие между странами не в элементах закона, а в его сути: «Москва считает, что у ДНР и ЛНР должен быть особый статус, а для команды Зеленского это категорически неприемлемо».