Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Елисейский дворец назвал дату нового саммита в нормандском формате Политика, 18:29 Трамп в разговоре с Зеленским отметил участниц «Мисс Вселенная» с Украины Политика, 18:24 Почитай старших: что читают русские рэперы РБК и Билайн, 18:08 США отказали в визе участнице конкурса «Мисс Вселенная» с Украины Общество, 18:06 Основатель гастроулицы StrEAT: хайп с фуд-холлами в Москве прошел Pro, 18:03 Во ФСИН объяснили изменение формата общения с журналистами Общество, 18:01 Кузнецов затмил Овечкина, Ковальчук близок к КХЛ. Обзор недели НХЛ Спорт, 18:00 Глава Росстата заявил об острой нехватке кадров Общество, 17:54 Ректор петербургского вуза предложил РАН подумать о форме открытости Общество, 17:53 Спецслужбы Украины сообщили о задержании под Киевом одного из лидеров ИГ Политика, 17:52 В Госдуме предложили увеличить стоимость шипованной резины Политика, 17:40 Netflix исправит фильм о концлагере по просьбе польского премьера Политика, 17:39 Олег Максимов — о соцсетях, бородатой езде и удовольствии от жизни РБК и Renault, 17:39 Двое военных на Украине погибли при взрывах на складах в Балаклее Общество, 17:27
Доходы чиновников ,  
0 
В правительстве не смогли принять решение по петиции Навального
Рабочая группа министра Абызова была готова отклонить петицию Навального, но не собрала кворум – из-за отсутствия дисциплины. По итогам обсуждения некоторые члены группы призвали вовсе изменить механизм работы РОИ
Оппозиционер Алексей Навальный (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Доводы против ратификации

Рабочая группа во главе с министром по вопросам «открытого правительства» Михаилом Абызовым не смогла с первого раза принять решение по онлайн-петиции оппозиционера Алексея Навального, которая набрала 100 тыс. голосов на сайте Российской общественной инициативы (РОИ).

После трех часов заседания группы ее член, адвокат Иван Павлов (один из защитников подозреваемой в госизмене Светланы Давыдовой), обратил внимание, что отсутствует  кворум – из 34 членов рабочей группы на месте всего 14 человек. Заседание считается правомочным, если на нем присутствует больше половины.

До выступления Павлова, указавшего на нарушение регламента, рабочая группа была близка к тому, чтобы отклонить стотысячную петицию. Представители администрации президента, МВД и Минюста единодушно выступили против инициативы. Они сошлись во мнении, что Конвенция ООН против коррупции ратифицирована полностью без изъятия 20 статьи. Замминистра экономического развития Олег Фомичев также выступил против внесения инициативы в Госдуму.

«Все цветные революции произошли под лозунгом борьбы с коррупцией», – заявил замминистра внутренних дел Игорь Зубов. Он привел в пример Украину, которая, по его словам, находится в рейтингах уровня коррупции ниже, чем Россия. «На Украине все ратифицировали, и мы увидели, к чему это привело. К люстрации со всеми ее последствиями», – отметил Зубов. Проблема коррупции, по его словам, не в законодательстве.

«Вообще, по оценкам отечественных социологов, коррупция не волнует россиян в первую очередь, она на десятых местах. У населения мы видим резкое повышение уровня доверия к органам внутренних дел, в некоторых регионах до 70%. Но это не значит, что население позитивно рассматривает работу полиции или что лучше стало жить, что меньше коррупции стало. Это значит, что люди доверяют полиции, а это зеркало власти. Я уж не говорю про рейтинги президента», – сказал чиновник.

Доводы «за»

Самого Навального на заседание не пустили, Фонд борьбы с коррупцией представлял только его директор Роман Рубанов. Он подчеркнул, что криминализация незаконного обогащения шире, чем 20 статья Конвенции ООН.

В качестве примеров поддержки сторонников 20 статьи Рубанов привел Общероссийский народный фронт, «открытое правительство», партии «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР и др., которые, по его словам, также требовали ратификации конвенции (в посте Навального перечислены их заявления). По словам Рубанова, разработанный фондом законопроект не противоречит Конституции: «Бремя поиска доказательств согласно нашему предложению лежит на правоохранительных органах». Он настаивал, что в 40-ФЗ о ратификации Конвенции ООН исключена 20 статья.

Члены рабочей группы министр Абызов, депутат-единоросс Сергей Железняк, член Общественной палаты Иосиф Дискин, адвокат Михаил Барщевский, председатель президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, член совета Елена Тополева-Солдунова и другие высказались против внесения законопроекта Навального в Госдуму, предложив решать проблему коррупции другими методами. По словам Федотова, с которым согласились другие члены группы, несовершенные поправки в законодательство, предложенные петицией, вернут в Россию 1937 год.

В конце дискуссии член группы Яна Яковлева предложила признать неспособность рабочей группы донести инициативу 100 тысяч человек до правительства или Госдумы и обратиться напрямую к президенту. Адвокат Павлов призвал изменить механизм работы РОИ, из-за которого отклоняется уже четвертая петиция, набравшая 100 тыс. голосов. По его словам, простые граждане не могут написать юридически совершенный законопроект, который не раскритикует рабочая группа, поэтому нужно создать способ, как трансформировать пожелания тысяч проголосовавших пользователей в грамотные поправки в законодательство.

Подводя итоги заседания, Абызов заявил, что в тех формулировках, которые предложил Фонд борьбы с коррупцией, законопроект нельзя внести в Госдуму. По его словам, предложения Навального противоречат Конституции. Он предложил прописать в решении рабочей группы, что она понимает остроту проблемы борьбы с коррупцией. Но, по мнению Абызова, законопроект Навального не соответствует основам российской правовой системы. Абызов предложил создать новую рабочую группу, которая разработает более совершенные поправки в антикоррупционное законодательство.

Собираться столько, сколько нужно

С этим предложением не согласился адвокат Павлов. Сославшись на регламент, он указал, что рабочая группа должна вынести однозначное решение по петиции – отклоняется она или нет. Абызов повторил свое предложение, сказав, что пресса и Павлов могут трактовать решение «исходя из своих позиций», но правительство не против борьбы с коррупцией. Тогда Павлов обратил внимание, что из 34 членов группы присутствует только 14, а значит, заседание группы неправомочно. С адвокатом никто спорить не стал. Абызов заявил, что рабочая группа будет «собираться столько, сколько нужно», и распорядился назначить повторное заседание через неделю, а за это время подготовить предложения по усовершенствованию поправок в законодательство, предложенных петицией. Пресс-секретарь Абызова Алена Жукова сообщила РБК, что приглашены были все члены рабочей группы, а отсутствие некоторых из них – «это вопрос дисциплины».

Инициатива Навального  набрала 100 тыс. голосов на сайте РОИ с января по декабрь 2014 года.  Для ее распространения  оппозиционер и его сторонники развернули широкую кампанию, предлагая распространить юрисдикцию России на статью 20 Конвенции ООН: ввести уголовную ответственность для должностных лиц за незаконное обогащение, расширить объем законодательного понятия «коррупция», а также ввести для чиновников, замещающих высшие государственные должности, обязанности представлять своим работодателям сведения о доходах и расходах своих совершеннолетних детей и т.д. Это уже вторая петиция Навального, поддержанная нужным числом подписей. Предыдущая – первая петиция на РОИ, набравшая 100 тыс. голосов, – касалась ограничения стоимости автомобилей чиновников 1,5 млн руб. Та петиция не была одобрена экспертным советом для рассмотрения правительством.

Отрицательные заключения на инициативу на прошлой неделе дали Кремль, МВД и Минюст. Согласно заключению Управления президента по вопросам противодействия коррупции, основой российской правовой системы является презумпция невиновности, и она «не позволяет применять к публичным должностным лицам меры уголовно-правового характера, если не доказано, что они получили эти средства преступным путем». В документе говорилось, что УК позволяет расследовать дела по множеству коррупционных составов преступления и что «объединение множества конкретных статей из этой главы УК в одну статью «незаконное обогащение» никак не помогло бы работе правоохранительных органов». Кроме того, в заключении отмечалось, что провинившихся чиновников и так привлекают к дисциплинарной ответственности в связи с утратой доверия. МВД и Минюст пришли к заключению, что Конвенция ООН против коррупции ратифицирована полностью, без изъятий. Ведомства сошлись во мнении, что в России уже действует антикоррупционное законодательство, поэтому дополнительная криминализация – излишняя.