Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Минпросвещении исключили перенос учебного года из-за выборов в Госдуму Общество, 10:14 Революция черного: о физике, искусстве и парадоксах жизни РБК и ASUS, 10:13 Автор комиксов DC заработал $1,85 млн на продаже NFT-токенов Крипто, 10:13 Посол объяснил «подарок» Минску для производства «Спутника V» Политика, 10:00 В Бурятии отложили рейсы S7 и «Победы» в Москву из-за неисправности Общество, 09:59 Что делать финансовому директору в первые три месяца на новой работе Pro, 09:52 Власти Армении приостановили мандат представительницы ЮНИСЕФ в стране Политика, 09:48 Биткоин за сутки подорожал на $5 тыс. Крипто, 09:46 Tele2 не обогнал «Билайн» по количеству абонентов в России в 2020 году Технологии и медиа, 09:44 Стерлинг рассказал об угрозах от российский болельщиков UFC Спорт, 09:31 Прошедшая ночь в Москве стала самой холодной с начала весны Город, 09:28 Почему России нужен университет свободных искусств и наук? Мнение, 09:00 Новое в учете НДФЛ и взносов в 2021 году — 5 изменений Pro, 08:52 Производитель Axe и Dove откажется от слова «нормальный» на упаковках Бизнес, 08:52
Итоги 2020 ,  
0 

Экономисты оценили последствия COVID-19 для глобализации и торговли

Какие два фактора способствуют устойчивости мировой торговли
Американские экономисты пришли к выводу, что пандемия COVID-19 не угрожает глобализации и не приведет к разрыву глобальных цепочек стоимости. Но ухудшение положения малоимущих может привести к приходу к власти изоляционистов
Фото: Shannon Stapleton / Reuters
Фото: Shannon Stapleton / Reuters

Пандемия коронавируса COVID-19 не приведет к серьезным негативным последствиям для глобализации, следует из доклада американского исследовательского Национального бюро экономических исследований (NBER).

«Темпы глобализации действительно замедлились в последнее время по сравнению с предыдущими десятилетиями <...>, однако истории [трудностей] из жизни отдельных компаний, которые принято считать доказательством деглобализации [во время пандемии COVID-19], не отражаются на общей статистике», — заключает Пол Антрас, автор исследования, профессор экономики в Гарвардском университете.

Согласно его выводам, соотношение объема торговли и мирового ВВП — один из основных индикаторов глобализации — остается стабильным в течение последних лет, а доля мигрантов в общем количестве населения в 2018 году достигла наивысшего показателя с 1990-х. Что касается ущерба торговле от COVID-19, то его экономист посчитал временным, так как объем торговли шел вверх, как только правительства ослабляли локдаун, а значит, серьезных последствий для глобализации из-за пандемии ждать не следует, по крайней мере в ближайшем будущем.

Как COVID-19 повлиял на торговлю и миграцию

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 мировой пандемией в марте, к тому времени вирус проник почти во все страны. В апреле национальные правительства стали вводить ограничительные меры — от комендантского часа и запрета на массовые собрания до жестких локдаунов. Антрас проследил колебания объема мировой торговли во время пандемии, приняв за точку отсчета показатели августа 2019 года в годовом выражении (данные взяты у Бюро экономического анализа Нидерландов). Оказалось, что к маю 2020 года объем мировой торговли сократился на 17,6% по сравнению с базовым значением, однако в июне, июле и августе 2020 года этот показатель стал стремительно расти. В итоге к августу сокращение объемов торговли в годовом выражении составило всего 4,4%. К октябрю объем мировой торговли вернулся на уровень января 2020 года, опережая темпы роста ВВП.

Эксперты оценили угрозу новой холодной войны на фоне пандемии
Политика
Фото:Damir Sagolj / Reuters

Антрас также проанализировал, как COVID-19 сказался на объеме разных типов перевозок. Для этого экономист сопоставил уровень перевозок во время пандемии (30-дневный «скользящий» показатель) со средним объемом перевозок за 2017–2019 годы, взяв этот показатель за 100%. Больше всего на фоне пандемии просели автоперевозки — в мае они сократились почти на 50%, но к середине июля выросли и по состоянию на конец августа составляли более 90% от среднего базового показателя, то есть столько же, сколько в январе 2020 года, до начала пандемии. Объем других видов поставок (сухогрузами, нефтяными танкерами и контейнеровозами) незначительно сократился в апреле, но потом снова вырос.

«Эти данные показывают, что статистика, демонстрирующая уровень глобализации, используя данные по торговле, не может являться доказательной базой для тех, кто утверждает о наступлении в ближайшем будущем эры деглобализации», — констатирует автор. По его мнению, восстановительная динамика роста торговли свидетельствует о том, что вызванный пандемией спад не будет носить долгосрочного характера.

Антрас приводит два основных объяснения, почему COVID-19 не привел к уменьшению торговой интеграции. Во-первых, производители слишком глубоко интегрированы в цепочки глобальной стоимости и не готовы разрушать статус-кво, отказываясь от наработанных контактов с зарубежными поставщиками. Во-вторых, ограничительные меры из-за пандемии нанесли больше урона сектору услуг, чем производству. При этом отношение объема мировой торговли услугами к мировому ВВП существенно ниже, чем торговли товарами.

«Вариантов отсидеться нет»: бизнес и политики — об итогах года с COVID
Бизнес

Даже учитывая неопределенность по поводу того, когда появится вакцина от COVID-19 и насколько она будет эффективна, логично предположить, что шок от пандемии окажется более кратковременным, чем рецессия 2008 года, убежден Антрас. «В результате компании, естественно, не готовы отказываться от международных связей и концентрироваться на внутреннем рынке», — заключил он.

Отношение объема мировой торговли к мировому ВВП выросло с 13,7% в 1970-м до 29,7% в 2018-м, пишет Антрас. При этом около 80% роста пришлось на отрезок времени с 1980 по 2008 год — так называемый период гиперглобализации. Кроме общих объемов торговли в этот промежуток времени резко выросли объемы прямых инвестиций из одной страны в другую, а также доля товаров, которые при экспорте пересекают по крайней мере две границы. После мирового финансового кризиса соотношение мировой торговли и ВВП сократилось, но потом вновь выросло до рекордных показателей к 2012 году, а уже после стало постепенно падать. Антрас связывает это с исчерпанием трех ресурсов, которое привело к скачку в торговле на рубеже веков, а именно:

  • появление новых информационных технологий;
  • снижение издержек при торговле (улучшение логистики, снижение тарифов);
  • формирование рыночных механизмов в странах на постсоветском пространстве и в Юго-Восточной Азии и интеграция их в мировую экономику.

Другая черта глобализации — рост миграции. В 2019 году доля мигрантов в общей численности населения составила 3,5% — самый высокий показатель с 1990-х годов. «Пандемия COVID-19 и ограничения на переезды стали преградой для миграции, однако говорить о долгосрочных последствиях этого шока пока сложно», — отметил эксперт.

Долгосрочные последствия

В долгосрочной перспективе угрозу глобализации представляют два политических фактора, отмечает Антрас. Первый — риск нарастания дипломатической напряженности, в частности между США и Китаем — двумя крупнейшими мировыми экономиками. Джо Байден, который, скорее всего, станет американским президентом, заявил, что попытается вернуть больше рабочих мест из-за рубежа.

Аналитики допустили W-образный сценарий для экономического роста в мире
Политика
Фото:Vit Simanek / CTK / ТАСС

Второй фактор состоит в неравномерном ущербе экономике, который вызвал COVID-19. Как отметил Антрас, больше всего издержек во время пандемии понесли малообеспеченные слои населения, а это может ослабить поддержку политики открытости в торговле. «Если разрыв в доходах создаст почву для изоляционизма, то замедление глобализации может перерасти в ее сворачивание», — предупреждает Антрас. Таким образом, для деглобализации нет масштабных экономических или технологических предпосылок, но есть политические, заключил эксперт.

Как исследование Антраса соотносится с мнением других экспертов и политиков

После начала пандемии COVID-19 некоторые аналитики предсказывали свертывание глобализации и рост контроля национальных властей над экономиками. В то же время последние исследования влияния пандемии на глобализацию в целом солидарны с выводами Антраса: коронакризис вряд ли обратит этот процесс вспять и разрушит цепочки глобальной стоимости, но он может усилить тренды, которые нанесут ущерб глобализации в среднесрочной перспективе. Многие эксперты, как и Антрас, указывают на риск усиления противоречий между Китаем и США. Рост неравенства и отсутствие тесной координации между странами для решения глобальных проблем также могут создать ситуацию, когда национальные власти будут полагаться только сами на себя, а избиратели потеряют веру в преимущества глобализации. К таким выводам, в частности, пришли эксперты корейского Института экономики, торговли и индустрии.

Заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев предположил, что COVID-19 не обратит глобализацию вспять, но ее формат может претерпеть изменения. «Рынки, скорее всего, будут закрытыми и суженными еще достаточно долго, но это не означает, что с глобализмом как с определенным движением последних лет покончено. Глобальный мир останется, но он, безусловно, станет другим», — сказал Медведев.