Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Синоптик спрогнозировал потепление в выходные в Москве Общество, 14:13 Новостройки Москвы: как выбрать, где посмотреть, что ожидать Партнерский материал, 14:05 Песков назвал «псевдорасследованием» материал ФБК о «дворце Путина» Политика, 13:56 Тренер Умара Нурмагомедова спрогнозировал его чемпионство в UFC Спорт, 13:54 В Кремле пообещали представить к госнаградам участников операции в Чечне Политика, 13:48 Вице-премьер заявила о планах выдавать ипотеку под залог деревянных домов Экономика, 13:44 Пошаговая инструкция по проведению ребрендинга Pro, 13:39 Подарок на века: как выбрать по знаку зодиака РБК «Стиль» и Алроса, 13:35 Цены до ₽10 млрд: риелторы назвали самые дорогие элитные лоты Москвы Недвижимость, 13:35 Матвиенко не увидела необходимости вводить «ковид-паспорта» Общество, 13:34 «Обувь России» начала размещение выпуска облигаций на ₽1,5 млрд Пресс-релиз, 13:31 Десять самых громких кибератак XXI века Индустрия 4.0, 13:30  Кадыров отчитался о ликвидации «последних шести террористов» в Чечне Политика, 13:28 Кремль ответил на вопрос об основах «идеологии Путина» Политика, 13:26
Падение экономики ,  
0 
Марина Красильникова

И настроение улучшилось: на чем основан весенний оптимизм россиян

Сегодняшний рост позитива в общественных настроениях — это в первую очередь попытка не отчаиваться. Реальные доходы населения падают, кризис продолжается. Но весной так хочется надеяться — а вдруг все-таки пронесет

Одобрение властей вместо личного оптимизма

На протяжении последнего месяца правительственные чиновники настойчиво убеждают население, что жизнь налаживается, острая фаза кризиса пройдена. Да и кризисом экономические катаклизмы осени—зимы нынешнего сезона называть не стоит: так, временные трудности в результате неблагоприятного стечения внешних обстоятельств. С такими же заявлениями выступают и представители крупного бизнеса. Мнение населения по этому вопросу не столь однозначно.

Левада-Центр уже два десятилетия измеряет динамику общественных настроений по специально разработанной еще в 1990-е годы методике, основанной на анализе оценок и представлений обычных людей о том, что происходит в обществе и в их частной жизни. В регулярном общенациональном исследовании мы задаем людям 12 вопросов. Ответы на них показывают, как население оценивает изменения в собственной жизни, как меняются представления людей об экономической и социально-политической ситуации в стране, их оценки действий руководства страны и, главное, ожидания на будущее, которые сформировались в обществе. На основе этих ответов рассчитывается индекс социальных настроений (ИСН), который измеряет уровень оптимизма в обществе.

Нынешней весной социальные настроения жителей России улучшились. Произошло это после нескольких месяцев нарастания пессимизма, который начал распространяться в обществе в конце прошлого года. В последней неделе апреля 2015 года значение ИСН вернулось к уровню осени прошлого года. Что означают эти перемены в динамике общественных настроений?

Президент — наше все

В прошлом году общественные настроения изменились под влиянием всенародного одобрения политики России в связи с украинскими событиями. На фоне стагнирующих, а со второй половины 2014 года ухудшающихся оценок личного положения, ситуации в стране и ожиданий на будущее стремительно росли оценки населением действий руководства страны. Одобрение действий руководства страны выросло настолько, что ИСН в целом демонстрировал уверенный рост. И это позволило компенсировать значительную часть потерь общественного оптимизма, произошедших после кризиса 2008 года.

Таким образом, за последний год российское общество вернулось к изжитой ранее структуре формирования общественных настроений, когда наибольший вклад в социальный оптимизм обеспечивает оценка действий президента и правительства. Так ситуация складывалась в последние годы перед кризисом 2008 года и первое время после него. Значения частного индекса оценки властей были выше, чем все прочие составляющие ИСН.

Однако период после кризиса 2008 года был переходным: оценки властей неуклонно понижались, а социальный оптимизм люди все более черпали в оценках личного положения, представлениях о перспективах жизни своей семьи. И это очень надежные источники общественного оптимизма: ведь именно сфера личной жизни в наибольшей степени находится в зоне личной ответственности и контроля людей. Люди учились быть самостоятельными. Уверенность в завтрашнем дне своей семьи — основа свободы и ответственного принятия решений обычными людьми, труд и потребительские решения которых, собственно, и создают экономику страны.

Тем не менее даже на фоне патриотического воодушевления осенью прошлого года угроза экономического кризиса стала для населения очевидна. К февралю 2015 года значение индекса социальных настроений снизилось практически до уровня дна кризиса 2008 года, а значение компоненты ИСН, связанной с ожиданиями на будущее, оказалось даже ниже, чем в предыдущий кризис.

В апреле, наконец, обозначился рост оптимизма. ИСН в целом вырос на 11%, и произошло это в первую очередь за счет частного индекса ожиданий на будущее, который по сравнению с февралем прибавил 18%. Улучшились также оценки текущей ситуации в частной жизни людей (плюс 7%) и представления о положении в стране в целом (плюс 9%). Население как будто «воспряло духом» вслед за официальной риторикой, а на самом деле — еще раньше.

Авось пронесет

Какова природа нынешнего оптимизма? Многолетние наблюдения показывают, что к весенним всплескам общественных настроений надо относиться с осторожностью, поскольку они подвержены сезонным колебаниям. Весной уровень оптимизма всегда немного повышается. И нынешней весной это вполне очевидно.

Хотя люди стали с большей надеждой смотреть в будущее, текущая ситуация отнюдь не обещает крепкой уверенности в завтрашнем дне. Об этом, в частности, свидетельствует динамика другого важного индекса, который регулярно измеряет Левада-Центр — индекса потребительских настроений (ИПН). В отличие от индекса социальных настроений, в котором даже на уровне частной жизни респондента измеряются оценки качества жизни и психологического настроя, индекс потребительских настроений оценивает более приземленные проблемы.

ИПН учитывает субъективные оценки изменений в доходах семьи (текущие и ожидания), мнения о том, нужно ли сейчас делать покупки или их лучше отложить, представления о перспективах развития экономики страны. По сравнению с февралем, в апреле ИПН вырос на 10%. И опять-таки за счет надежд. При этом весь скромный рост текущих оценок пришелся на февраль—март, и в первую очередь за счет роста оптимизма у старшего поколения — именно в феврале происходит ежегодная индексация пенсий, а инфляционные ожидания как раз стали немного успокаиваться.

В апреле оценки изменений материального положения и ситуации на потребительском рынке остались на уровне марта. О безрадостной ситуации с доходами населения сообщал и Росстат: в апреле зафиксировано ускоренное падение реальных доходов населения (на 4,5%). Люди не спешат тратить деньги, которых становится все меньше, т.е. потребительский спрос в ближайшие месяцы точно не станет фактором роста экономики.

Нынешний весенний рост общественных настроений — это в первую очередь рост надежд и обещаний не отчаиваться. Фундаментальных причин для таких настроений население пока не видит, однако думает: «Авось пронесет». Чтобы поддержать этот дух в дальнейшем, позитивной официальной риторики будет недостаточно. Понадобится в ближайшем будущем продемонстрировать реальные успехи экономики или хотя бы внятные планы, которые принесут экономический рост. Призрачных надежд надолго не хватает.

Об авторах
Марина Красильникова Марина Красильникова, Руководитель отдела изучения доходов и потребления «Левада-центра»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.