Лента новостей
Грузия отказала в убежище подозреваемому в убийстве следователя Шишкиной Общество, 17:51 «Фонтанка» сообщила о задержании «друга Кудрина» в Петербурге Общество, 17:46 7 самых востребованных домашних гаджетов на новый лад РБК и Philips, 17:42 Бумажные паспорта в России прекратят выдавать в 2022 году Общество, 17:41 В Москве затопило Дмитровское шоссе Общество, 17:38 Госдума одобрила закон о единой системе обращения с опасными отходами Общество, 17:36 На Сицилии и в США задержали 19 членов влиятельного мафиозного клана Общество, 17:30 Дьявол в деталях: какие хитрые решения кроются в стенах бутиков Pro, 17:30 Глава Астраханской области инициировал 17 уголовных дел против чиновников Политика, 17:29 Суд оставил под арестом офицера «Альфы» из дела налетчиков из ФСБ Общество, 17:28 Суд приговорил мексиканского наркобарона Коротышку к пожизненному сроку Общество, 17:25 Может ли «добыча» биткоинов быть экологичной Зеленая экономика, 17:24  Суд в Москве продлил арест 24 задержанным в Керченском проливе морякам Общество, 17:23 ФСБ выявила под Курском 10 нелегальных мастерских по производству оружия Общество, 17:12
Мнение ,  
0 
Алексей Левинсон Любовь Борусяк Импортозамещение ума: что россияне думают о пропаже продуктов с прилавков
Поначалу после введения продуктового эмбарго потребители верили в то, что вот теперь-то начнется настоящее импортозамещение. Прошло полгода, и об этом почти забыли

Самое важное — санкции

Первоначальная реакция российской общественности на санкции Запада была двоякой. Меньшинство выражало опасения, что санкции нанесут ущерб нашей экономике, и это скажется на жизненном уровне. Большинство же старалось подчеркнуть, что санкции «им самим» принесут больше вреда, а «нам» пойдут даже на пользу. В марте прошлого года 68% взрослого российского населения соглашались с тезисом, что «ужесточение санкций даст стимул развитию промышленности, сельского хозяйства, замещению импортной продукции».

Идея автаркии, жизни «на всем своем» характерна для многих традиционных обществ, она надолго сохраняется как романтическо-ностальгическая мечта и в культуре модернизирующихся обществ. К этим сантиментам присоединяются и стараются их использовать и вполне земные интересы. Это могут быть интересы т.н. отечественных производителей, желающих избавиться от зарубежных конкурентов, а также интересы политиков, которым всегда легче управлять изолированным от мира обществом, нежели открытым миру.

Под воздействием всех этих факторов год назад, в апреле 2014 года, 61% россиян рапортовали, что их «не беспокоит возможное сокращение поставок продуктов в Россию из стран Запада». С тех пор произошло немало событий. Российские контрсанкции были отнесены россиянами к числу важных. Так, в августе 2014 года в перечне наиболее запомнившегося россияне поставили «введение Россией запрета на ввоз продуктов из США и Западной Европы» на одно из первых мест — сразу после «присоединения Крыма». А «введение США и странами Западной Европы санкций против России» — вроде бы, причина наших ответных действий — оказалось в общественном сознании менее важным событием и стояло на две позиции ниже. Правда, в декабре, подводя итоги 2014 года, санкции Запада вспоминали чуть чаще, чем ответные санкции России. А в марте 2015 года наоборот, «санкции США и Западной Европы» заняли в списке запомнившегося 4-е место, опередив и падение рубля, и затмение солнца, а «запрет на ввоз продуктов из США и Западной Европы» ушел на 10 позиций ниже.

Бить своих, чтоб чужие боялись

Сильнее санкций и контрсанкций, как понимали россияне, на их благосостоянии сказывалось падение цен на нефть и общемировой экономический спад. Некоторые поминали и общую неэффективность отечественной экономики. Но нефть и мировая конъюнктура — факторы вроде бы стихийные, что о них скажешь? И о состоянии собственного хозяйства тоже говорено-переговорено. Темы же санкций более свежие, они подсвечены и нагреты политическим и идеологическим огнем. Напомним, что россияне причиной санкций склонны считать не действия России на Украине, а стремление Америки ослабить Россию как своего главного конкурента; Европу же Штаты вынудили присоединиться к своей политике.

По состоянию на март 2015 года большинство в 64% были убеждены, что все равно Европейский Союз летом этого года продлит свои санкции против России (19% думают иначе). Кризис продолжается (58%), в то, что он закончится ранее чем через 2 года, верят не более 8%. Число семей, которым приходится покупать более дешевые продукты, выросло за год с 54% до 67%.

Так как же в таких условиях «должна действовать Россия в ответ на санкции стран Запада»? Совет руководству «Продолжать свою политику, невзирая на санкции» дают 72% взрослых жителей РФ. Но при этом на вопрос «Как вы относитесь к идее снять запрет на поставки продуктов питания из стран Евросоюза» 48% ответили «положительно» («отрицательно» 31%). При этом в больших городах, где импортные продукты составляли более значительную долю рациона, за снятие запрета выступают 54–57%. Если их санкции бьют по ним же, то, видно, с нашими то же самое.

Хор оптимистов

А как к этому относятся интернет-пользователи, обсуждающие санкции в социальных сетях, блогах и на форумах? Введение санкций они восприняли с заметным облегчением. Наконец-то Запад открыто показал России свое истинное лицо и истинное к ней отношение. И от этого не плохо, а хорошо, тем более что в момент введения санкций, да и позднее люди не очень почувствовали их влияние на собственный бюджет и уклад своей жизни.

Гораздо заметнее был ответ — введение контрсанкций. Тут участники дискуссий в интернете сразу разбились на два лагеря. Одни запаниковали из-за того, что могут лишиться привычных продуктов. За это они тут же были наречены «пармезанщиками», т.е. людьми, готовыми ради куска сыра поступиться интересами родины. Потом пармезан дополнили еще более дорогим хамоном, без которого якобы они жить не могут и о существовании которого не подозревает абсолютное большинство россиян.

Другие радовались, что теперь мы будем есть не чужие продукты сомнительного качества, а свои собственные, «настоящие» (без антибиотиков, ГМО и т.д.). Надо отметить, что очень быстро западные санкции в сознании интернет-аудитории смешались с отечественными контрсанкциями. И теперь уже все согласно полагают, что это руководство западных стран не хочет поставлять в Россию свою продукцию (хотя это бьет не столько по жителям России, сколько по простым людям из этих стран).

Раздавались, впрочем, и осторожные голоса о том, что за короткое время вырастить коров и научиться делать хороший сыр не получится, да и экологически чистые яблоки вырастут только осенью. Но эти голоса тонули в общем хоре оптимистов.

Страна в осаде

Массовое сознание умеет забывать то, что не хочет помнить, умеет и непринужденно подменять понятия. Буквально через несколько месяцев, когда ассортимент продуктов в магазинах сократился, а цены, наоборот, выросли, тема импортозамещения и расцвета российского производителя стала совсем незаметной. Она является в форме радостных сообщений о том, что удалось купить хороший сыр российского, а чаще белорусского производства, ну а это ведь практически одно и то же. Иногда пишут о том, что стали на своих машинах ездить к фермерам и покупать прекрасные молочные и мясные продукты.

Однако это все-таки доступно совсем немногим. Значительно чаще пишут об импортозамещении совсем в другом понимании: как о замене импорта из одних стран импортом из стран других. Именно так теперь очень многие стали понимать сам этот термин. И вот приходится читать о том, что в их магазине теперь вместо польских продаются сербские яблоки, которые гораздо вкуснее. Или что какую-то европейскую продукцию заменила израильская, китайская, еще какая-то, так что проблема импортозамещения если не решена, то почти решена. Да, дорого, это волнует очень многих, но что тут поделаешь: цены на нефть упали, страна в осаде. С голоду не умрем, с продуктами неплохо, а что сортов сыра стало меньше, так во многих европейских странах и такого ассортимента нет.

Так что сейчас тема замещения импортных продуктов отечественными ушла в интернете даже не на второй, а на третий план, она почти забыта. О ней могут вспомнить и с высокой вероятностью вспомнят, когда вырастет урожай, в магазинах появятся те самые отечественные яблоки, а также огурцы, помидоры и прочая снедь. Скорее всего, это будет воспринято с большим воодушевлением; будут обсуждать, как же хороши эти натуральные, а не пластмассовые овощи и фрукты. Наверное, особое внимание в обсуждениях будет уделяться овощам и фруктам из Крыма, их особому вкусу и аромату. А потом наступит зима, и снова продукты из стран, дружественных России, будут оцениваться как замещение продуктов из вражеских нам стран.

Об авторах
Алексей Левинсон руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра Любовь Борусяк Доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.