Лента новостей
Тарасова назвала хорошим знаком выбор Кортины-д'Ампеццо местом ОИ-2026 Спорт, 00:30 ПАСЕ начала обсуждать 222 поправки к проекту по делегации из России Политика, 00:16 Совбез ООН увидел угрозу для морской навигации в атаке на танкеры Политика, 00:12 Абызов по видеосвязи из СИЗО предложил выйти за него замуж Общество, 00:04 Мэй назвала преимущество членства России в Совете Европы Политика, 24 июн, 23:56 Мединский объяснил сокращение «Рокетмена» риском «попасть на деньги» Общество, 24 июн, 23:35 Юнус-Бек Евкуров не прошёл приграничный конфликт Политика, 24 июн, 23:25 Премьер Грузии назвал республику безопасной для российских туристов Общество, 24 июн, 23:11 Правительство определило даты эксперимента по маркировке одежды Бизнес, 24 июн, 23:04 Жуков оценил шансы российских спортсменов на ОИ-2026 после Игр в Сочи Спорт, 24 июн, 22:59 Порошенко предложил переименовать Грузию Политика, 24 июн, 22:43 В парламенте Ингушетии заявили о перспективах Евкурова на военной службе Политика, 24 июн, 22:19 Сына Аркадия Ротенберга записали на хоккейные тренировки в «Торонто» Спорт, 24 июн, 22:08 США пообещали санкции против Ирана на «миллиарды долларов» Политика, 24 июн, 22:01
Возвращение Крыма ,  
0 
Алексей Левинсон Любовь Борусяк «Нас не оценили»: что думают россияне о Западе через год после Крыма
Россияне уверены: к России всегда относились плохо. Наши благородные действия в Крыму лишь дали возможность открыто проявлять эту неприязнь. Теперь ничего не остается, кроме как ненавидеть в ответ

Ненависть на первом месте

Совсем недавно мы говорили о ненависти к внутренним или внешним врагам как элементе самоорганизации современного российского общества. А как плохо относится к нам остальной мир?

В октябре 2014 года Левада-Центр задал вопрос: «Как изменилось отношение к России и русским за рубежом за последние полгода?» Главный ответ «Нас стали больше бояться» (30%) и следом «Нас стали больше ненавидеть» (24%). Если не из собственного опыта, то откуда взялись тогда такие соображения?

На собственном опыте выяснить это имели возможность лишь незначительные доли респондентов. Еще меньше доля респондентов, которые пользуются иностранными ресурсами в интернете, откуда можно почерпнуть информацию об отношении к нашей стране. Стало быть, подобные представления — результаты каких-то иных процессов.

Многие полагают, что наша публика своего мнения не имеет, и любые ответы в опросах являются отражением того, что говорят по телевизору. Но, во-первых, социологи знают, что сильная мысль или эмоция идет всегда изнутри социума, а во-вторых, телевизор говорит теперь по преимуществу то, что общество хочет от него услышать. Народ же сейчас хочет слышать и думать, что иностранцы к нам изначально относились и относятся плохо.

Все началось с Крыма. Мы совершили то, что нас поставило против чуть ли не всего мира. Все, Крым наш! Рейтинг президента, показатель, измеряющий отношения единства меж народом и руководством, подошел к предельному значению. В этот момент в массовом сознании появились мнения, что мы все сделали законно и нам нельзя предъявлять никакие претензии. Были идеи, что даже у украинцев нет никаких оснований менять к нам свое исконно хорошее отношение.

Это были мнения первого момента. Многим казалось, что положение во всех отношениях чрезвычайное, и оно не может длиться долго. Но эта чрезвычайность закрепилась. Рейтинг и поныне превышает 85%. Когда начали действовать и ощущаться санкции, то идея, что Америка, Запад и вообще весь внешний мир настроены против нас, стала почти всеобщей. Важно, что массовое сознание отказывалось связывать эту враждебность с нашими акциями на Украине как с причиной.

Причины же плохого отношения виделись так: нас всегда ненавидели, но скрытно. Наши действия в Крыму и в Донбассе объявили неправомерными, чтобы теперь проявлять свою враждебность открыто. Эти мнения отразил приведенный выше опрос 2014 года. С тех пор представление о враждебном отношении к нам в мире сохраняется и даже крепнет. Тот же вопрос был задан снова в марте 2015 года. О том, что нас стали «больше бояться», теперь сказали 35%, а «больше ненавидеть» — 26%.

О том, что ненависть — главный вид отношения к нам внешнего мира, заявляет такая часть нашего общества, как пенсионеры. У них именно ответ о ненависти — на первом месте. Заметим, что свойственный старшему поколению взгляд на события и на историю у нас самый влиятельный; и этот консервативно-фундаменталистский подход к оценке прошлого и настоящего фактически становится официальным. Ненависть к нам ставят на первые места почти все группы населения. Только среди учащейся молодежи ответ о росте ненависти к россиянам стоит на пятом месте. Их гораздо сильнее заботит, что «нас стали больше презирать».

Уважать и презирать

Итак, главные два ответа — нас стали «больше бояться» и «больше ненавидеть». В прошлом году на третьем месте в опросах стоял ответ о том, что нас стали «больше понимать». Сегодня третьим идет ответ, что «нас стали больше уважать». Но это уважение к силе, которое вполне может соседствовать с ненавистью и страхом. Представление «боятся — значит уважают» характерно для мировоззрения силовиков. В их ответах растущее почтение к нам занимает второе место после растущей боязни, т.е. страха, который мы сумели внушить нашему окружению.

С прошлого года увеличилась доля тех, кто считает, что «нас стали больше презирать». Но те, кто уважением называет род страха, презрения к себе не признает. И показательным образом 100% опрошенных силовиков проигнорировали этот вариант ответа.

Теперь мнение, что за истекшие полгода «нас стали больше понимать», оказывается на предпоследнем месте по частоте. Только восемь человек из ста выбрали такой ответ. Может быть, речь идет о таком понимании, которое сродни сочувствию? «Ну и загнали вы себя в ситуацию...» А может быть, эти респонденты с горечью думают о том, сколько людей, наблюдавших действия России за последние полгода, расстались со своими иллюзиями насчет страны, поняли, куда ведет ее такой курс?

«Мы этой ненависти не заслужили»

Таковы мнения российского общества в целом. Но и более «продвинутая», информационно-обеспеченная интернет-аудитория в своих взглядах очень слабо отличается от остальной части населения. Перед нами то самое народное единодушие, которого так желают политики. Мысли у интернет-пользователей те же, что соцопросы обнаруживают у прочей публики, но в более развернутой форме. Вот самый популярный постулат о том, какова же причина ненависти: за то, что мы стали сильными.

Почему же это «им» не нравится? Потому, что «они» всегда хотели и сейчас хотят видеть Россию слабой и зависимой. Но присоединение Крыма в очередной раз показало нашу силу и независимость, и это в очередной раз запустило, по мнению интернет-пользователей, механизм извечной ненависти к нам.

В Рунете к этой ненависти относятся по-разному. Тут и чувство гордости: «Мы — сильные», и чувство обиды и несправедливости: «Мы ничего плохого не сделали, мы этой ненависти не заслужили». Тут и попытки найти «слабое звено» в этой цепи международной ненависти: «Это Америка давит на правительства других стран, чтобы натравить на нас одурманенные пропагандой народы». То есть, если бы не американская пропаганда и американское давление, в Европе бы нас поняли. Но сами американцы — никогда.

Присутствует в интернет-обсуждениях и тема страха как основы ненависти к России. Но все-таки больше говорится о том, что нас ненавидят, но уважают. Ведь уважать можно только сильного противника, а Россия сегодня именно такой противник. Право силы — основа как нашего отношения к другим странам, так, по мнению участников интернет-дискуссий, и их отношения к нам. Кто побеждает, тот и прав.

Далее в рассуждениях этой аудитории появляется очень существенный момент: мы победили, открыто продемонстрировав миру свою силу, но мир этого не оценил. А обязан был оценить, потому что наша сила базируется на превосходстве в уме, доброте и справедливости. Мы умные, поэтому (или потому что) так красиво провели операцию в Крыму. Мы добрые, поэтому/потому что помогаем русским, живущим вне России. Мы справедливые, поэтому/потому что мы совершили то, чего требовала вся российская история. И если бы мир был устроен правильно, все восхищались бы этими нашими качествами. Восхищение и уважение, основанное на некотором страхе, — вот чего бы хотелось. Однако мир устроен неправильно, а потому Россия в ответ получает только ненависть. И что нам остается? Тоже только ненавидеть.

Об авторах
Алексей Левинсон руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра Любовь Борусяк Доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.