Лента новостей
В Москве эвакуировали жильцов горящей пятиэтажки Общество, 01:14 Политик в Нидерландах поспорил с премьером о роли России в крушении MH17 Политика, 00:48 Адвокат сообщил о задержании в аэропорту Афин россиянина с $800 тыс. Общество, 00:36 «Скажи что-нибудь на футбольном»: что такое пента-трик РБК и Футболер, 00:09 СМИ показали фото предполагаемого террориста в Лионе Общество, 00:03 Оппозиция Венесуэлы заявила о захвате контроля над посольством в США Политика, 00:01 Эрнст обратился к дочери Алсу во время подведения итогов шоу «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 23:38 Финляндия откроет в России 16 новых визовых центров Политика, 24 мая, 23:23 Российский режиссер Кантемир Балагов получил приз в Каннах Общество, 24 мая, 23:11 Эрнст в прямом эфире назвал победителей шоу «Голос. Дети» после скандала Общество, 24 мая, 22:51 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 24 мая, 22:49 СМИ назвали дату возможного возвращения Саакашвили на Украину Политика, 24 мая, 22:32 Доходы Бастрыкина за год сократились более чем на треть Общество, 24 мая, 22:11 Дочь Алсу отказалась от участия в спецвыпуске «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 21:54
Мнение ,  
0 
Алексей Левинсон Любовь Борусяк Бедность хуже диктатуры: чего боятся сейчас россияне
По сравнению с прошлым летом страхи образованных и обеспеченных россиян претерпели сильные изменения. Тогда боялись мировой войны, сегодня – лишь падения уровня жизни. Что больше всего пугает остальную часть населения?

Репрессии нам не страшны

В очередном опросе Левада-Центра граждан спрашивали, что, по их мнению, сейчас более всего угрожает России. Исследователи заготовили перечень из двух десятков возможных ответов. Вот пять из них:

– установление диктатуры;
– ограничение свобод (свободы слова, выезда за границу);
– передел собственности;
– ущемление интересов частного бизнеса;
– массовые репрессии, преследования инакомыслящих.

Среди читателей найдется немало тех, кто согласится, что это – главные угрозы, и согласится с порядком, в котором они перечислены. Однако это не начало списка, а конец: ответы расставлены в обратном порядке, от наименее популярного (про диктатуру – 2%) к несколько более частым (репрессии – 3%).

В самом факте расхождения мнений между разными группами людей нет ничего странного. Люди с высшим образованием вдвое чаще всех остальных заводят речь об опасности установления диктатуры, а студенты втрое чаще опасаются потерять свободу слова и свободу выезда. Вероятность того, что будут преследовать за инакомыслие, волнует москвичей сильнее, чем жителей малых населенных мест. Но и при этих различиях перечисленные угрозы даже в условно элитарных слоях назвали единицы процентов. И стоят эти угрозы и у них далеко не на первых местах.

Пора сказать, что же действительно оказалось на первом месте в списке угроз: это «рост цен, обнищание населения». Такой ответ выбрали 54% населения (среди домохозяек и безработных его выбирали намного чаще). Далее идет «экономический кризис» (49%), собственно являющийся причиной роста цен. Поэтому у компетентных слоев – специалистов, предпринимателей, руководителей – этот фактор на первом месте, а рост цен закономерно на втором.

Третье место занял ответ «втягивание России в военные конфликты за пределами страны» (33%). Дипломаты и официальные лица могут настаивать, что Россия «не является стороной конфликта», население России, когда надо, тоже будет твердить: мол, никакого нашего вмешательства нет. Но в ситуации опроса об этом говорит треть граждан и почти половина военных. Что признают люди, угрозу или свершившийся факт, мы наверняка сказать не можем. Но по аналогии с ответом про рост цен можно предположить, что говорят и о перспективе, и о том, что уже происходит на деле.

На четвертом месте в общем ряду фигурирует рост безработицы. Среди безработных ее называют вдвое чаще, и она для этих людей на втором месте по важности. Волнуются за своих близких неработающие домохозяйки (39%), волнуются за свое близкое будущее студенты (33%). Среди работающего населения безработицу считают главной угрозой 26–29%.

Замыкает пятерку главных угроз такой фактор, как «рост напряженности в отношениях со странами Запада». В целом это волнует 22%, но руководящих работников, а также военных беспокоит куда больше, чем остальных жителей (для обеих категорий это третья по важности угроза, о ней говорят более трети в каждой из групп).

Из угроз, которые и не в начале, и не в конце списка, отметим «конфликты с сопредельными странами/странами СНГ». Ее сочли важной 13% (среди военных – вдвое больше). Россиян, как выясняется, конфликт с соседями волнует в полтора раза меньше, чем упоминавшийся «рост напряженности в отношениях со странами Запада». В ответах руководящих работников этот разрыв не в полтора, а в 7 раз, для них эта угроза чуть ли не на последнем месте по значимости. Дело, видимо, в том, что наши сограждане, в особенности наиболее важные из наших сограждан, за всеми конфликтами с бывшими братскими республиками видят происки Запада или попросту США.

Патриоты не боятся бедности

А какие угрозы для России видят активные интернет-пользователи, образованные и обеспеченные жители столиц, обсуждающие ситуацию в блогах и на форумах? Здесь за последние месяцы постоянно происходили изменения. Если прошлым летом самыми частыми угрозами называли украинский конфликт, спровоцированный американцами, угрозу новой мировой войны, а также исчезновение в магазинах привычных продуктов, то после декабрьского «черного вторника» на первый план вышла примерно та же тема, что и у большинства россиян. Но здесь это не «обнищание», а резкое снижение привычного уровня жизни, то есть тоже бедность, но по сравнению со средним россиянином весьма относительная. Дружно повторяемые прогнозы, что после новогодних праздников рубль окончательно упадет, а цены будут расти в геометрической прогрессии, казались реальной перспективой, угрожающей всей стране. Но наступил февраль, рубль даже слегка укрепился, и мнения участников обсуждений разделились.

Часть интернет-пользователей к угрозе бедности стала относиться гораздо спокойнее, поскольку поверила, что «настоящего» обвала рубля и взлета цен не будет. Да, расходы на еду в бюджете выросли, но не критично; похоже, что кризис не такой угрожающий, как казалось. Тогда эти люди с удовольствием переключились на политику. Их теперь гораздо больше волнуют угрозы для России. Потому они гораздо чаще пишут о патриотизме, о кознях Запада, о том, что надо готовиться дать отпор. О том, что причины угроз могут быть не только вовне, но и внутри страны, что сама внутренняя ситуация содержит угрозы, говорят очень мало. А уж угрозы установления диктатуры, репрессий, ограничения свобод и ущемления частного бизнеса не упоминаются этой публикой вообще.

Словом, эта патриотически-оптимистическая часть интернет-населения во внутренней ситуации угроз для себя лично не видит. Пусть приходится отказаться от отпуска за границей, так причины того не политические, а экономические, причем не макро-, а микроэкономические (на уровне семьи). Да, они опасаются, что будут ограничения на загранпоездки, но проблемы будут не с выездом из России, а с въездом в другие страны: это они наложат санкции и нас не пустят.

Что касается частного бизнеса, то в разговорах о нем настроения вообще оптимистические. Очень многие (не бизнесмены, а те, кто рассуждает о них в интернете) считают, что теперь, с введением санкций, частный бизнес должен только радоваться, для него-де как раз ситуация максимально благоприятна. А если какие-то отрасли бизнеса, вроде турбизнеса, рушатся, так это нормально, и политика ни при чем. Кто теперь ездит за границу через турфирму, когда у всех есть интернет?

Зима без фруктов

Но звучат и другие мотивы. Они исходят от тех, кто еще недавно причислял себя к среднему классу, но для кого угрозы реализовались, кто уже реально обеднел. Причины разные – лопнул бизнес, уволили, сократили и пр. Особую категорию составляют родители новых многодетных семей среднего класса, которые совсем недавно были неплохо обеспечены. Важным признаком успешности для многих семей и для этих в особенности была возможность покупать детям фрукты в необходимом количестве и относительно широком ассортименте. Теперь вазы с фруктами – символа успешности – больше нет на столе. Многие матери с горечью пишут, что теперь покупают фрукты по счету, причем ищут, где их купить подешевле. (То же самое с мясом, но к ограничению мясных блюд на столе относятся спокойнее. Теперь – в отличие от 1990-х – это не главный символ успешности.)

Почему нет фруктов по прежней цене, этим блогерам ясно. Эта напасть, как и прочие, идет с Запада, и это уже почти само собой разумеется. Ситуацию и угрозу ее дальнейшего ухудшения эти семьи приняли, она стала привычной, как смена времен года. А сейчас у нас зима.

Об авторах
Алексей Левинсон руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра Любовь Борусяк Доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.