Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В порт Хельсинки вошли четыре корабля НАТО для совместных учений Политика, 03:13
Рогозин словами о водке отреагировал на заявление главы ЕК о нефти России Политика, 02:44
В России с 1 сентября введут электронные путевки Общество, 01:57
Глава МВД Франции обвинил британских фанатов в беспорядках на финале ЛЧ Спорт, 01:55
Экс-игрок сборной России раскритиковал финал ЛЧ за один забитый гол Спорт, 01:50
Анчелотти назвал заслуженной победу «Реала» в Лиге чемпионов Спорт, 01:40
Welt узнала о сокращении Германией поставок оружия Украине до минимума Политика, 01:39
УЕФА в срочном порядке рассмотрит ситуацию с беспорядками на финале ЛЧ Спорт, 01:04
Вратаря «Реала» Куртуа признали лучшим игроком финала Лиги чемпионов Спорт, 00:49
Посольство сочло «русофобскими инсинуациями» обвинения России в геноциде Политика, 00:47
Анчелотти побил рекорд по победам в Лиге чемпионов среди тренеров Спорт, 00:37
Бензема стал лучшим бомбардиром Лиги чемпионов нынешнего сезона Спорт, 00:34
«Реал» обыграл «Ливерпуль» в финале Лиги чемпионов Спорт, 00:32
ВМС США летом проведут испытания беспилотной подлодки Политика, 00:01
Мнение ,  
0 
Павел Демидов

Выбор крайних: что готовят демократы Трампу на выборах в конгресс

Наиболее вероятный исход ноябрьских выборов в США — демократы получат большинство в нижней палате, но не возьмут сенат. В результате они смогут блокировать законодательные инициативы Трампа, но проводить свою повестку — нет

Промежуточные выборы в конгресс США — это особая история. На них голосуют только самые активные и убежденные сторонники партий — в среднем две трети из тех, кто ходит на президентские выборы. Четыре года назад в ноябре голосовали лишь 36,5% американцев, это минимум с 1942 года. Однако в этот раз ситуация изменилась.

Намеченные на 6 ноября выборы — едва ли не самые дорогие и самые ожесточенные в истории. Сейчас прогнозируется рекордная явка. Однако дело не сколько в том, что наконец проголосовать решил и американский центрист, а в том, что ожесточенных правых и левых стало больше.

Традиционно на промежуточных выборах партия президента проигрывает — за последние сто лет победить удалось лишь демократам при Франклине Рузвельте в 1934 году, когда начали приносить первые плоды реформы Нового курса, и республиканцам в 2002 году, когда нация сплотилась вокруг Джорджа Буша-младшего после терактов 11 сентября. Сохранится ли эта историческая закономерность или во времена Дональда Трампа уже нет никаких непреложных правил?

За родину, против Трампа

На стороне демократов не только традиции, но и сильнейшее неприятие президента со стороны их базового электората. Главным ресурсом мобилизации эксперты называют женский электорат и его «острие» — движение MeToo. Трамп для активистов и активисток этого движения — олицетворение векового засилья мужчин, Харви Вайнштейн космических масштабов. В этот раз, учитывая беспрецедентный объем досрочного голосования, когда жены могут независимо от воли своих мужей отправить конверт с бюллетенем, демократы рассчитывают на голоса «тихих» женщин, держащих свое мнение при себе, но созревших до того, чтобы выразить свой протест. Хватает и «громких» — в этом году рекордное число кандидатов в конгресс — женщины.

Впрочем, нужно помнить, что два года назад, после публикации аудиозаписи, на которой Трамп хвастался своим грубым поведением по отношению к женщинам, он все равно получил большинство голосов белых замужних женщин и обеспечил себе победу на выборах.​

Другая часть активных антитрамповцев — это мигрантские сообщества и примыкающие к ним небелые американцы, натурализировавшиеся, но чувствующие себя в Америке Трампа не очень уютно. Жесткая антииммигрантская политика Трампа вызвала бурю гнева со стороны этих сообществ. Сегодня в режиме реалити-шоу американцы наблюдают, как через Мексику к границе США движутся тысячи иммигрантов из стран Центральной Америки. При этом Пентагон уже выслал военных на подмогу пограничникам, чтобы те не пропустили караваны через границу. Шоу затмевает все возможности для содержательного разговора. Зато для обеих сторон выгодна поляризация, которая может привести на избирательные участки и сочувствующих мигрантам, и тех, кто их панически боится.

Pro
Фото: Mario Tama / Getty Images Музыка, танцы, скороговорки: что поможет улучшить работу мозга
Pro
Фото: David McNew / Getty Images Набор разморожен. Как сейчас крупные компании нанимают ИТ-специалистов
Pro
«Ваш уровень дохода?»: какие вопросы в анкете сорвут исследование
Pro
Аналитики оценили, как долго доллар может торговаться по 60 руб.
Pro
Фото: Kai Schwoerer / Getty Images Доллар по 180: зарубежные аналитики — о реальном курсе рубля
Pro
Фото: Anton Vaganov / Reuters Экономика РФ не рухнула после санкций. Как это объясняют зарубежные СМИ
Pro
Фото: Jamie Squire / Getty Images Как не оставить наследников ни с чем при переезде и релокации бизнеса
Pro
Фото: Matthew Stockman / Getty Images Дело в шляпах: как стратегия Диснея поможет вам сменить профессию

При этом у демократов хватает своих проблем. Накачка базового электората привела к тому, что в ряде округов на праймериз победу над демократами-центристами одержали крайне левые по американским меркам кандидаты. Они могут победить в своих округах, но их появление на политической сцене позволяет республиканцам мобилизовать свою базу, мол, посмотрите, демократы вот-вот заполнят конгресс социалистами. Действительно, почти все лица Демпартии сегодня — это относительно далекие от центра политики, не чурающиеся левого популизма ради победы над популизмом правым.

Демократы-центристы, впрочем, продолжают кропотливую работу в так называемых спорных штатах — их задача повторить успех молодого юриста Конора Лэмба, победившего весной на дополнительных выборах в конгресс в консервативной Пенсильвании. Событие этих промежуточных выборов — кампания демократа Бето О’Рурка в Техасе против самого Теда Круза, в 2016 году бывшего главным соперником Трампа на праймериз и получившего от него кличку Лгущий Тед. Теперь, впрочем, Трамп говорит, что Круз не врун, а красавчик (beautiful Ted) — ведь О’Рурк со своими довольно левыми для Техаса взглядами отстает от Круза всего на 6–8%, что необычно для консервативного последние два десятилетия Техаса, а терять даже одного сенатора президенту не хочется.

Вместе с тем серьезной проблемой для демократов является слабость их политической повестки. Понятно, против чего (а точнее кого), но неясно, за что они выступают. Впрочем, на промежуточных выборах это менее важно, чем на президентских, ведь именно президент в американской традиции является главным субъектом политической инициативы.

Козыри Дональда

Повестка Республиканской партии гораздо монолитнее и понятнее. Во-первых, это экономический рост и рекордно низкая безработица. Рост начался еще при Обаме, но Трамп и республиканцы приписывают эту заслугу себе, мол, это дерегулирование и налоговая реформа так сработали. В любом случае тут правящей партии есть чем гордиться, а демократам сложно критиковать экономическую политику Белого дома.

Другая важная победа для республиканцев — это укомплектование за последние два года Верховного суда США двумя судьями-консерваторами. Это для базового избирателя республиканцев было важнейшим вопросом во время кампании двухлетней давности — Верховный суд даже в большей степени, чем другие институты, рассматривался консерваторами как последний защитник и гарант традиций. Несмотря на скандалы, сопутствовавшие назначению судьей Бретта Кавано, дело сделано: республиканцы обеспечили себе большинство в Верховном суде на пару десятилетий.

Третья опора Трампа — это навязываемая им своему базовому электорату черно-белая картина мира, в которой честным американцам противостоят враги, не желающие делать Америку снова великой. Во внешней политике это прежде всего Иран и Китай, но также зловредные мексиканцы и канадцы, пытающиеся разорить честных американских фермеров и рабочих, поставляя на рынок более дешевые продукты. Трамп с гордостью называет себя американским националистом, чем повергает в отчаяние притихший истеблишмент своей партии, но приводит в восторг свою базу. Что бы ни делал Трамп, какие бы очередные новости про него ни появлялись, почти 90% республиканцев продолжают его поддерживать.

В результате республиканский истеблишмент не находит себя в партии Трампа и покидает ее: каждый шестой республиканец, заседающий в палате представителей, в этом году просто не стал выдвигаться на новый срок, включая спикера нижней палаты Пола Райана и нескольких глав ключевых комитетов. Таким образом, кризис лидерства присущ республиканцам в той же мере, что и демократам.

В итоге соперничающие стороны подходят к выборам в состоянии высокой степени мобилизации, которая скрывает кризисное состояние обеих партий. Наиболее вероятный исход — демократы смогут получить большинство в нижней палате, но останутся в меньшинстве в сенате. В этом случае оппозиция сможет блокировать законодательные инициативы Трампа, но не сумеет проводить свою повестку. Два года политического противостояния и взаимных обвинений в недоговороспособности могут стать питательной средой для новой кампании Дональда Трампа на выборах в 2020 году и нового поколения популистов в американской политике, на этот раз левого толка. Слабость политического центра в США становится постоянным фактором риска для всего мира, в том числе для России.

Об авторе
Павел Демидов Павел Демидов политолог, американист
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги