Лента новостей
Следователи установили личность устроившей самоподрыв в Грозном женщины Общество, 14:43 Личный опыт: я живу в пентхаусе РБК и Элитная недвижимость, 14:21 Янукович не выступит в суде Киева из-за госпитализации Политика, 13:57 Немецкая автогонщица попала в серьезную аварию на Гран-при Макао Спорт, 13:45 Чемпиона мира по рукопашному бою заподозрили в убийстве росгвардейца Общество, 13:21 Саммит АТЭС впервые за 25 лет завершился без итоговой декларации Политика, 13:18 Ищенко сдал в избирком документы для участия в выборах главы Приморья Общество, 12:23 СМИ анонсировали переход футболиста «Зенита» в «Милан» Спорт, 12:16 Как завести горизонтальные связи на бизнес-мероприятиях РБК и Открытие, 11:54 Следователи возбудили дело после самоподрыва женщины в Грозном Общество, 11:30 В Мурманске умер пострадавший при ЧП с «Адмиралом Кузнецовым» Общество, 11:24 Американский генерал оценил доклад об утрате военного превосходства США Политика, 10:50 Самый хоккейный тест для настоящих болельщиков РБК и Mastercard, 10:46 Сборная Португалии первой вышла в полуфинал Лиги наций Спорт, 10:26
Политика , 24 окт, 15:24
0
Дамир Гайнутдинов Настройка новостей: чем обернется новый закон об агрегаторах
Новый законопроект, касающийся интернет-сервисов по агрегации новостей, продолжает серию решений, позволяющих блокировать или поставить под госконтроль любой значимый для российской аудитории ресурс

Можно взять любой российский законопроект последних лет, связанный с ограничениями свободы информации, и убедиться, что авторы его ссылаются на необходимость защиты одного из трех китов, на которых обычно стоит цензура — детей, традиционных ценностей и национальной безопасности.

В случае с внесенными 22 октября в Госдуму поправками в закон о новостных агрегаторах речь идет о безопасности: в пояснительной записке к законопроекту говорится, что новостные сервисы «оказывают информационное воздействие на население России», а значит, должны находиться под особым контролем, под который уже попали классические СМИ и онлайн-кинотеатры.

Один из приводимых авторами закона доводов заслуживает того, чтобы его процитировать дословно: «Существующая сегодня возможность иностранных государств или подконтрольных им лиц управлять процессами распространения информации в России, влиять на развитие демократических институтов угрожает общественному порядку в нашей стране».

Очевидно, что управлять распространением информации в России российские власти хотели бы исключительно сами, а попытку конкуренции на этом поле воспринимают как вызов.

Улучшение алгоритма

В книге «Битва за Рунет» журналисты Андрей Солдатов и Ирина Бороган описывают, как еще осенью 2008 года в московский офис «Яндекса» приезжали заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков и замглавы управления внутренней политики Константин Костин, требовавшие предоставить государству возможность влиять на выбор заголовков и дать доступ к интерфейсу новостного сервиса. Причиной называли то, что в дни российско-грузинской войны на первой странице сайта появлялись новости из грузинских медиа. Чиновники не могли поверить, что выборка новостей, включающая сообщения независимых ресурсов и оппозиционных сайтов, формируется автоматически. «Яндексу» пришлось пойти на сотрудничество, однако этого оказалось недостаточно.

Первый закон о новостных агрегаторах, принятый в 2016 году, заставил компанию пересмотреть правила сервиса «Яндекс.Новости», исключив из топ-5 новостей и тематических страниц сообщения незарегистрированных СМИ. Информационная картина дня, которую видят на экранах своих компьютеров пользователи одного из самых популярных русскоязычных сервисов, еще сильнее изменилась.

Убежденность российских чиновников, что в интернете существуют некие национальные границы, которые следует защищать, а информация распространяется лишь внутри либо за пределами этих границ, оказалась просто поразительной.

Строго говоря, в этом нет ничего нового. В 2009 году Владимир Путин на саммите Шанхайской организации сотрудничества подписал Соглашение о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, в котором одной из основных угроз названо распространение информации, искажающей представление о политической системе, общественном строе, внешней и внутренней политике, важных политических и общественных процессах в государстве, духовных, нравственных и культурных ценностях его населения.

Затем, в 2016 году, российский президент утвердил Доктрину информационной безопасности, в которой описана угрожающая тенденция к увеличению в зарубежных средствах массовой информации объема материалов, содержащих предвзятую оценку государственной политики Российской Федерации.

Реестр жертв

В таких обстоятельствах стремление взять под контроль важнейшие источники информации вполне логично. Одной из форм контроля может стать локализация. Схожая норма предлагается в новой версии закона о социальных сетях, требующего от глобальных платформ создать в России представительства, позволяющие среди прочего оказывать давление на зарубежного владельца сервиса, до которого по-иному не добраться.

Что касается закона об агрегаторах, то вопреки уже появившимся комментариям предположу, что его жертвами станут не только крупные российские сервисы. Состав их акционеров и так уже в той или иной степени контролируется российскими властями. «Яндекс» — через механизм «золотой акции», принадлежащей государственному Сбербанку, Mail.Ru Group — через положения устава и недавно принятые дополнения к акционерному соглашению, ограничивающие иностранное участие. В топе новостей этих сервисов присутствуют лишь материалы зарегистрированных СМИ, иностранное владение которыми практически сведено к нулю в результате принятых ранее поправок в закон «О средствах массовой информации». Более того, любой влиятельный российский ресурс можно поставить под контроль через закон об инвестициях в стратегические предприятия. В 2012 году такие разговоры уже велись, инициативу при необходимости легко реанимировать.

Речь о том, что под угрозой окажутся и новостные сервисы Google, а также такие медиа, как Meduza, которая помимо прочего агрегирует новости. Сейчас они не входят в реестр новостных агрегаторов, который ведет Роскомнадзор, так как их аудитория не достигает 1 млн пользователей в сутки. Однако методика подсчета количества пользователей, допускающая запрос информации у любых третьих лиц, позволяет при желании произвольно уточнять объем аудитории. Кроме того, понятно, что новый закон позволит застолбить контроль над другими подобными сервисами, которые могут появиться в будущем.

Основной инструмент регулирования, предусмотренный законопроектом, — блокировка сервиса, что дает властям еще одно основание для ограничения при необходимости доступа к тому же Google, причем такая блокировка будет выглядеть менее политически мотивированной, чем, например, отказ удалить очередной разоблачительный фильм Фонда борьбы с коррупцией.

Об авторах
Дамир Гайнутдинов юрист международной правозащитной группы «Агора»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Следующая новость раздела