Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Oxxxymiron анонсировал первый за пять лет концерт Общество, 14:21
Как не разрушить компанию, меняя привычные бизнес-процессы Pro, 14:19
Российский биатлонист выиграл спринт на этапе Кубка IBU Спорт, 14:17
Ровно 22 грамма кофе: как перестать пить невкусный кофе РБК и Bork, 14:17
Игра: попробуйте угадать автомобиль по его фарам Авто, 14:09
Рошаль предупредил о новой угрозе для российских медиков из-за COVID-19 Общество, 14:06
Конфликт со стрельбой двух водителей в центре Москвы. Видео Город, 14:01
Лучше быть уверенным: зачем люди страхуют себя и имущество РБК и Ингосстрах, 13:54
От Гострудсберкассы до «Сбера»: как менялась айдентика банков Pro, 13:47
Начальника полиции по Ростокино задержали по делу о продаже должностей Общество, 13:47
Лукашенко заявил об отсутствии планов «вышвыривать» западных дипломатов Политика, 13:43
От Пскова до Цесвайне: туристические маршруты по замкам и крепостям Совместный проект, 13:31
В геологоразведочном вузе назначили исполняющего обязанности ректора Общество, 13:30
Год кибертигра: нейросеть составила гороскоп на 2022 год Социальная экономика, 13:30
Зачем Башар Асад прилетал в Москву ,  
0 
Ричард Хаас

Бросок дзюдоиста: каким испытанием для Кремля станет война в Сирии

Война на Ближнем Востоке несет много рисков для России и ее президента, но в конечном счете она способна положительно повлиять на имидж Владимира Путина

Своя война

Ключевой вопрос сегодня — что президент России Владимир Путин делает в Сирии и зачем? Большинство наблюдателей сосредоточились на краткосрочных результатах, но куда важнее долгосрочные последствия.

Мы знаем, что Путин решил прийти на помощь разрушенному войной режиму Башара Асада. Российские бомбы и ракеты сейчас обрушились на множество вооруженных группировок, которые борются с сирийскими правительственными войсками. Это дало режиму передышку. Горькая правда о Сирии — разрушение режима Асада, несмотря на все претензии к нему мирового сообщества, скорее всего, привело бы к геноциду и установлению халифата так называемого «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная в России) в Дамаске.

Мотивы Путина являются предметом спекуляций, но, по-видимому, он просто не хотел допустить разрушения Сирии — долгосрочного союзника России на Ближнем Востоке. Более того, он никогда не упускает возможности напомнить миру, что Россия остается крупной державой, способной и готовой действовать ради своих интересов. Не исключено также, что он стремился отвлечь внимание российского общества от кризиса в экономике. Высокие рейтинги Путина предполагают, что он вполне добился успеха.

Многие опасаются, что действия России не только продлят жестокую гражданскую войну в Сирии, но и укрепят исламистов. Это действительно может произойти, потому что ненависть к режиму Асада является основным инструментом для вербовки.

Приходят сообщения, что «Исламское государство» перемещается в районы, которые другие группировки покинули после российского нападения. Россия, похоже, играет в ту же циничную игру, что и Асад: превращает войну в выбор между исламскими фундаменталистами и режимом, который порочен, но все равно заслуживает мировую поддержку.

Эта демонстрация российской напористости предвещает новую холодную войну, уверены многие. Но такой сценарий мне кажется маловероятным — России не хватает экономических и боевых средств для поддержания военных усилий на нескольких фронтах. Вряд ли российский народ готов платить высокую цену за агрессивную внешнюю политику.

Лоскутная Сирия

Президент России — известный энтузиаст боевых искусств, а его действия в Сирии полностью согласуются со многими их принципами. Например, в дзюдо очень важен решающий бросок, который нейтрализует сильные стороны противника и позволяет сосредоточиться на его слабостях.

Сила имеет свои пределы. Вмешательство России не поможет правительству Асада вернуть под контроль основную часть территории страны. Политика Путина может в лучшем случае создать относительно безопасные зоны.

Однако даже эта скромная цель будет очень дорогостоящей, потому что «Исламское государство» тоже становится сильнее. Недавний теракт в Анкаре показал, что террористы-смертники готовы действовать за пределами зон военных действий. Нельзя исключать их активизации в России.

Благоприятный сценарий возможен, если Россия и другие участники конфликта смогут договориться о компромиссе. Ключевой вопрос — считает ли Путин укрепление правительства Асада самоцелью или средством для достижения цели? Если верно второе, если Путин думает в терминах не только дзюдо, но и шахмат (любимой игры у многих россиян) и планирует на несколько ходов вперед, то начнется дипломатический процесс, в ходе которого можно представить, что Асад будет в какой-то момент лишен власти. Путин не отличается сентиментальностью.

В это же время Соединенные Штаты и другие страны вынуждены вести двухстороннюю политику. Одна задача — улучшить баланс боевых сил в Сирии. Это подразумевает помощь курдам и некоторым суннитским племенам, а также авиаудары по «Исламскому государству».

Анклавы безопасности должны стать результатом этих усилий. Сирия, состоящая из анклавов, может быть лучшим возможным результатом сейчас и в обозримом будущем. Ни у США, ни у кого-либо другого нет жизненно важного национального интереса в восстановлении сирийского правительства, которое управляет всей территорией страны. Необходимо лишь остановить «Исламское государство» и подобные группы.

Второй задачей будет политический процесс, в рамках которого США и другие правительства продолжат вести диалог с российской (и даже иранской) стороной. Цель в том, чтобы ослабить власть Асада и создать новое правительство, которое будет пользоваться поддержкой его сторонников и некоторых противников.

Такой сценарий может положительно повлиять на престиж Путина в мире.

Об авторе
Ричард Хаас Ричард Хаас президент Совета по международным отношениям
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.