Лента новостей
Легализация близко: в Индии зимой представят законопроект о криптовалютах 16:35, Крипто Почему нельзя вводить налог на газировку: мнение эксперта 16:32, Потребрынок  Как создаются культовые кинотрюки с автомобилями на льду 16:29, РБК и Toyo В Минобрнауки предложили защитить аттестаты профессоров QR-кодом 16:21, Общество СМИ узнали о желании Ибрагимовича перейти в «Милан» 16:21, Спорт Кабмин обсудит передачу контроля за проектами на шельфе одному органу 16:20, Экономика В Петербурге выставили на продажу квартиру Максима Горького 16:11, Недвижимость Россиянам разрешили получать электронные военные билеты 16:10, Политика МВД увидело попытки дискредитировать кандидата на пост главы Интерпола 16:08, Политика Певца Евгения Осина похоронили на Троекуровском кладбище 16:04, Общество Какой ноутбук для разъездов стоит купить и почему 15:55, РБК и Lenovo Литва пригрозила выйти из Интерпола при избрании его главой россиянина 15:46, Политика Счетная палата проверит расходование выделенных Фондом кино средств 15:40, Общество Ужин за 15 минут: персональный рецепт итальянской кухни 15:21, РБК и Barilla В ОЗХО отвергли идею России по контролю за поиском виновных в химатаках 15:20, Политика Курс биткоина обновил годовой минимум 15:20, Крипто Песков переадресовал МИДу вопрос о позиции ЕС по Азовскому морю 15:19, Политика В Интерпол вступили две тихоокеанские республики Кирибати и Вануату 15:13, Политика Киев ответил на статью о родстве постпреда в ОБСЕ с генералом из России 15:10, Общество МТС зарезервировала ₽56 млрд под компенсацию за взятки в Узбекистане 15:09, Технологии и медиа Полиция задержала подозреваемого в ограблении дома экс-главы ФТС 15:06, Общество Самый хоккейный тест для настоящих болельщиков 15:03, РБК и Mastercard Анонс матча России против Швеции и Лига наций: обзор спортивных событий 14:56, Спорт «Победа» пригрозила установить «смешные габариты» ручной клади 14:48, Бизнес Московские рестораны Starlite Diner закрыли из-за гепатита 14:46, Общество Суд отказался отменить штраф в ₽22 млн журналу The New Times 14:43, Технологии и медиа Victoria's Secret отстает: как владелец бренда будет выходить из кризиса 14:40, Quote ПФР позвал умершую жительницу Самары за пособием в 139 руб. на похороны 14:34, Общество
Минский план: почему новый виток конфликта неизбежен
Украинский кризис, 12 фев 2015, 19:50
0
Василий Кашин Минский план: почему новый виток конфликта неизбежен
После 16-часовых переговоров в Минске были подписаны новые договоренности по урегулированию украинского конфликта. Это во многом победа российских властей и пророссийских сил, но до конца кризиса еще далеко

Как готовилась победа ополченцев

Соглашения, подписанные в четверг в Минске по итогам переговоров в «нормандском формате», скорее всего, означают завершение войны на востоке Украины на выгодных Москве и пророссийским силам условиях. Как и предыдущие, неудачные минские соглашения сентября 2014 года, они, по сути, фиксируют военную победу «народных республик». Но в отличие от Минска-1 теперь прописан механизм реализации принципиальных политических договоренностей, ставших итогом донецкой победы и украинского поражения. Что еще более важно, контроль за реализацией соглашений становится теперь делом не только Украины, России и «народных республик», но и Евросоюза.

Первые минские договоренности стали следствием разгрома украинской армии под Иловайском в августе 2014 года. Это было последнее в серии тяжелых поражений лета 2014 года. Серия «котлов» привела к утрате Вооруженными силами Украины и ее национальной гвардией значительной части техники и, вероятно, большей части подготовленных и мотивированных бойцов. Эти потери так и не были возмещены в полной мере; например, украинская боевая авиация почти перестала существовать как фактор боевых действий.

Украинская армия, сохраняя количественное превосходство над ополчением в живой силе и технике, по существу, утратила способность к проведению крупных наступательных операций. Эта армия, комплектуемая за счет насильственных мобилизаций, оснащаемая плохо отремонтированным советским металлоломом и реквизированным гражданским транспортом, вплоть до школьных автобусов и коммерческих фургонов, пораженная коррупцией и алкоголизмом, вызывала тоску даже у знакомых с ситуацией в ней американских специалистов.

Этой армии противостояли полностью добровольческие вооруженные формирования местного ополчения, усиленные российскими националистами, среди которых было немало ветеранов локальных войн. Эти формирования получали хорошо организованное снабжение. Со второй половины июля у ополченцев стали появляться танки Т-72Б3, 120-мм орудия «Нона-К», бронемашины БПМ-97 «Выстрел», радиолокационные станции засечки артиллерийских позиций «Аистенок» и другие виды современной техники, которые не встречались до того на территории бывшей Украинской ССР.

Что еще более важно, в ДНР и ЛНР с конца лета шел активный процесс преобразования разношерстного ополчения в полноценные регулярные армии. Полевые командиры, которые отказывались следовать армейской дисциплине, отстранялись и вывозились в Россию; на базе отрядов ополчения создавались единообразные оргструктуры; налаживались системы снабжения и боевой подготовки. В целом силы «народных республик» к началу 2015 года уже заметно более походили на настоящую регулярную армию, чем Вооруженные силы Украины.

Ошибка ЕС и США

Украинская армия использовала время перемирия, чтобы нарастить численность и восстановить очередную партию советского оружия с баз хранения. Она так и не смогла решить ключевые проблемы, связанные с тактикой, организацией и дисциплиной. В то же время и на Украине, и, что еще важнее, у ряда стран Запада осенью стало крепнуть ощущение, что победа в Донбассе все еще возможна. Обвал цен на нефть в сочетании с ужесточением санкций привели к этому времени к вполне очевидным проблемам в российской экономике – именно в этом виделся ключ к успеху.

В Вашингтоне и Киеве стала расти уверенность, что под влиянием санкций позиция Москвы по вопросу Донбасса рано или поздно начнет слабеть. Продолжение военного давления на «народные республики» и экономического давления на Россию, как предполагалось, приведет к капитуляции Москвы. Эта капитуляция произошла бы в форме специфического порядка выполнения первых минских договоренностей, при котором Россия еще до создания надежного политического механизма обеспечения безопасности в Донбассе согласилась бы на перекрытие российско-украинской границы и прекратила любую поддержку восстания, отнеся прочие этапы мирного плана на потом. В результате Донецк и Луганск остались бы один на один с Киевом и его западными союзниками, и их участь была бы предрешена.

Эти расчеты, основанные на нелепых, фантастических представлениях о России, ее государственном устройстве и состоянии общества, судя по всему, и лежали в основе стратегии США и их ближайших союзников. Требования «выполнять минские договоренности», понимавшиеся прежде всего как перекрытие границы и прекращение материальной поддержки восстания, при забвении их прочих пунктов, стали повторяться регулярно, и невыполнением этих требований обосновывались новые санкционные инициативы.

В середине декабря на фоне разворачивавшейся в России валютной паники цель, казалось, была близка. Госсекретарь США Джон Керри прямо указывал тогда, что в зависимости от действий Москвы санкции могут быть отменены «в течение дней». Тем не менее позиция Москвы не претерпела изменений, а поддержка Донбасса лишь усилилась. Так политическая составляющая стратегии потерпела провал.

Почему Украина не смогла выиграть войну

Военная составляющая стратегии состояла в ведении Украиной войны на истощение против «народных республик» в форме регулярных артиллерийских обстрелов, локальных наступлений, рейдов диверсионно-разведывательных групп. Военные меры сочетались с экономической блокадой мятежных районов. Учитывая небольшую глубину территории, контролировавшейся ополчением, и близость крупных населенных пунктов к линии фронта, «война на истощение» в течение нескольких месяцев должна была привести к почти полному прекращению экономической активности, массовому бегству населения в Россию, снижению поддержки восстания и распаду добровольческих формирований на Донбассе.

Единственным военным ответом ополчения на такую стратегию могло быть только общее наступление, которое преследовало бы две цели: отодвинуть позиции украинских сил на значительное расстояние от городов и нанести им неприемлемые потери, чтобы заставить Киев начать переговоры о мире на новых условиях. Наступление началось во второй декаде января 2015 года и, несмотря на значительные трудности и невысокие темпы, достигло если не первой, то по крайней мере второй задачи. Дальнейшая способность Украины вести интенсивные боевые действия, учитывая понесенные потери, тяжелое положение значительной группировки в районе Дебальцево, катастрофическое состояние экономики и государственных финансов вызывает сомнения. Продолжение войны могло бы иметь непредсказуемые последствия для украинского государства и для всей европейской безопасности.

Что дальше?

Чего позволяют добиться новые Минские соглашения? Прежде всего, в них содержится определенная последовательность действий по урегулированию конфликта. На первом месте стоит прекращение огня и отвод артиллерии. Это наиболее важно именно для «народных республик», крупные населенные пункты которых находятся вблизи от линии фронта. В документе также есть пункт о восстановлении социально-экономических связей мятежных регионов с остальной Украиной, включая выплаты пособий и банковские услуги.

При этом в примечании к документу контактной группы подтверждается право властей «некоторых районов» Донбасса формировать «народные милиции», де-факто – собственные армии. Тем самым во многом обесценивается внесенный явно по инициативе Киева пункт о разоружении «незаконных групп», выводе иностранной техники и наемников. Например, вооруженные силы ЛНР уже сейчас вполне официально называются «народной милицией».

В документе есть пункт о восстановлении контроля Украины над всей государственной границей – но этот вопрос увязан с проведением на Украине конституционной реформы, подразумевающей децентрализацию и особый статус Донбасса, а также с необходимостью проведения неких «консультаций» и «согласований» с представителями ЛНР и ДНР в рамках Трехсторонней контактной группы. Требовать контроля над границей как первоочередного условия соглашений Украина уже не сможет.

В случае реализации соглашения мятежные районы Донбасса оказываются в намного лучшем положении, чем, например, поддерживаемое Россией Приднестровье. При полном самоуправлении, собственных вооруженных силах, самостоятельности в экономических, правовых, культурных и языковых вопросах и праве на особый режим торговли с Россией они будут иметь общепризнанный правовой статус и сохранять возможности влияния на украинскую политику. Такое соглашение едва ли могло вызвать восторг у Украины и лидеров ЕС. Единственная причина, по которой оно было подписано, состоит в том, что продолжение войны обошлось бы им еще дороже.

Пока мы не можем быть уверены в том, что даже главный пункт документа – об установлении надежного режима прекращения огня и отводе артиллерии – будет реализован. Но и в этом случае речь будет идти не о завершении украинского кризиса, а лишь о начале новой его фазы. Украине придется иметь дело с политическими последствиями военного поражения на фоне тяжелого экономического кризиса, свертывания социальных обязательств государства, массового недовольства населения, фактического обособления отдельных регионов, находящихся под властью влиятельных политиков-олигархов. Украинское руководство расколото, в стране набирает силу незаконный оборот оружия, неясна судьба созданных в ходе войны добровольческих формирований. Новый виток кризиса неизбежен – и важно избежать чрезмерного вовлечения в него России.

Об авторах
Василий Кашин ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.