Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Из-за лесного пожара в Анталье пострадали более 50 человек Общество, 17:51 СБУ заявила о задержании «агента ГРУ» Политика, 17:49 Стоимость 1 кв. м вторичного жилья в Москве впервые превысила ₽250 тыс. Недвижимость, 17:49 Российский гимнаст заявил о слитых в унитаз шансах на золото Олимпиады Спорт, 17:44 АТОР увидела снижение числа бронирований в отелях Кубани в августе Бизнес, 17:42 Облака и российский бизнес: выгоды, сомнения и непридуманные истории РБК и #CloudMTS, 17:41 Кто из россиян завоевал олимпийскую медаль в Токио. Фоторепортаж Спорт, 17:40  Попова назвала число полностью прошедших вакцинацию россиян Общество, 17:38 Стриминг: основные требования к хранению и обработке потоковых данных Pro, 17:38 Самый маленький кроссовер Hyundai встанет на конвейер в сентябре Авто, 17:38 Из-за лесных пожаров под Антальей остановили все экскурсии для туристов Общество, 17:35 В Анталье вспыхнули сильные лесные пожары Общество, 17:35 Аргентина с футболистами ЦСКА и «Спартака» вылетела с Олимпиады Спорт, 17:28 Средняя зарплата на Украине достигла рекордного уровня Экономика, 17:28
Мнение ,  
0 
Егор Сусин

Лекарство от ФРС: справятся ли мировые регуляторы с эпидемией

Экстренное решение Федерального резерва позволяет надеяться, что эпидемия коронавируса не обернется для мировой экономики новой Великой рецессией. Но риски скачков цен и разрыва логистических цепочек остаются
Фото: Woohae Cho / Getty Images
Фото: Woohae Cho / Getty Images

2020 год мировая экономика встретила не в лучшей форме, хотя были и обнадеживающие признаки. Годом ранее глобальный рост замедлился с 3,6 до 2,9%, но более серьезного торможения удалось избежать. Вовремя среагировали центральные банки, а кроме того, высокую устойчивость продемонстрировал сектор услуг, продолжавший расти, несмотря на торговые войны. Это и не позволило миру свалиться в стагнацию. К концу года накал страстей немного спал, сказались приближающиеся президентские выборы в США, да и Китаю нужна была передышка. Результатом стало перемирие в торговой войне и надежда на то, что первое полугодие 2020 года будет чуть более спокойным. Еще в начале года МВФ и Всемирный банк закладывали в прогнозы небольшое ускорение роста. Сейчас об этом можно забыть.

«Черный лебедь» мировой экономики под названием COVID-19 появился, как и положено, неожиданно, перед празднованием китайского Нового года. К третьей декаде февраля ситуацию в Китае удалось стабилизировать, количество выздоровевших стало устойчиво превышать количество вновь заболевших. Если бы эпидемию удалось локализовать, то все потери мировой экономики вполне могли быть компенсированы вливанием пары сотен миллиардов долларов и сохранением мягкой политики центральных банков.

К сожалению, удержать вирус в пределах Китая не удалось, в конце февраля произошло резкое обострение в Италии, где за несколько дней количество заболевших превысило 1000 человек. Учитывая огромный туристический трафик и внутренние поездки (ЕС — это 600 млн поездок ежегодно), риски массового распространения вируса возросли. Уровень здравоохранения в Европе позволяет надеяться, что ситуация там будет нормализована, но гораздо больше опасений вызывает развитие событий на Ближнем Востоке, в Иране и в Африке. Хотя я по-прежнему считаю, что не стоит сгущать краски и смешивать рыночную панику с фундаментальными проблемами мировой экономики, тем не менее мы столкнулись с рядом дополнительных рисков: спадом в секторе услуг развитых стран, нарушением товарных цепочек и, как следствие, ростом числа неплатежеспособных компаний.

Падение акций из-за коронавируса стало рекордным с «черного понедельника»
Финансы
Фото:Сергей Карпухин / Reuters

Уязвимые услуги

Развитым экономикам распространение коронавируса угрожает ударом по сектору услуг, который до сих пор обеспечивал практически весь экономический рост. После того как торговые войны погрузили производство в стагнацию, провал еще и в услугах вполне способен привести к рецессии, остается надеяться, что она будет технической и не продлится более полугода. Но надо помнить, что в отличие от материального производства сектор услуг более уязвим с финансовой точки зрения. У компаний в этом секторе довольно мало ликвидных залогов, поэтому риски платежеспособности здесь существенно выше, а возможная поддержка со стороны государства может опоздать: из-за большого количества малых и средних компаний она сложнее администрируется.

Надежда на запасы

Разрушение цепочек поставок — риск, который может спровоцировать скачки цен на отдельные товары. В последние десятилетия бизнес активно повышал эффективность трансграничной торговли, снижая издержки и оптимизируя запасы. Но то, что в обычное время означает рост эффективности, в условиях шока поставок ускоряет возникновение дефицита. То, что эпидемия в Китае началась во время празднования Нового года, помогло на какое-то время сгладить ситуацию. Каникулы в Поднебесной длятся до трех недель, поэтому импортеры китайских товаров и комплектующих традиционно формируют на это время дополнительные запасы. Во второй половине февраля китайский бизнес начал восстанавливать поставки, так что пока серьезных проблем удается избежать. Но риск остается актуальным, учитывая распространение проблем на Европу и Корею. В отдельных отраслях можно ожидать перебои с предложением и сильные колебания цен. Но пока это умеренные риски, все-таки в большинстве секторов норма запасов — один-два месяца, а именно в такие сроки Китаю удалось нормализовать ситуацию с поставками.

Трамп выступил за еще большее снижение ставки ФРС США
Политика
Дональд Трамп

Антивирусный план

Основным риском в среднесрочной перспективе может стать негативное влияние эпидемии на и без того высокий уровень закредитованности мировой экономики, компаний и населения. C 2008 года долг нефинансового негосударственного сектора вырос в полтора раза: с $80 трлн до $120 трлн. Даже относительно небольшие потери могут стать критичными с точки зрения обслуживания долгов отдельных компаний и секторов. Такая ситуация требует от ключевых центральных банков и правительств крупнейших экономик скоординированных экстраординарных мер поддержки. Если регуляторы не смогут обеспечить своевременную поддержку рынкам и экономике, то последствия вполне могут оказаться сопоставимыми с ущербом от Великой рецессии 2008 года. Пока такой сценарий все же не является основным, во всяком случае в рамках G7 министры финансов и главы центробанков уже пообещали рынкам поддержку в случае необходимости. А всего через несколько часов после этого заявления ФРС США на внеочередном заседании снизила базовую процентную ставку сразу на 0,5 п.п. — до 1–1,25%, чтобы минимизировать последствия распространения коронавируса для американской экономики.

Если исходить из прогнозов, что медицина найдет адекватные методы борьбы с COVID-19 в течение одного-двух кварталов, то можно считать, что у правительств большинства развитых стран есть достаточный запас возможностей для нивелирования негативных последствий эпидемии. При таком сценарии уровень потерь мировой экономики пока можно оценивать в 0,5–1% ВВП.

Об авторе
Егор Сусин Егор Сусин начальник центра разработки стратегий Газпромбанка
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.