Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Маятник сомнений: какие угрозы стоят за трендами в строительстве Pro, 14:56 СК начал проверку в селе на Алтае после жалобы его жительницы Медведеву Общество, 14:54 Не криптовалюты: у каких бирж есть свои токены и зачем они нужны Крипто, 14:53 Пропавшая в Ставрополе 16-летняя девушка пряталась в подъезде Общество, 14:49 Коломойский заявил о возможности помириться с Россией за $100 млрд Политика, 14:46 Нетрадиционная независимость: как миллениалы управляют финансами РБК и Райффайзенбанк, 14:42 «Ростелеком» раскрыл детали покупки Tele2 Технологии и медиа, 14:41 Рудковская и Плющенко обратились в полицию из-за угроз их сыну Общество, 14:40 Экс-глава контрразведки ФСБ рассказал о борьбе со шпионами в армии 90-х Политика, 14:36 Силовики нашли объявленного в розыск по делу экс-мэра Истры бизнесмена Общество, 14:31 В Крыму назвали сроки запуска прямого поезда из Севастополя в Москву Общество, 14:19 На матч сборных России и Бельгии назначили судей из Португалии Спорт, 14:14 Как полностью отказаться от курения и избавиться от его вредного влияния РБК Стиль и CHN, 14:13 Во Внуково задержали третьего фигуранта дела об угрозах судье Мосгорсуда Общество, 14:08
Падение экономики ,  
0 
Алла Дворецкая Хроники замерзания: почему экономический спад в России будет продолжаться
Падение цен на нефть, даже если оно уже остановилось, будет сказываться на бюджете и экономике и в 2015, и в 2016 году. А девальвация — неравномерно, с отскоками — будет идти дальше

Инвестиционный голод

Торможение экономики в прошлом году было обусловлено не только геополитической напряженностью, технологическим и финансовым бойкотом страны и санкциями. Даже в отсутствие всех этих факторов экономика России вряд ли продемонстрировала бы качественный прорыв. Позитивная динамика исчезла еще после предыдущего кризиса: рост экономики последовательно снижался с 4,5% в 2010 году до практически нулевых значений — 0,6% — в 2014 году.

Драйверами роста российской экономики остаются чистый экспорт и потребительский спрос. Критически необходимый внутренний инвестиционный спрос в существующей структуре экономики не рождается. Инвестиции по итогам 2014 года сократились на 2,5%, доля инвестиций в ВВП последние 10 лет остается на уровне чуть более 20%. Это связано с хроническим дефицитом источников финансирования, и политически обусловленное ограничение доступа к западным источникам фондирования эту ситуацию только усугубило.

Резкое сокращение прямых иностранных инвестиций, составивших в 2014 году $21 млрд против $69 млрд в 2013 году, ограничивает возможность трансферта технологий и инноваций. А снижение рейтинга России мировыми агентствами делает практически невозможным приток неспекулятивного стратегического капитала в РФ даже в среднесрочной перспективе. Отток капитала в 2014 году составил $154,1 млрд — абсолютный рекорд в новейшей истории России, даже больше, чем в кризисном 2009 году.

Негативные эффекты прошедшего года выражаются в замедлении роста корпоративной прибыли, падении реальных доходов населения, двузначной инфляции, напряженном положении банковского сектора, ухудшении состояния бюджета и ускоренном «проедании» суверенных нефтяных фондов.

Экономика находится в обморочном состоянии, и, хотя формально рецессия не регистрируется, она на пороге.

Оптимизм не поможет

Сейчас чиновники в своих выступлениях выражают оптимизм, уверяя, что дно достигнуто, и уже с третьего квартала может начаться рост. Очевидно, что оптимизм правительства подпитывается стабилизацией цен на нефть, относительным политическим затишьем, отсутствием новых санкций и укреплением рубля. Власти уповают на то, что эти факторы сложатся в позитивный экономический пазл.

Однако, во–первых, приостановление падения цены на нефть, которая является главным якорем и надеждой российской экономики, вовсе не означает возобновления роста. С учетом временного лага последствия этого падения для бюджета и экономики будут проявляться и в 2015, и в 2016 году.

Во-вторых, укрепление рубля назвать собственно укреплением трудно; это, скорее, восстановление после сильного провала. И ревальвация — не следствие успехов экономики. Она определяется почти исключительно внешними факторами — сохранением положительного торгового сальдо и восстановлением цены на нефть. Поскольку с этими факторами сохраняется неопределенность, в среднесрочной перспективе не следует ожидать серьезного, последовательного и необратимого укрепления национальной валюты. Девальвация, скорее всего, будет сопровождаться отдельными отскоками, т.е. траектория курса будет чрезвычайно причудливой, но с тенденцией к понижению.

Впрочем, власти умело используют временное укрепление рубля, которое, как известно, вредит экономическому росту; ЦБ начал регулярные скупки валюты. Именно поддержка интересов экспортеров и бюджета — истинная причина возобновления валютных интервенций, хотя важно и подкопить растраченные валютные резервы.

Но главное — даже если экономика продемонстрирует небольшой отскок, фундаментально она останется столь же структурно несовершенной, слабо диверсифицированной, инерционной. Сегодня она вдобавок отягощена идеологией патриотического изоляционизма.

Успехами импортозамещения, которое было теоретически возможно благодаря девальвации, похвастаться мы явно не сможем. В глобальной экономике полноценное импортозамещение невозможно без импортных инвестиций и кредитных ресурсов — как внутренних, так и внешних. Пока же у нас, как говорят в деловой среде, «ни импорта, ни замещения». Это совсем не означает, что не следует проводить эту политику; есть отдельные успешные примеры в отраслях B2C. Но в целом фактическая автаркия российской экономики, лишенной доступа к западным продуктам и технологиям, негативно отразится на производстве и уровне потребления граждан; пострадает и уровень добычи, и экспорта в сырьевых отраслях — главных кормильцах бюджета.

Все идет без плана

В итоге, к сожалению, 2015 год закончится спадом минимум на 3%. Практически все перечисленные выше негативные факторы будут действовать и дальше (хотя, возможно, и в меньших масштабах). Но структурные реформы по-прежнему не начинаются. Напротив, сворачиваются инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал, не создаются заделы на будущее. Вдобавок, несогласованность действий макроэкономических ведомств придает экономике вид системы, вяло отбивающейся от различных негативных факторов, а не целеустремленно развивающейся по стратегическому плану. Видно, что он попросту не сформулирован.

Среди первых мер, которые помогут восстановить экономический рост, — последовательное сокращение мегарегулятором ключевой ставки. Важно также помочь банковской системе, развивая обеспеченное рефинансирование коммерческих банков и его «удлинение». Так можно будет снять противоречия между потребностью экономики в длинных ресурсах и наличием у банков пассивов на «неинвестиционный» срок. Тогда возможные риски инфляции станут оправданной ценой возобновления экономического роста.

Также необходимо определиться с приоритетами промышленной политики и направить имеющиеся резервы в предполагаемые точки роста — отрасли с высокой добавленной стоимостью. Стоило бы вложиться в развитие инфраструктурных отраслей. Но все подобные меры требуют более жесткого управления расходами бюджета, налоговых преференций и субсидирования кредитных ставок. А главное, чего никак не поймут наши чиновники, приоритетом бюджетных инвестиций должны быть вложения в человеческий капитал. Это главный потенциал роста. К сожалению, пока работа в этой области сводится к сворачиванию расходов на здравоохранение и образование и затыканию бюджетных дыр за счет пенсионеров.

Об авторах
Алла Дворецкая Завкафедрой экономики и финансов РАНХиГС
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.