Лента новостей
ОБСЕ заявила о «самой напряженной» ситуации в Донбассе с начала года 03:39, Политика Двое пострадавших при стрельбе в Мальме умерли в больнице 03:24, Общество Сенат одобрил запрет на продажу Турции F-35 из-за закупок С-400 02:54, Политика Сделайте ваш прогноз на исход матчей ЧМ-2018 02:33, Спецпроект РБК Спорт Захарова заявила об обмане Запада с использованием «колючей проволоки» 02:32, Политика США и Южная Корея объявили о приостановке совместных военных учений 01:29, Политика В США застрелили рэпера XXXTentacion 01:22, Общество Глобальный сбой произошел в работе YouTube 00:38, Технологии и медиа Рука Бога, лучшая сборная СССР и осьминог: курьезы ЧМ по футболу 00:32, Спецпроект РБК Спорт Росавиация рассказала детали инцидента с самолетом саудовской сборной 00:29, Общество Англичане пожаловались на мешавшую им во время матча с Тунисом мошкару 00:14, Спорт В саудовской сборной опровергли пожар на самолете с игроками команды 00:08, Общество Россияне обогнали индийцев и бразильцев по тратам в мобильных приложениях 00:03, Технологии и медиа В правительстве Крыма прокомментировали продление санкций ЕС 00:02, Политика «Россия» назвала причину инцидента на самолете саудовской сборной 18 июн, 23:44, Общество ФИФА начала расследование выкриков мексиканских фанатов на матче ЧМ 18 июн, 23:42, Общество СМИ опубликовали видео горящего двигателя самолета саудовской сборной 18 июн, 23:08, Общество Число пострадавших при стрельбе в Мальме возросло до пяти человек 18 июн, 23:07, Общество Англичане в добавленное время вырвали победу у сборной Туниса 18 июн, 23:06, Спорт Следователи сообщили о найденном в Москве теле гражданина Грузии 18 июн, 23:05, Общество Индустрия 4.0: как России не пропустить технологическую революцию 18 июн, 22:54, Партнерский материал Сборная Саудовской Аравии приземлилась в Ростове на неисправном самолете 18 июн, 22:44, Общество Москва упрекнула Лондон за «нулевой интерес» к расследованию дел россиян 18 июн, 22:28, Политика Матч-открытие ЧМ-2018 стал самым рейтинговым событием года 18 июн, 22:25, Технологии и медиа Кобзон прокомментировал сообщение о своей госпитализации 18 июн, 22:14, Общество В городе на юге Швеции произошла стрельба 18 июн, 22:09, Общество Минпромторг назвал невыгодными пошлины на все зарубежные интернет-покупки 18 июн, 22:04, Бизнес Клубника круглый год: как выделиться на российском аграрном рынке 18 июн, 21:50, РБК и Сбербанк
Точность маневра: как предотвратить скачок цен на топливо
Экономика, 13 июн, 07:39
0
Андрей Каукин Точность маневра: как предотвратить скачок цен на топливо
Налоговый маневр может стимулировать модернизацию НПЗ и при этом не привести к резкому росту цен на топливо, но для этого правительство должно выполнить несколько условий

Налоговая реформа в нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли, похоже, вступает в завершающую фазу: стало известно, что правительство готовит законопроект о полной отмене экспортных пошлин на нефть к 2024 году, при этом его точные параметры пока еще обсуждаются с представителями отрасли.

Новая попытка

Дьявол, как всегда, таится в деталях — от конкретных решений зависит, будет ли очередная попытка налогового маневра успешной. Структура экспортных пошлин не раз менялась начиная еще с 1990-х годов. Последним изменением стали поправки к Налоговому кодексу 2014 года, согласно которым поэтапно снижалась ставка экспортной пошлины на нефть (и привязанные к ней ставки пошлин на нефтепродукты) при одновременном росте ставки НДПИ. Однако это были половинчатые решения. Изначальная идея маневра состояла в обнулении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с эквивалентной заменой их НДПИ.

Целью преобразований и тогда, и сейчас было повышение эффективности российской нефтепереработки. Из-за устаревших производственных мощностей и перекоса в ставках экспортных пошлин многие российские НПЗ производили отрицательную добавленную стоимость, если сравнивать стоимость входящего сырья и произведенной продукции в мировых ценах. Если глубина переработки нефти на НПЗ Европы и США находится на уровне 90–95%, то для России к 2010-м годам этот показатель немного превышал 70%. Такой бизнес мог существовать только потому, что заводы входили в вертикально интегрированные компании, добывавшие и экспортировавшие сырую нефть.

Обнуление пошлин привело бы к выравниванию внешних и внутренних цен на сырую нефть (за вычетом транспортных издержек), которые до этого были искусственно занижены на величину пошлины. Удорожание сырья на внутреннем рынке существенно усложняло бы работу неэффективных НПЗ. А неизбежный в таком случае рост цен на топливо для конечных потребителей планировалось сдерживать за счет снижения акцизов.

Но выбранный в 2014 году путь поэтапного снижения пошлин и увеличения НДПИ сохранял заниженные внутренние цены на сырую нефть. В итоге ситуация в российской нефтепереработке несколько улучшилась, в том числе и благодаря четырехсторонним соглашениям о модернизации НПЗ (между ФАС, Ростехнадзором, Росстандартом и нефтяными компаниями), но эффективность производства по мировым стандартам остается невысокой: в 2017 году глубина переработки в среднем по стране составила 81,3%.

Развилки на пути

Поэтому теперь, когда принципиальное решение о проведении реформы принято, важно, чтобы правительство дало правильные ответы на ряд важных вопросов:

  1. На какую величину будет поднята ставка НДПИ при обнулении экспортных пошлин? Повышения, которое просто компенсирует выпадающие доходы бюджета от экспортной пошлины, недостаточно: за счет роста внутренних цен на нефть компании получат дополнительные прибыли. Это значит, что налоговый маневр должен быть нейтральным не с точки зрения бюджета, а с точки зрения ренты, которая достается производителям нефти. Распределение ренты не должно измениться в пользу компаний. В таком варианте прирост суммарных бюджетных поступлений должен составить примерно 1,4% ВВП (без учета изменений в макроэкономических условиях).
  2. Как будут сдерживать рост розничных цен на нефтепродукты? Наиболее эффективный вариант — снижение уровня акцизов (который в последние годы заметно повышался, хотя в 2014 году предполагалось снижение), наименее предпочтительный — различные варианты «ручного управления». Стоит отметить, что при текущих высоких ценах на нефть налоговый маневр приведет к более резкому подорожанию бензина и других видов топлива, чем если бы он был проведен в недавнем прошлом. Оптимальный момент для относительно безболезненной реформы был упущен, и теперь акциз на нефтепродукты нужно просто обнулять — при цене нефти порядка $55 за баррель акцизы потребовалось бы снизить примерно на 80%, но сейчас даже их полной отмены может не хватить для удержания цен.
  3. Будет ли предложена государственная поддержка НПЗ, и если да, то в каком виде? Неэффективные заводы могут либо закрыться, либо ускоренно модернизироваться. Для второго варианта может понадобиться финансовая поддержка. Но вызывают вопросы как величина и методы оценки необходимой помощи, так и то, кому и в какой форме она будет предоставлена (объем поддержки может колебаться от 0,8 до 1,3% ВВП, соответственно, итоговый эффект налогового маневра для бюджета составит от +0,6 до +0,1% ВВП). Судя по информации о совещании правительства с нефтяниками, рассматривается вариант введения обратного акциза — налогового вычета, предоставляемого на тонну переработанной нефти или на тонну отдельных видов нефтепродуктов. Сам механизм вряд ли можно назвать безупречным, потому что выбор продукта, на который будет предоставляться обратный акциз, неизбежно приведет к искусственному росту его производства. Кроме того, пока совершенно непонятно, кто получит такую финансовую помощь. Те НПЗ, которые в наибольшей степени требуют модернизации? А как быть с уже модернизированными за счет средств самих компаний? Насколько оправданно вмешательство в механизмы рыночной конкуренции? Наконец, принципиальный вопрос в случае любой господдержки — сроки. Сколько будет действовать обратный акциз (или любой другой механизм)? Нужны детальные расчеты, отражающие возможности и издержки компаний по форсированной модернизации своих мощностей.
  4. Будет ли введен какой-либо компенсаторный механизм для других отраслей, являющихся потребителями сырой нефти, прежде всего для нефтехимии?

Детальные (и желательно прозрачные) расчеты по каждому из обозначенных вопросов — необходимое условие эффективного маневра. Сейчас самый большой риск заключается в том, что отдельные игроки могут попытаться воспользоваться административным, медийным или любым другим ресурсом для лоббирования выгодных им, а не сектору и экономике в целом, параметров реформы. И бурное обсуждение растущих цен на бензин — отличный способ для этого. По заявлениям «Роснефти», обнуление экспортных пошлин приведет к росту цен на топливо в полтора раза. Но без детализированных расчетов такие цифры вызывают много вопросов. Учтено ли снижение акцизов и какое? Расчет проведен в текущей структуре производства, с учетом наличия крайне неэффективных НПЗ? Рассматривалась экономика отдельно нефтеперерабатывающего сегмента или всего нефтяного и нефтеперерабатывающего сектора (вертикально интегрированного в рамках нескольких компаний) в совокупности?

Затягивать реформы в российской нефтепереработке дальше уже невозможно. Основной вопрос состоит в том, какие параметры маневра будут выбраны и будут ли они отвечать соображениям повышения эффективности сектора и смягчения негативных последствий для потребителей или интересам отдельных компаний и минимизации их издержек.

Об авторах
Андрей Каукин заведующий Лабораторией отраслевых рынков и инфраструктуры Института Гайдара
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.