Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В этом году правительство решило выделить развлекательному ТВ ₽7 млрд Технологии и медиа, 16:47 Киев предупредил о сбое отопления городов из-за отказа России от транзита Общество, 16:43 Глава ПФР заявил об отсутствии средств на индексацию пенсий работающим Общество, 16:41 Германия намерена обсудить достигнутые Путиным и Эрдоганом соглашения Политика, 16:41 CNN назвал США проигравшими по итогам сделки Путина и Эрдогана по Сирии Политика, 16:39 Власти предложили ввести денежные поощрения за аккуратное вождение Общество, 16:35 Аутсорс из избы: в какой момент пора открыть собственное производство Pro, 16:32 Что делать, если работа с документами отнимает кучу времени. Карточки РБК и Xerox, 16:28 Глава Крыма уволит руководителей трех ведущих транспортных госпредприятий Политика, 16:27 День финансовых отчетностей: почему начали снижаться Dow Jones и NASDAQ Quote, 16:27 Кто стоял за нашумевшим портретом, написанным ИИ Стиль, 16:25 Глазьев и Малофеев рекомендовали Африке снизить зависимость от Запада Политика, 16:22 «Аэрофлот»: 30 лет в Международной ассоциации воздушного транспорта Пресс-релиз, 16:15 Акимов предложил отказаться от отчетов за командировки бумажными билетами Общество, 16:14
Мнение ,  
0 
Сергей Кондратьев Ценовые грабли: почему действия правительства не сделают бензин дешевым
Снижение акцизов на топливо улучшит ситуацию с ценами внутри страны, но не устранит все дисбалансы — поставки на внутренний рынок для НПЗ по-прежнему будут менее прибыльны, чем экспорт

В конце мая средняя стоимость бензина АИ-95 достигла 41 руб./л, всего за месяц цены на автозаправках выросли более чем на 6%. В некоторых регионах рост цен превысил 10%, вызвав возмущение автомобилистов: митинги протеста, правда немногочисленные, прошли в Новосибирске, Иркутске, Омске и Ставрополе. Повышение цен на бензин остается среди самых популярных вопросов, задаваемых россиянами в рамках Прямой линии с президентом Владимиром Путиным. Правительство пытается действовать на опережение: отвечающий за ТЭК вице-премьер Дмитрий Козак объявил о снижении акцизов на бензин на 3 тыс. руб./т и на дизельное топливо на 2 тыс. руб./т уже с 1 июня (вместо прежде планировавшегося 1 июля) и о достигнутом с нефтяниками соглашении о заморозке цен на бензин и дизельное топливо.

Означает ли это, что кризис преодолен? По всей видимости, нет. Регионы Юга России готовят обращение в правительство с просьбой о дополнительной поддержке столкнувшихся с резким ростом цен на дизтопливо сельхозпроизводителей, а авиакомпании жалуются на рост цен на керосин и планируют поднять цены на авиабилеты. Можно ли решить проблему роста цен снижением акцизов и неформальными договоренностями с нефтяниками?

Net back как основа

Российский топливный рынок тесно связан с мировым, и ценовая ситуация определяется, по сути, двумя основными факторами — мировыми ценами на нефть (производными от которых являются цены на нефтепродукты) и курсом рубля, а также налоговой политикой государства — уровнем экспортных пошлин на нефтепродукты и акцизами на топливо. Изменение любой из этих составляющих отражается на динамике цен на топливо внутри страны.

За последний год цены на нефть выросли более чем в полтора раза: в мае 2018 года баррель Urals стоил $74,86 против $49,14 в мае 2017 года. Несмотря на столь впечатляющий рост цен на главный экспортный товар, курс рубля к доллару, напротив, снизился до 62,2 руб. за доллар в мае 2018 года против 57,2 руб. за доллар годом ранее. Как результат, мировые цены на нефть и нефтепродукты, пересчитанные в рубли, за год выросли в 1,6–1,7 раза, что, в свою очередь, привело к увеличению цены экспортной альтернативы (или цены net back), рассчитываемой как стоимость бензина на биржевых площадках в странах ЕС за вычетом расходов на логистику и экспортных пошлин. В мае экспортный net back для бензина АИ-95 в Московском регионе достиг 57,4 тыс. руб./т (включая акциз и НДС), при том что, например, отпускные цены с Московского НПЗ составляли лишь 49,6 тыс. руб./т.

Сейчас такая ситуация (превышение экспортного net back отпускных цен на внутренний рынок на 6–8 тыс. руб./т) является типичной для большинства российских НПЗ. Эта разница заметно выросла за последние два-три месяца из-за резкого роста цен на нефть (стоимость Urals за март—май выросла на 18,8%) и снижения курса рубля (на 9,5%), став катализатором роста внутренних цен на бензин. Свою роль, вероятно, сыграло и окончание предвыборной кампании — с октября 2017 года по февраль 2018-го экспортный net back на бензин вырос более чем на 20%, но отпускные цены НПЗ и цены нефтебаз, напротив, даже несколько снизились, оказавшись существенно (более чем на 15%) ниже экспортной альтернативы.

47 руб. за литр

Получается, что НПЗ упускают возможную прибыль, а многие оптовые продавцы и АЗС просто работают в убыток. В Московском регионе в мае стоимость АИ-92 на нефтебазах начиналась от 49,5 тыс. руб./т (на символические 100 руб./т ниже отпускной цены Московского НПЗ), хотя обычно цены в оптовом звене на 2–3 тыс. руб./т выше, чем на НПЗ. Небольшой дифференциал между оптовыми и розничными ценами — 2–3 тыс. руб./т (39–39,5 руб./л) — не позволяет работать с прибылью и большинству АЗС. И если крупные вертикально интегрированные компании могут покрывать убытки от продаж на внутреннем рынке за счет экспорта, то независимые НПЗ, оптовые нефтебазы и АЗС оказались в крайне тяжелой ситуации. Для того чтобы все участники рынка вернулись к прибыльности, цены на АИ-92 на АЗС должны были бы вырасти до 45–47 руб./л, но вряд ли правительство готово к такому сценарию.

Снижение акцизов на бензин и на дизельное топливо несколько улучшит ситуацию, но не изменит ее принципиально: поставки на внутренний рынок будут по-прежнему приносить российским НПЗ на 2–5 тыс. руб./т меньше, чем экспорт. Вроде бы правительство предлагает нефтяным компаниям «разделить убытки»: от снижения акцизов государство недополучит около 100 млрд руб. (64 млрд руб. от снижения акцизов на бензин и 36 млрд руб. от снижения акцизов на дизельное топливо), а взявшие обязательства не повышать цены нефтяные компании потеряют до 100–120 млрд руб. Лукавство, однако, состоит в том, что сейчас федеральный бюджет напрямую получает лишь 12% от акцизов на моторные топлива (остальные средства зачисляются в региональные бюджеты), а от роста поступлений только по экспортной пошлине на нефть федеральный бюджет во втором полугодии 2017 года может получить свыше 430 млрд руб. дополнительных доходов.

Возможное решение

Есть ли у нефтяников выбор? В 2011 году, столкнувшись с ростом цен и дефицитом бензина, правительство повысило уровень экспортной пошлины на бензин с 60 до 90% от экспортной пошлины на нефть. Внутренние цены снизились, рынок оказался сбалансирован. Повторение этого маневра сейчас — например, повышение уровня экспортной пошлины на бензин с действующих 30 до 90% — привело бы к снижению экспортного net back на 4 тыс. руб./т и позволило бы стабилизировать внутренний рынок. Но в этом случае нефтепереработка потеряет десятки миллиардов рублей, а в наиболее сложном положении окажутся независимые НПЗ. Возможно, более правильным решением было бы радикальное снижение акцизов (для выравнивания экспортных цен и цен внутреннего рынка) или же следование движениям рынка, но в этом случае придется признать, что цены на бензин продолжат расти и дальше.

Об авторах
Сергей Кондратьев заместитель руководителя экономического департамента ИЭФ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Бензин"
Задайте вопрос Максиму Орешкину
Министр ответит на самые популярные из них в онлайне на РБК