Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Кремль счел вторичным экономический ущерб из-за карантина Общество, 14:30 Минздрав заявил о плане привлечь к борьбе с COVID-19 студентов-медиков Общество, 14:18 СМИ назвали новую вероятную дату открытия Олимпиады в Японии Спорт, 14:14 В Совфеде не выявили положительных результатов теста на коронавирус Общество, 14:11 Вильфанд назвал несерьезными разговоры о связи погоды с пандемией Общество, 14:07 Мониторинг, консультанты, проверки: что обсудили на конференции о налогах Pro, 14:04 Росавиация назвала категорию россиян за рубежом для приоритетного вывоза Общество, 14:03 В Москве умерла еще одна пациентка с коронавирусом Общество, 13:56 Как рынки онлайн-коммерции и доставки стали драйверами друг для друга Партнерский материал, 13:55 Компания экс-советника главы РЖД удвоила прибыль в 2019 году Бизнес, 13:53 Компании начали просить операторов приостановить выплаты за вывоз мусора Бизнес, 13:52 Иудеи и католики рассказали о проведении Пасхи в условиях карантина Общество, 13:52 Власти Якутии введут режим самоизоляции до конца дня Общество, 13:48 Строительство госпиталя в Центральном парке Нью-Йорка. Фоторепортаж Общество, 13:40 
Мнение ,  
0 
Олег Шибанов

Мера кредитного риска: что может помочь росту российской экономики

В дискуссии о кредитном пузыре важно различать экономическую сторону — кредиты действительно полезны для роста и социальную — за рисками заемщиков действительно надо следить

Среди национальных целей, поставленных в майском указе Владимира Путина, фигурирует рост экономики с темпами выше среднемировых. В современном мире это означает 3–4% в год. Недавняя бурная дискуссия Банка России и Министерства экономического развития показала, что ответ на вопрос, расти ли за счет потребительского спроса, стимулируемого в том числе и кредитами, или за счет инвестиций, не очевиден. Например, в США основной драйвер ВВП — частное потребление, что естественно, поскольку оно обеспечивает 69% ВВП. Как и в России, в США инвестиции составляют относительно небольшую часть добавленной стоимости: у нас около 20–21% (а в первом квартале 2019 года даже менее 17%), за океаном — около 18%.

При этом инвестиции весьма важны для среднесрочного роста — они увеличивают производственные мощности, создают инфраструктуру и в конце концов рабочие места. В этом вопросе среди экономистов есть консенсус, основанный на статистических данных. Например, в не входящих в ОЭСР странах наблюдается сильная и долгосрочная связь между долей инвестиций в динамике ВВП. Другое исследование уточняет, что в первую очередь важны инвестиции в машины и оборудование, именно они предшествуют росту, а вот инвестиции в недвижимость следуют за деловой активностью. Особенно способствуют росту прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Судя по отчетам ЦБ и Росстата, у нас за последние годы упали и ПИИ, и импорт машин и оборудования, то есть возможности для ускорения экономики за счет инвестиций скорее сократились.

Условия для роста

Чтобы понять относительную значимость других факторов экономического роста, стоит воспользоваться метаанализом, то есть широким обзором литературы, который принимает во внимание почти все исследования, опубликованные по конкретному вопросу. Такой подход позволяет сделать следующие выводы.

  • Финансовые рынки: уровень их развития положительно связан с ростом, правда, эта зависимость несколько снижается в мире с 1990-х. Основной вклад в подъем экономики здесь вносит рынок акций, а не другие виды финансирования, например банковское кредитование.
  • Неравенство доходов и богатства: чем выше неравенство в доходах или в богатстве, тем ниже рост ВВП. Для развивающихся стран это отрицательное влияние значительно сильнее, чем для развитых, а неравное распределение богатства опаснее, чем дохода.
  • Финансовая либерализация: связь с ростом весьма ограниченная. Кажется, что есть слабое положительное влияние, но оно не является стабильным или систематическим.
  • Бюджет: инфраструктура и образование очень важны для ускорения экономики, если государство больше тратит на эти сферы, то ВВП ускоряется. А вот другие виды госрасходов не помогают росту. Налоги во многих странах не сильно влияют на деловую активность, но Россия как раз в числе тех экономик, в которых рост налоговых ставок или сборов сокращает ВВП.
  • Природные ресурсы: систематической связи здесь не видно. Но кажется, что наличие сильных государственных институтов и высокая инвестиционная активность помогают лучше использовать доставшиеся стране богатства, будь то нефть, газ или другое сырье.

Что в России

Вернемся к российской специфике. У нас относительно слаборазвитые фондовые рынки — основная часть активов финансовой системы принадлежит банкам, а это снижает возможности увеличить деловую активность. Неравенство в России оценить не так просто, судя по всему, оно примерно такое же, как в других странах с сопоставимым уровнем развития, но существенно выше, чем в некоторых более богатых странах. Очевидно, что это тормозит рост. C другой стороны, национальные проекты помогут увеличить инвестиции в инфраструктуру и образование, что положительно отразится на ВВП. В этом смысле очень важна дискуссия о возможности использовать для инвестиций часть средств ФНБ после достижения фондом порога в 7% ВВП. Наконец, бюджетное правило Минфина и рост налогов подавляют спрос, из-за чего потенциальный рост может несколько снижаться. Так что в итоге условия для роста менее удачны, чем хотелось бы.

Стоит отдельно остановиться на двух компонентах, которые регулярно фигурируют в дискуссии, — рынке недвижимости и потребительских кредитах/микрозаймах.

Анализ рынка недвижимости дает ожидаемую картину — там есть опасность появления пузырей. Кредитные условия в России постепенно улучшаются, ипотечное кредитование растет, что может привести к завышению стоимости на рынке и в результате к спаду.

А вот ситуация с потребкредитами и займами микрофинансовых организаций (МФО) более сложная. Кажется, что микрозаймы обдирают людей и потому скорее вредны для страны. Недаром ЦБ регулярно ужесточает регулирование МФО. Ранее, кстати, были увеличены коэффициенты рисков и для потребительских кредитов банков.

Но последние исследования показывают, что в развивающихся странах микрокредиты могут быть полезны для экономического роста. Микрофинансирование идет как фирмам, так и на потребление относительно небогатых граждан, которые тратят деньги в наиболее эффективных и полезных для них компаниях. Такое точечное финансирование может привести к росту производительности труда, а в итоге и к росту экономики. Причем этот канал работает даже лучше, чем банковские кредиты, так как у банкиров строже принципы выдачи кредитов, и в результате прорывные отрасли не получают денег. Впрочем, в России жесткое регулирование создает для МФО стимулы кредитовать в первую очередь не граждан, а малый и средний бизнес, что повышает вероятность положительного эффекта для российской экономики. К тому же и потребительские кредиты у нас часто используются малым бизнесом для финансирования необходимых расходов, так что в России оба типа кредитования работают в одном направлении.

Важно также понимать, что в дискуссии о пузыре на кредитном рынке есть не только экономическая, но и социальная сторона. И глава ЦБ Эльвира Набиуллина, и министр экономического развития Максим Орешкин вполне сходятся в том, что закредитованность части домохозяйств опасна для их выживания, и расходятся разве что в оценке того, есть пузырь или нет. Это снова история про неравенство — одновременно доходов и богатства. Обычно более закредитованы бедные люди, и, хотя проблемы российских заемщиков по мировым масштабам еще не так велики, личные банкротства — весьма неприятные события. Возможно, государству нужно помогать в особенно сложных случаях. Например, ЦБ уже предложил банкам, получающим в счет неуплаты квартиры ипотечных заемщиков, списывать кредиты, даже если стоимости жилья не хватает на их полное погашение.

В итоге мы видим, что задача ускорения российской экономики крайне непроста. У нас не хватает некоторых стандартных компонентов роста — развитых финансовых рынков, относительно невысокого неравенства, возможности бюджета увеличивать расходы. Но как раз кредитование граждан, ставшее предметом столь острой дискуссии, пока выглядит полезным для экономики фактором, особенно с учетом мер ЦБ по снижению рисков для заемщиков и в МФО, и в потребительском кредитовании. В этой сфере нужна скорее тонкая настройка, чем кардинальные шаги.

Об авторах
Олег Шибанов, профессор финансов РЭШ, директор Центра финансовых инноваций и безналичной экономики «Сколково»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.