Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Технологии, материалы и перфекционизм: что делает Bentley особенным РБК Cтиль и Bentley, 12:36 В Госдуме пообещали меры против «беспредела глобальных ИT-компаний» Политика, 12:28 Как поведение в соцсетях рушит карьеру Pro, 12:28 Власти Москвы не исключили подъема заболеваемости COVID-19 Общество, 12:18 Тренер «Вашингтона» назвал сильной игру вратаря Самсонова в матче НХЛ Спорт, 12:05 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 8 марта Общество, 12:02 Переучить предпенсионера: как помочь родителям не остаться без работы Экономика образования, 12:00  Скучная юнит-экономика или хайповый взлет: как инвесторы ищут стартапы Pro, 11:58 Новый президент «Барселоны» пообещал убедить Месси остаться Спорт, 11:49 Власти Москвы заявили об антителах у 40% москвичей при 1 млн переболевших Общество, 11:43 Российский посол сообщил подробности аварии с военным вертолетом в ЦАР Общество, 11:35 Лебедь, дыра, квадрат: самые черные из самых черных предметов. Тест 11:19 «Обвал будет очень быстрым». Когда покупать криптовалюту, акции, золото Крипто, 11:10 Помощник Эрдогана увидел обратный эффект от санкций США по C-400 Политика, 11:07
Мнение ,  
0 
Иракли Мтибелишвили

Дорогие деньги: почему России трудно вырастить своих инвесторов

Сегодня лишь несколько десятков крупных российских компаний не испытывают особых проблем с заемным финансированием. У остальных ситуация гораздо хуже — и это, похоже, надолго

Направо пойдешь — ничего не найдешь

Российским компаниям по-прежнему остро необходимы заемные средства для развития. Но доступ к относительно дешевым и долгосрочным западным кредитам перекрыт, а альтернативные варианты пока не найдены. И на фоне недавнего продления санкций ситуация для бизнеса выглядит критической.

У инвестиционного сообщества есть понятие «домашний рынок» — это те страны, для которых вложения в Россию являются понятным и разумным применением своего инвестиционного капитала. Структурно и исторически «домашний рынок» для России — Европа и США. И когда инвесторы из этих стран приходят в наш большой регион — Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток и Африка, — они видят, что Россия здесь самый большой потребитель капитала. Ни одна другая экономика этого кластера не способна эффективно впитать столько капитала, сколько способна принять Россия.

Ждать же прихода инвестиционных денег в Россию из Азии не стоит ни сейчас ни в ближайшие десятилетия. У Азии свои приоритеты. Например, у Китая масса внутренних проблем и ресурсы, которые там есть, на 99,9% будут направлены на решение собственных задач. Поэтому надежда, что на Востоке мы найдем альтернативу западным рынкам капитала, ложная. Если азиатские инвестиции и будут приходить в Россию, то это будет штучный продукт и чаще всего обусловленный политическими договоренностями. Массового притока инвестиций в Россию из Азии не произойдет, пока в Азии не сформируется избыток капитала, заметно превосходящий потребности самого этого региона.

Вот почему российскому бизнесу, ищущему заемные средства, думать об азиатском направлении не стоит. Нужно искать альтернативы. Но прежде чем рассуждать о возможных путях развития, нужно понять, что у разных категорий компаний сейчас разные возможности доступа к рынкам финансирования.

Рецепты известны

К первой категории можно отнести несколько десятков крупнейших российских компаний, частных или с госучастием, которые не попали под санкционный режим. В этой группе ситуация не такая уж плачевная, в том числе потому, что рынки хорошо отреагировали на некоторую стабилизацию политической ситуации после вторых минских соглашений. Мы видим явный интерес со стороны инвесторов, которые покупают облигации таких компаний и готовы приобретать новые выпуски российских эмитентов.

Для этой категории бизнеса рынок открыт. Хотя привлекать деньги стало дороже, чем мы привыкли, в среднем на 1,5–2,5%. Объемы, возможно, стали меньше, а процесс привлечения средств сложнее, чем в предыдущие два-три года. Но в целом рынок по-прежнему существует и вопрос лишь в том, готовы ли российские эмитенты соглашаться на новые, заметно ухудшившиеся условия.

У всех остальных компаний ситуация значительно сложнее. Более того, сегодняшняя обстановка в экономике далеко не располагает к поиску новых возможностей развития. Когда это накладывается на отсутствие доступа к ресурсам, складывается действительно печальная картина.

Можно быть каким угодно противником государственного участия в экономике, но в такой ситуации трудно не признать: в создании искусственных стимулов и рынков, позволяющих поддержать бизнес, роль правительства очень высока. К сожалению, несмотря на насыщенную программу реформ, с которой мы имели дело последние 15 лет, и несмотря на серьезный прогресс в некоторой их части, во многих отношениях результаты оказались далеки от ожиданий инвестиционного сообщества.

Главное, чего не произошло, — не появилось класса внутренних инвесторов, хотя финансовых ресурсов в последние предкризисные годы было достаточно. Просто возникновение такого класса инвесторов требовало постоянной кропотливой и тяжелой работы — над созданием законодательной базы, которая их защищает, финансовой инфраструктуры, обеспечивающей расчеты, системы кастодиальных услуг и т.д., — а также должной финансовой грамотности участников рынка.

Что делать? Рецепты известны: повышение уровня финансовой грамотности населения; меры по увеличению доверия населения к банковской, страховой и пенсионной системам; стабильная система защиты прав и интересов собственников и инвесторов, подкрепленная такой же стабильной правоприменительной практикой; тотальная дебюрократизация и дерегулирование экономики; выход государства из конкурентных секторов экономики и т.д. Нужны политическая воля и мужество для проведения этих преобразований в жизнь.

У нас достаточно молодая экономика, а создание богатства, которое может быть распределено через финансовую систему, длительный процесс. В Европе и США подобные процессы занимали десятилетия, что и привело к избытку капитала, которому сегодня ищут применение на внешних рынках. Но у России нет возможности ждать столько времени, ее проблемы требуют скорейшего разрешения. И сегодня единственный выход — ускорить программу реформ.

Об авторах
Иракли Мтибелишвили Иракли Мтибелишвили, Председатель корпоративного и инвестиционного банка Citi в России и СНГ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.