Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Число пострадавших при пожаре в тюменском наркодиспансере выросло до 12 Общество, 11:28 Чем рассрочка выгоднее кредита. Карточки РБК и Совесть, 11:13 Силы ПВО на учениях отразили условный массированный авиаудар по Москве Технологии и медиа, 11:08 Минфин нашел способ не допустить обналичивания замороженных пенсий Экономика, 11:00 КНДР сообщила о новом испытании на космодроме Политика, 10:33 Гидрометцентр предупредил об аномальном тепле в европейской части России Общество, 10:26 Васильева сообщила о запрете телефонов на уроках в четверти школ России Общество, 10:11 На что рассчитывать столичному безработному Партнерский материал, 10:10 Как ретейлеры Британии меняют привычное рождественское меню — Bloomberg Pro, 10:04 Из 68 получивших господдержку фильмов за год окупились восемь Технологии и медиа, 10:01 Пожар в ангаре в Петербурге полностью ликвидировали спустя 11 часов Общество, 09:50 Главное — тексты: из какой литературы вырос русский рэп РБК и Билайн, 09:40 Почему рекордный урожай привел к росту отпускных цен на яблоки Pro, 09:12 Рекордный урожай не остановил рост цен на яблоки Бизнес, 09:12
Падение экономики ,  
0 
Андрей Полбин Почему в Россию так мало инвестируют: в кризисе ли дело?
Снижение инвестиций в последние годы объясняется предыдущим инвестиционным бумом: вложили и так очень много. Поэтому сильного падения инвестиций сейчас ждать не стоит. А значит, и ВВП может упасть меньше, чем ожидается

Нефтяной эффект

Инвестиции в Россию в последние годы находились на низком уровне. Они так и не вернулись на уровень 2008 года, когда в российской экономике наблюдался инвестиционный бум. Именно в силу этого бума кризис и привел к такому большому падению: в 2009 году инвестиции в основной капитал упали почти на 15%, а совокупное валовое накопление, включая инвестиции в запасы, сократилось более чем на 40%.

До второго квартала 2008 года инвестиции росли быстрее, чем ВВП. Причин этому было несколько: эффект низкой базы, сохранившийся с 1990-х, снижение рисков инвестирования в российскую экономику (международные рейтинговые агентства повышали рейтинг России), а также рост нефтяных цен с 2003 года. Высокие цены на нефть увеличивали рентабельность капитала не только в нефтедобывающем секторе и смежных отраслях, но и в других — сфере услуг, строительства и т.д. К тому же дополнительные доходы от экспорта нефти тоже часто шли на инвестиции.

Рост нефтяных цен привел к инвестиционному буму, и объем инвестиций в долях ВВП во II квартале 2008 года составил 23% — максимум в истории современной России. Прежде всего поэтому инвестиции так резко и сократились во время кризиса 2008–2009 годов при падении нефтяных цен примерно до $40 за баррель.

Обратный отскок нефтяных цен опять привел к ускоренным темпам роста инвестиций, и в 2012 году валовое накопление основного капитала в долях ВВП почти вернулось к докризисному уровню и составило примерно 22,5% ВВП. Но это было недолго: в 2013–2014 годах инвестиции в основной капитал стали снижаться, хотя цены на нефть были выше $100 за баррель. Инвестиции в запасы в 2013–2014 годах стали и вовсе отрицательными.

Слишком страшные прогнозы?

Таким образом, Россия подошла к нынешнему кризису со значительно меньшим уровнем инвестиционной активности, чем к кризису 2008–2009 годов, и такого сильного падения инвестиций, как в прошлый раз, ждать не следует. Это, в свою очередь, может смягчить падение реального ВВП, так как инвестиционные расходы являются его составляющей.

Скажем, ЦБ прогнозирует спад инвестиций (в т.ч. в запасы) на 40% в 2015 году. При таком прогнозе вклад снижения инвестиций в темп роста ВВП составит -8%. По нашим же оценкам, спад в инвестициях будет более умеренным — 25%, что соответствует вкладу в темп роста ВВП около -5%. Стоит вспомнить, что ЦБ в базовом сценарии прогнозирует падение ВВП в 2015 году на уровне 3,5–4%, и на деле падение может оказаться меньше (хотя этот расчет не стоит воспринимать как прогноз). Часть снижения инвестиций будет приходиться на импортные товары, и соответственно, увеличение чистого экспорта внесет положительный вклад в темпы роста ВВП в 2015 году. При этом из-за девальвационного шока снижение инвестиционного спроса на товары российского производства будет еще более умеренным.

Мало инвестиций — это нормально

Высокий уровень инвестиционной активности перед кризисом 2008–2009 годов и в 2012 году воспринимается многими как должное. Так, возникают ожидания, что инвестиции должны устойчиво расти продолжительное время. В свою очередь, замедление темпов роста валового накопления основного капитала в последние годы трактуется как серьезная проблема для российской экономики, многие предрекают долгие годы экономического застоя. Но это необязательно так: низкая инвестиционная активность в последние пару лет может объясняться адаптацией после инвестиционного бума, вызванного высокими нефтяными ценами.

Когда в экономике происходят значительные изменения (технологическое улучшение, увеличение нефтяных цен), обуславливающие более высокую потребность в капитале в долгосрочном периоде, инвестиции растут ускоренными темпами, чтобы обеспечить ввод новых производственных мощностей. Но вслед за этим необходимость в столь большом объеме инвестиций отпадает, рост инвестиций замедляется или даже может начаться их снижение. Для поддержания капитала на новом, более высоком уровне теперь нужно меньше инвестиций.

Замедление роста экономики после достижения пика деловой активности — явление весьма распространенное; оно наблюдалось во многих странах без каких-либо негативных последствий для долгосрочного экономического роста, в том числе в США, например, в конце 1980-х, в середине 1990-х и в другие периоды. Вероятно, именно такая ситуация и складывается сейчас в России: само по себе снижение инвестиционной активности в последние годы не является опасным сигналом для экономического развития, а может быть объяснено естественным процессом приспособления к изменившимся экономическим условиям, в частности к более высоким нефтяным ценам.

Также исторические наблюдения показывают, что наряду с циклическими колебаниями деловой активности развитые страны демонстрировали устойчивые темпы роста экономики в среднем около 3% в год в долгосрочном периоде за счет технологического прогресса. Такая динамика — рост выпуска и инвестиций на уровне 2–3% в год — была возможна и в России после периода адаптации и приближения экономики к своему потенциальному уровню. Насколько экономика была бы выше потенциального уровня и когда бы экономический рост восстановился, если бы не произошел кризис — уже в 2015 году или только в 2016 году, — сложно утверждать. Кризис приведет к падению уровня деловой активности ниже потенциального, и в 2016 году, весьма вероятно, темпы роста выпуска и инвестиций уже станут положительными.

Что на самом деле тормозит экономику

Но у России имеется и больший потенциал роста. В частности, производительность труда у нас значительно ниже, чем в развитых экономиках. Структурные и институциональные реформы могли бы позволить выйти на более высокие темпы роста экономики, перейти к новой модели роста за счет интенсивных факторов, за счет увеличения эффективности производства товаров и услуг. Но значимых шагов в этом направлении пока не наблюдается.

Таким образом, предвестником продолжительного экономического застоя скорее можно считать не замедление инвестиционной активности в последние годы, а текущую экономическую политику. В том числе это протекционистские меры — введение санкций и антисанкций, — и представления органов государственной власти, что все необходимые товары и услуги могут быть произведены внутри страны. Это ограничивает возможность технологических заимствований из-за рубежа и конкуренцию на российском рынке, закрывает источники инвестиций.

Попытки же увеличить инвестиции и объем капитала в экономике с помощью искусственных мер, например льготы для неэффективных секторов, расширение доли госсектора в экономике и осуществление инвестиционных проектов в «приказном» порядке, денежно-кредитная экспансия, направление средств резервного фонда на инвестиции, не приведут ни к чему хорошему.

Об авторах
Андрей Полбин Старший научный сотрудник Института Гайдара
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.