Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
В Кабардино-Балкарии полиция вступила в бой с неизвестными 19:01, Общество Турция пожалуется в ООН на решение США по Иерусалиму 19:01, Политика ЦБ назвал причины санации Промсвязьбанка 19:00, Финансы Промсвязьбанк санируют по ускоренной схеме 19:00, Финансы Сбербанк пообещал акционерам 1 трлн руб. дивидендов к 2020 году 18:57, РБК и Сбербанк Тулеев попросил остановить выдачу лицензий на добычу угля в Кузбассе 18:50, Экономика «Магнит» отказался покупать сибирские сети «Красный Яр» и «Батон» 18:36, Бизнес Россия ввела усиленный контроль для трех белорусских производителей мяса 18:31, Экономика МЖД предупредила о задержках электричек Рижского направления 18:25, Общество Минтруд заложил 100 млн руб. на 2018 год на систему ухода за пожилыми 18:22, Общество Шипулин показал лучший результат в сезоне на этапе Кубка мира по биатлону 18:18, Спорт Трамп понадеялся на помощь Путина в урегулировании конфликта с КНДР 18:16, Политика Россия и Египет договорились возобновить регулярное авиасообщение 18:16, Бизнес Квест: как доехать до Шереметьево за 30 минут 18:06, РБК и Porsche Суд перепутал «Роснефть» с «ЛУКОЙЛом» в приговоре Улюкаеву 18:05, Политика Арестован подозреваемый в подготовке взрыва в Казанском соборе 17:47, Общество Попытавшуюся заказать убийство за биткоины женщину осудили в Дании 17:34, Общество ФИФА пригрозила Испании отстранением от ЧМ-2018 в России 17:31, Спорт Украина отчиталась о сокращении ввоза российских книг 17:29, Политика История Mona Liza: как построить бизнес на рынке домашнего текстиля 17:25, Партнерский материал Власти ЯНАО приняли решения по итогам поездки школьника в бундестаг 17:14, Общество Праздник с видом: сколько стоит аренда квартиры для новогодней вечеринки 17:05, Недвижимость Министр спорта попросил Госдуму перенести доклад об Олимпиаде на 2018 год 17:01, Общество Как говорить с поколением Z о финансовой грамотности 16:57, Партнерский материал В Великобритании назвали дату свадьбы принца Гарри 16:55, Общество Задержанный в Петербурге террорист планировал взорвать Казанский собор 16:48, Общество Микрофинансы: как получить доход выше обычных процентов по вкладам 16:48, РБК и Русмикрофинанс Forbes составил рейтинг самых высокооплачиваемых спортсменов всех времен 16:46, Общество
Два года за репост
Газета № 078 (2334) (1005) 07 мая, 2016 14:24
0
Два года за репост
Как власти борются с экстремизмом в Сети
В начале мая суд приговорил жителя Твери Андрея Бубеева к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за репосты во «ВКонтакте». Реальные сроки за записи в соцсетях дают все чаще, утверждают правозащитники и адвокаты
Андрей Бубеев   (Фото: из личного архива)

6 мая Заволжский районный суд Твери приговорил инженера-механика Андрея Бубеева к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за два репоста на его странице в социальной сети «ВКонтакте». Бубеев переопубликовал материал публициста Бориса Стомахина с лозунгом о территориальной принадлежности Крыма и изображение тюбика зубной пасты с подписью на ту же тему.

Как рассказала РБК адвокат, юрист правозащитной группы «Агора» Светлана Сидоркина, Бубеев обвинялся в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (ч.2 ст.280 Уголовного кодекса РФ) и публичных призывах к осуществлению деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности России (ч.2 ст.280.1).

На момент вынесения приговора Бубеев уже находился в заключении: летом 2015-го он был приговорен к десяти месяцам в колонии-поселении за репосты аналогичных материалов и картинок (по ст.282 УК РФ, за возбуждение ненависти или вражды) и к двум месяцам за незаконное хранение патронов (ст.222 УК). Год назад дело об экстремизме расследовало МВД, теперь — ФСБ.

Подобных дел становится все больше, говорит основатель некоммерческого проекта «РосКомСвобода» Артем Козлюк.

Как часто в России осуждают за «интернет-экстремизм»?

Определение экстремизма закрепил в 2002 году закон «О противодействии экстремистской деятельности». Среди видов такой деятельности — «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ», «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность», «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни» и др.

Но только в 2012–2015 годах зафиксирован «явный тренд на ужесточение преследования за слова», до этого реальные сроки за высказывания в Сети были скорее исключениями, говорится в докладе «Агоры». По подсчетам юристов «Агоры», число случаев привлечения пользователей Рунета к уголовной ответственности резко — почти втрое — выросло в 2012 году — до 103, в 2013-м было уже 226, в 2014-м — 132, в 2015-м — 203.

Из официальной статистики МВД следует, что в 2015 году было зарегистрировано 1308 преступлений экстремистской направленности — на 27,7% больше, чем в 2014-м. Раскрыто было 1125 таких преступлений. Показатели за первые три месяца 2016-го — 390 и 230. В статистике МВД не уточняется, сколько из этих преступлений было совершено через интернет.

По данным аналитического центра «Сова», число обвинительных приговоров, вынесенных в 2015 году за высказывания экстремистского характера разного рода, составило не менее 233, примерно 90% приходится на интернет.

Больше половины приговоров за экстремизм — это дела, связанные с публикациями в интернете и конкретно в соцсетях, согласен директор Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) Николай Миронов.

По данным ЦЭПР, главным образом растет число осужденных по ч.1 ст.282 — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (...с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»)». В докладе центра для сравнения приводятся данные за 2011 год, когда было вынесено 82 обвинительных заключения по этой статье, и за 2015-й, когда таковых было уже 369. Сколько приговоров было связано с интернетом, ЦЭПР не уточняет.

Половина приговоров в интернете — это приговоры за материалы во «ВКонтакте», утверждает директор «Совы» Александр Верховский. По его мнению, эта соцсеть удобна тем, что имеет российскую администрацию и получить данные человека правоохранительным органам легче, чем в случае обращения к Facebook или Twitter.

Представитель «ВКонтакте» сообщил РБК, что компания не раскрывает статистику по обращениям правоохранительных органов.

За какие действия в Рунете можно получить срок?

Наказание за экстремизм содержится во многих статьях УК, говорит Верховский. В частности, это статьи 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 281 (диверсия), 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и 354 (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны). Также к «экстремистским» относятся статьи 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма), 354.1 (реабилитация нацизма) и ч.1 ст.148 (оскорбление чувств верующих).

У многих «экстремистских» статей размыты диспозиции (описание преступлений) и под них легко подвести разные действия, отмечает адвокат Алексей Михальчик. Решения о виновности человека по таким преступлениям принимаются судом на основании заключений экспертов, в том числе лингвистов, которые устанавливают признаки экстремизма в словах или публикациях обвиняемых, объясняет Михальчик.

Основной массив обвинительных приговоров идет по ст.280, 282 и 205.2, уточняет Верховский. По его словам, репост, за который был осужден Бубеев,  — один из наиболее частых поводов для привлечения к уголовной ответственности.

ЦЭПР в своем докладе выделяет несколько основных групп осужденных по «экстремистским» статьям. В первую очередь это националисты и люди, не состоящие в националистических группах, но использовавшие лозунги, которые суд признавал экстремистскими. Вторая группа осужденных — религиозные экстремисты, в основном исламисты. Третью группу составляют проукраинские активисты, которых осудили за резкие высказывания в поддержку Украины, критику действий российских властей в Крыму и Донбассе.

Экстремизм — настолько широко трактуемое прокурорами, следователями и судами понятие, что им можно признать практически все, что «мы пишем или комментируем в интернете», считает Козлюк.

По «экстремистским» статьям УК предусмотрено наказание от денежных штрафов (100 тыс. руб. и более) до реальных сроков лишения свободы — до семи лет. Использование Рунета утяжеляет наказание: например, по статье о «публичных призывах к экстремистской деятельности» публикация призывов в СМИ и интернете поднимает максимальную планку наказания с четырех до пяти лет.

Резонансные дела против интернет-пользователей в 2015–2016 годах

26 апреля 2016 года интернет-предпринимателю Антону Носику было предъявлено обвинение в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства с использованием СМИ» (ст.282.1 УК). Поводом для уголовного дела послужила запись в блоге Носика в «Живом журнале» от 1 октября 2015-го. В записи автор выражал поддержку российской военной операции в Сирии и призывал к расправе над сирийцами.

30 декабря 2015 года Кировский районный суд Томска приговорил к пяти годам колонии общего режима политического активиста Вадима Тюменцева за видеозаписи, которые он публиковал на YouTube и во «ВКонтакте». В роликах Тюменцев, согласно решению суда, вел экстремистскую деятельность через призывы к участию в несанкционированных акциях протеста и возбуждал ненависть к жителям самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Дело Тюменцева интересно тем, что суд ужесточил требования гособвинения: прокурор на процессе требовал для активиста только четырех лет колонии-поселения.

21 декабря 2015 года Октябрьский районный суд Краснодара приговорил политического активиста Дарью Поклюдову к двум годам колонии-поселения за участие в несанкционированной акции протеста, публикацию и репост записей во «ВКонтакте». В соцсети Поклюдова размещала материалы с критикой президента Владимира Путина и положительной оценкой возможного желания отдельных граждан «присоединиться к Украине», которые суд счел призывом к насильственному изменению конституционного строя (в 2014-м в Уголовный кодекс были внесены поправки, предусматривающие за подобный призыв наказание в виде лишения свободы до пяти лет).

9 декабря 2015 года обвинение по той же статье, что и Носику (ст.282.1 УК), было предъявлено лидеру запрещенного в России движения «Русские» Дмитрию Демушкину. Уголовное преследование лидера националистов ведется из-за публикации им в социальных сетях фотографии баннера с акции «Русский марш» 2014 года с экстремистским лозунгом. В конце лета 2015-го Нагатинский районный суд также постановил удалить страницу Демушкина во «ВКонтакте» за изображения с демонстрацией радикальной националистической символики.

1 декабря 2015 года Сургутский городской суд приговорил к году колонии-поселения интернет-пользователя Олега Новоженина. Тот размещал на своей странице во «ВКонтакте» аудио- и видеозаписи, в которых, по мнению суда, пропагандировал идеи запрещенных в России организаций «Правый сектор» и Misantropic Division, а также украинского добровольческого батальона «Азов». Суровое наказание Новоженин понес, несмотря на полное признание своей вины.

Как выявляют экстремистов в Рунете?

С экстремизмом в Сети борются все силовые ведомства: МВД, ФСБ, Следственный комитет. Сотрудники этих ведомств сами ищут в социальных сетях провоцирующие материалы, объяснял РБК адвокат Саркис Дарбинян. Причем заниматься этим могут не обязательно профильные «борцы с экстремизмом» — нередко сотрудники того же МВД собирают материал под приговоры по экстремистским статьям «для исполнения «палочной» отчетности», утверждал в своем докладе ЦЭПР.

Отправить жалобу на пользователя, заподозрив того в распространении экстремистского контента в Сети, может кто угодно — физическое или юридическое лицо, говорил Дарбинян. На сайтах МВД и Генпрокуратуры есть, к примеру, специальные онлайн-формы, через которые Роскомнадзор советует подавать подобные обращения.

На очищение Сети от экстремистского контента также нацелены органы прокуратуры и Роскомнадзор. Прокурор может направить провайдеру требование заблокировать доступ к сайту или обратиться в суд с требованием признать некий материал в интернете противозаконным. Роскомнадзор, обнаружив публикацию в Федеральном списке экстремистских материалов, может самостоятельно внести ее в специальный реестр, с которым обязаны постоянно сверяться все провайдеры.

Генеральный прокурор и его заместители в 2014-м получили право обращаться в Роскомнадзор с требованием внесудебной блокировки сайтов, «распространяющих призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности или участию в несанкционированных массовых мероприятиях». Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров в апреле заявлял, что за 2015 год из Генпрокуратуры поступило 144 обращения. На их основании было заблокировано 913 страниц сайтов и целых сайтов. Всего, согласно статистике Роскомнадзора, по состоянию на апрель 2016-го в России блокируется 1,3 тыс. сайтов с экстремистским контентом.

Может ли быть ужесточена борьба с экстремизмом в Сети?

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин в своей статье в журнале «Коммерсантъ Власть», опубликованной в начале апреля 2016-го, предложил властям задуматься о расширении «пределов цензурирования» Рунета.

Среди его инициатив — расширение ст.280 УК нормой об отрицании итогов референдума о вступлении Крыма в состав России и признаком, «предполагающим призывы к экстремистской деятельности, если они сопряжены с фальсификацией сведений об исторических фактах и событиях».

Еще одно предложение Бастрыкина — «внесудебный (административный) порядок включения информации в Федеральный список экстремистских материалов, а также блокировки доменных имен сайтов, которые распространяют экстремистскую и радикал-националистическую информацию».

Источник, близкий к администрации президента, утверждает, что большинство предложений главы СК вряд ли будет принято. Но в конце апреля на Форуме безопасного интернета сенатор Елена Мизулина озвучила новое предложение по ужесточению контроля над пользователями: в Совете Федерации готовится законопроект о включении использования интернета в число обстоятельств, отягчающих совершение преступления.