Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Умерла актриса Ольга Красина Общество, 22:27
Тарасова назвала виновных в задержке выдачи виз российским фигуристам Спорт, 22:18
Как пройдут нерабочие дни в разных регионах России. Главное Общество, 22:15
В Швейцарии в честь Федерера запустили трамвай Спорт, 22:13
В федерации пообещали решить проблемы российских фигуристок с визами Спорт, 22:11
УЕФА дисквалифицировал на 10 лет гендиректора юрмальского «Спартака» Спорт, 22:08
Ракова заявила об отсутствии позитивных изменений с COVID-19 в Москве Общество, 22:01
«После бурного роста последует обвал». Что ждет крипторынок Крипто, 21:46
Какие банки в России — лидеры по числу карточных платежей. Инфографика Финансы, 21:40
Акции «Абрау Дюрсо» закрылись падением, растеряв вчерашний рост на 31% Инвестиции, 21:27
«Ак Барс» прервал серию из шести побед в матчах «Авангарда» в КХЛ Спорт, 21:24
Технологии, скорость, стабильность: почему разработчики выбирают Mac РБК и OCS Distribution, 21:22
Минпромторг предложил разрешить ТЦ и кафе пускать посетителей с QR-кодом Бизнес, 21:20
Журналисты не смогли подтвердить казнь афганской волейболистки Спорт, 21:19
Финансы ,  
0 

Суд Лондона назначил CEO «Траста» еще $10 млн в споре о «Деловых линиях»

Арбитры возложили расходы на процесс на совладельца транспортной компании
Лондонский суд увеличил на $10 млн размер компенсации для находящегося под домашним арестом Михаила Хабарова по спору с совладельцем «Деловых линий» Александром Богатиковым. В России из-за этого спора возбуждено уголовное дело
Михаил Хабаров
Михаил Хабаров (Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС)

Лондонский международный третейский суд (LCIA) обязал совладельца крупнейшего грузового перевозчика России «Деловые линии» Александра Богатикова и связанную с ним кипрскую компанию выплатить судебные расходы и накопленные проценты в пользу находящегося под домашним арестом в России CEO банка непрофильных активов «Траст» Михаила Хабарова и его кипрской компании. Об этом говорится в судебном решении LCIA, с которым ознакомился РБК.

Размер компенсации составит около $10,2 млн. Раньше суд уже присуждал ему выплату в размере $49 млн. С учетом этого общая сумма, которую должны получить Хабаров и зарегистрированная на Кипре Caledor, увеличилась примерно до $60 млн. Caledor принадлежит Хабарову на 75%, оставшиеся 25% — у компании А1 (входит в «Альфа-Групп»), где раньше работал CEO «Траста».

Лондонский суд исправил ошибку в деле о конфликте в «Деловых линиях»
Финансы
Фото:Сергей Коньков / ТАСС

Как развивался процесс в Лондоне

В основу судебного спора легло опционное соглашение на 30% акций «Деловых линий», заключенное в 2015 году между бывшим главой А1 Хабаровым и на тот момент основным владельцем «Деловых линий» Богатиковым (Хабаров перешел в компанию годом ранее на позицию топ-менеджера). Соглашение, истекающее в феврале 2018 года, не было исполнено, и Хабаров решил взыскать ущерб в Лондонском суде.

Согласно показаниям Богатикова в суде Лондона, его конфликт с Хабаровым начался в 2017 году, после того как бывший глава А1 не смог защитить самого Богатикова от уголовного преследования, а «Деловые линии» — от внимания налоговой службы. В апреле 2017 года Богатикова ненадолго задержали по делу о неуплате налогов. Затем у компании сменились акционеры: доля Богатикова сократилась до 43%, а его партнерами стали Магомедрасул Гаджиев (25%), Григорий Гурарий (12,5%), экс-гендиректор «Нафта Москва» Татьяна Башмакова (12,5%) и Александр Кобзев (7%). Именно после этого Хабаров посчитал, что теперь исполнение опционного соглашения на 30% «Деловых линий» стало невозможным, и обратился в LCIA.

В январе 2020 года LCIA присудил Хабарову и Caledor $58 млн, но, как выяснилось, суд допустил в расчетах существенную ошибку. Сумма возмещения рассчитывалась арбитрами исходя из стоимости компании в целом и отдельно 30% спорных акций. В решении арбитры прибавили к стоимости компании налоговые обязательства на $90 млн, в результате чего выросла ее общая стоимость, а оценка 30% составила $118 млн. За вычетом стоимости опциона — $60 млн — ущерб равнялся $58 млн.

Однако при вычете налоговых обязательств из стоимости компании компенсация сокращалась до $4 млн. На ошибку по заявлению ответчиков обратил внимание Высокий суд Лондона, который предписал пересмотреть решение. LCIA, впрочем, указывал, что такое сокращение компенсации «не привело бы к воплощению истинных намерений [арбитров] возместить значительный ущерб». Поэтому, принимая новое решение в феврале 2021 года, арбитры пересмотрели оценку рентабельности компании с 9,9 до 12,5%, что почти нивелировало эффект от неоплаченных налоговых обязательств. В результате стоимость компании составила $365 млн, а 30% — $109 млн. Учитывая, что стоимость опциона была равна $60 млн, ущерб был оценен в $49 млн.

В октябре 2020 года, когда первое решение LCIA уже было вынесено, Хабарова задержали по уголовному делу о мошенничестве на основании заявления Богатикова. По версии следствия, Хабаров обещал основателю «Деловых линий» покровительство в обмен на вознаграждение, не обладая при этом влиянием на правоохранительные и налоговые органы. С декабря 2014-го по май 2017 года Богатиков якобы перевел Хабарову за эти услуги 842 млн руб., которые он теперь считает похищенными. Защита экс-главы А1 связывает дело с конфликтом в «Деловых линиях». Сейчас Хабаров находится под домашним арестом, хотя изначально был помещен в СИЗО.

Суд не признал решение арбитража Лондона по конфликту в «Деловых линиях»
Финансы
Михаил Хабаров

Что еще отсудил Хабаров

После вынесения основного решения Лондонского суда по делу Хабаров и Caledor в марте 2021 года обратились в LCIA, потребовав от ответчиков выплаты процентов за период с 1 марта 2018 года, когда опцион перестал действовать. Арбитры решили, что проценты должны рассчитываться по годовой ставке LIBOR плюс 2%, в результате накопленные проценты составили $6,1 млн. «Решение о выплате сложных процентов более уместно в международном арбитраже, когда истец в течение длительного периода был лишен доступа к собственным средствам. Это в большей степени отражает реализацию как коммерческого убытка, так и упущенных возможностей», — говорится в решении LCIA.

Истцы также потребовали возложить уплату судебных расходов на ответчиков — как на проигравшую сторону. Богатиков и его кипрская компания Doglemor возразили, что каждая сторона должна оплачивать собственные расходы, так как обе стороны «выиграли» и «проиграли» в различных аспектах дела (но Doglemor выиграла больше). В частности, ответчики указали, что Хабаров и Caledor требовали значительно большей компенсации (около $180–190 млн) и «арифметически» итоговый результат был ближе к требованиям Богатикова: эксперт с его стороны ранее оценивал, что стоимость компании составляет $98 млн и, соответственно, опционные акции «не стоят ничего». Защитники Богатикова также указывали, что было бы «чрезвычайно несправедливо» заставлять ответчиков оплачивать судебные расходы, возникшие из-за ошибок в расчетах, в связи с чем рассмотрение дела затянулось.

Сами судьи решили, что ответчики должны взять на себя расходы истцов. «Такой исход в полной мере отражает явную победу истцов и явное поражение ответчиков в том, что касалось оценки компенсации — единственного вопроса этого процесса», — говорится в решении. В результате Богатикова и Doglemor обязали выплатить истцам еще около $4 млн расходов на юристов, которые сформировались следующим образом: услуги британских адвокатов Three Crowns и форензик-фирмы Haberman Ilett (£2,3 млн и £350 тыс.), услуги адвокатов PB Legal и Dentons ($220 тыс. и €210 тыс.), а также менее значительные расходы, составляющие около $25 тыс. Кроме того, на ответчиков легли £537 тыс. расходов и комиссий самого суда.

«Наша позиция в отношении решения LCIA прежняя — решение неправосудно. О мировом [соглашении] речи не идет», — сказал РБК адвокат Богатикова Иван Писков. Caledor будет добиваться признания и приведения в исполнение решений LCIA во всех юрисдикциях, где у Богатикова имеются активы, сказал РБК представитель компании Хабарова. В пресс-службе «Деловых линий» сообщили, что компания не является участником дела. В А1 отказались от комментариев.

Почему лондонское решение не признают в России

Признать какое-либо решение Лондонского суда в России Хабарову и А1 пока не удавалось. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области еще в ноябре 2020 года отклонил иск о признании компенсации в размере $58 млн на том основании, что ошибка в расчетах свидетельствует о нарушении принципов правосудия. После исправления ошибки Лондонским судом Caledor обратилась с новым иском к Богатикову в петербургский арбитраж, который его пока не рассмотрел. Следующее заседание назначено на 24 августа.