Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Dr.Web обнаружил почти не удаляемый вирус для Android Общество, 00:13 Суд признал незаконным отказ Альфа-банка открыть счет петербуржцу Финансы, 24 янв, 23:50 Первая российская компания сообщила об остановке продажи туров в Китай Общество, 24 янв, 23:36 Джонсон подписал соглашение о выходе из Евросоюза Политика, 24 янв, 23:15 Польский журналист заявил о провале Варшавы из-за форума в Израиле Политика, 24 янв, 22:58 Во Франции сообщили о первых случаях заражения новым вирусом в Европе Общество, 24 янв, 22:50 СМИ узнали о блокировке Кипром новых антироссийских санкций Политика, 24 янв, 22:29 Четыре человека погибли при землетрясении в Турции Общество, 24 янв, 22:26 Шереметьево начало расследование после гибели кошек в багаже Общество, 24 янв, 22:25 В Ираке прошли массовые протесты против военного присутствия США Политика, 24 янв, 22:05 В Непале появился первый заразившийся неизвестным коронавирусом из Китая Общество, 24 янв, 21:50 Российский скелетонист выиграл третий в сезоне этап Кубка мира Спорт, 24 янв, 21:49 Перекрывшему движение в Москве водителю фуры выплатили долг по зарплате Общество, 24 янв, 21:38 В Госдепе США назвали новую дату встречи Помпео с Зеленским Политика, 24 янв, 21:26
Финансы ,  
0 

В Кремле не одобрили еще одну версию законопроекта об электронной подписи

Правовое управление Кремля в третий раз раскритиковало законопроект, передающий ФНС право выдачи бизнесу цифровых подписей: предыдущие замечания в документе не учтены, а новое положение о доверенных лицах противоречит цели закона
Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Государственно-правовое управление президента России (ГПУ) отказалось поддержать новую версию законопроекта об электронной цифровой подписи, которую правительство подготовило ко второму чтению. РБК ознакомился с заключением от 29 ноября и текстом законопроекта от 20 ноября, содержание документов подтвердили три источника на финансовом рынке.

Законопроект, принятый Госдумой в первом чтении, наделяет правом выдавать бизнесу усиленные квалифицированные электронные подписи (УКЭП) только Федеральную налоговую службу (ФНС) вместо почти пяти сотен действующих сейчас удостоверяющих центров (среди них — банки, страховые компании, биржи, брокеры, частные ИТ-компании). Правительственные поправки смягчают это требование, разрешая ФНС выбирать доверенных лиц, которые также смогут выдавать квалифицированные электронные подписи.

Греф попросил дать крупнейшим банкам право на выдачу электронных подписей
Финансы

ГПУ дало отрицательный отзыв на поправки, указав, что они нуждаются в доработке. Предыдущие замечания правового управления Кремля в поправках не учтены, а новое предложение о доверенных лицах ФНС в нынешнем виде «противоречит основной цели законопроекта», говорится в заключении, которое помощник президента, начальник ГПУ Лариса Брычева направила зампреду и руководителю аппарата правительства Константину Чуйченко.

Споры вокруг подписей

Усиленные квалифицированные электронные подписи (УКЭП) представляют собой цифровой аналог собственноручной подписи, который создается с помощью сертифицированных ФСБ средств шифрования. С ее помощью организации и граждане могут обмениваться юридически значимыми документами в электронном виде.

Изменения правил их выдачи компаниям, по версии авторов законопроектов — депутатов и сенаторов, призваны сократить масштабы мошенничества с использованием электронных подписей. Однако бизнес выражал недовольство поправками. В частности, существование единственного удостоверяющего центра в случае возникновения технических проблем может привести к тому, что «деятельность организаций будет парализована», говорилось в письме некоммерческого партнерства ECR, объединяющего крупнейших ретейлеров и производителей потребительских товаров, премьеру Дмитрию Медведеву.

Если законопроект вступит в силу в нынешнем виде, то аккредитованные Минкомсвязью удостоверяющие центры лишатся права выдавать электронные подписи юридическим лицам, а будут работать только с физлицами. Для центров также ужесточаются требования по размеру собственных средств: не менее 1 млрд руб. вместо текущих 7 млн руб., или не меньше 500 млн руб., если у УЦ есть филиалы не менее чем в 75% регионов.

Еще один вызвавший разногласия пункт — необходимость использования двух подписей (юрлица и его руководителя как физлица): ECR указывало, что это увеличит время обработки и проверки запроса внешними системами при подписании документа.

Что не устраивает в законопроекте ГПУ

  • Правовое управление президента уже не в первый раз критикует законопроект об электронной подписи. В феврале 2019 года, когда документ еще не был внесен в Госдуму, оно отмечало, что наделение ФНС исключительным правом на выдачу подписей юрлицам непропорционально повысит «возможности для блокировки деятельности хозяйствующих объектов», что «создает необоснованные риски для стабильности предпринимательской деятельности в России» (это замечание относилось и к ЦБ, которому предлагается дать такие полномочия в отношении банков).
  • Во втором заключении (июль 2019 года) ГПУ указывало, что удостоверяющие центры ФНС и ЦБ должны отвечать ряду требований, однако ответственность за невыполнение этих требований не прописана, а так как они «фактически приобретают монопольный статус по выдаче и обслуживанию электронной подписи», то применение каких-либо мер в их отношении представляется невозможным.
  • Поправки в законопроект от 20 ноября, по мнению ГПУ, не учли предыдущие замечания, а новое положение о введении доверенных лиц ФНС, которые смогут выдавать квалифицированные электронные подписи юрлицам, не устанавливает критерии их отбора, возлагая эту функцию на правительство России.
  • Новое предложение, «как представляется, противоречит основной цели законопроекта — уменьшение количества лиц, наделенных правом оформления сертификатов электронной подписи, а также может свести на нет предусмотренную в законопроекте «консолидацию» полномочий по оформлению таких сертификатов для юридических лиц в органах государственной власти», пишет ГПУ.

Наличие заключения ГПУ обязательно для принятия законопроекта, объясняет управляющий партнер компании «Право и бизнес» Александр Пахомов. Несмотря на то, что сам по себе документ содержит рекомендации, судьба законопроекта во многом зависит от того, насколько критичный характер они носят. «В большинстве случаев субъекту законодательной инициативы придется либо учесть замечания администрации президента, либо сосредоточить свои усилия на том, чтобы снять их, если они носят не столь критичный характер», — отмечает Пахомов.

Представители профильного вице-премьера Максима Акимова и Минкомсвязи не стали комментировать отзывы на законопроект. РБК направил запрос в ФНС и пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову.

Подписи от больших банков

Накануне отправки заключения ГПУ в правительство свои предложения по изменению законопроекта о цифровой подписи Акимову направил глава Сбербанка Герман Греф: он предложил наделить правом выдачи подписей организации с чистыми активами более 500 млрд руб., имеющие филиалы или представительства не менее чем в 87,5% регионов России, а также попадающие под действие закона о противодействии отмыванию доходов. Под эти критерии подходят крупные банки: Сбербанк, ВТБ и Альфа-банк. Требования в рабочем порядке согласованы с ФНС, говорилось в письме. Они еще могут измениться, но так, чтобы к деятельности по выдаче электронных подписей компаниям было допущено не более пяти контрагентов, сказал источник РБК, знакомый с ходом обсуждения поправок законопроекта.

Отрасль выступает против монополии на выдачу ЭП юридическим лицам, говорит руководитель УЦ «СКБ Контур» Сергей Казаков. «Устойчиво работающая высокотехнологичная отрасль УЦ обеспечивает рабочими местами более чем 15 тыс. специалистов. Возможный ущерб бюджету, включая госзакупки, от внедрения поправок эксперты оценили в 2 млрд руб. налоговых отчислений в год», — добавил он. По мнению Казакова, для УЦ надо ввести ужесточение финансовых требований так, чтобы на рынке вместо 450 УЦ, которых сложно контролировать, осталось несколько крупных и ответственных игроков. Для этого необходимо повысить уровень собственного капитала и ввести страхование финансовой ответственности.