Лента новостей
8 причин начать свое дело: какой бизнес у людей, справившихся со страхом РБК и «Билайн» Бизнес, 08:34 Минфин нашел новый способ поддержки ВЭБа для реализации нацпроектов Финансы, 08:24 ЦБ отозвал лицензию у подмосковного банка Финансы, 08:14 Глава полиции Шри-Ланки решил уйти в отставку после терактов на Пасху Общество, 08:11 Как банкам создать бизнес с нуля: четыре фактора успеха от Oliver Wyman Pro, 08:07 Как Cleveland-Cliffs вчетверо сократила убытки Quote, 08:04 К российскому аналогу SWIFT присоединился второй иностранный банк Финансы, 08:00 Гендиректор «Сибантрацита» получил опцион на долю в компании Бизнес, 07:59 «Нафтогаз» обвинил Россию в подготовке новой газовой войны Политика, 07:57 Только для своих: как перестать тратить деньги на лишнюю рекламу РБК и МегаФон, 07:35 7 роскошных домов из фильмов Недвижимость, 07:33 Надежда Савченко сравнила тюрьмы в России и на Украине Политика, 07:26 Топ-менеджер компании Босова опроверг участие Абызова в «Сибантраците» Бизнес, 07:01 Глава «Сибантрацита» — РБК: «Нет задачи продаться, есть задача удвоиться» Бизнес, 07:00
Обвал рубля ,  
0 
Прохоров раскритиковал власти за отсутствие стратегии выхода из кризиса
Российские власти до сих пор не приступили к разработке программы борьбы с кризисом, у них нет стратегии дальнейших действий, к тому же власть не действует как единая команда, считает бизнесмен Михаил Прохоров. Он написал статью в газету «Коммерсантъ», в которой назвал пять главных, по его мнению, проблем российской экономики, которые необходимо решить
Бизнесмен Михаил Прохоров (Фото: ТАСС)

В своей статье, опубликованной в «Коммерсанте» в четверг, Прохоров критикует российские власти за медлительность в выработке антикризисных решений. Он напоминает, что санкции в отношении России были введены более полугода назад, а нефть начала дешеветь с осени.

«Отсутствие стратегии подтверждается беспрецедентной чиновничьей разноголосицей: сегодня даже неспециалисты видят, что российская власть не действует как единая команда», – пишет бизнесмен. По его мнению, российские макроэкономисты, игнорируя опыт представителей крупного бизнеса и экономистов-практиков, «заблудились в трех соснах и не могут расставить приоритеты между поддержанием курса рубля, обузданием инфляции и обеспечением экономического роста».

Главным риском для системы управления Прохоров считает отсутствие в ней руководителей с опытом управления экономикой на нисходящем тренде – из «лихих 90-х». При этом бизнесмен отмечает, что оба предыдущих кризиса – 1998 и 2008 года – в той или иной мере пришли извне. В частности, в 1998 году Россия столкнулась с отголоском «азиатского» кризиса 1997–1998 годов, а кризис, который пережила страна спустя десятилетие, пришел из США. На этот раз, по его мнению, причины иные. Именно поэтому механизмы выхода из кризисов 1998 года и 2008 года сегодня не сработают, делает вывод Прохоров.

Нынешний кризис порожден чисто российскими факторами, отмечает бизнесмен: «огосударствлением и бюрократизацией экономики, которые гасили ее рост», а также последствиями санкций из-за конфронтации с Западом. Далее автор перечисляет пять особенностей кризиса 2015 года. В первую очередь, он говорит о негативных последствиях постоянного наращивания издержек и госрасходов: «Базовые тарифы «естественных монополий» выросли с начала 2000-х годов в 6–11 раз, расходы постоянно ложились на потребителя. Это закладывало пренебрежение к эффективности в любую из производственных цепочек – и без смены этого подхода никакая стратегия выхода из кризиса не сможет оказаться успешной.

Затем Прохоров напоминает, что российская экономика зависит от добычи и экспорта энергоносителей не меньше, чем 5–10 лет назад, – при этом сегодня у «национальных чемпионов» нет резервов роста добычи этих ресурсов, способной хотя бы частично компенсировать снижение цен на нефть. «Основной мотор российской экономики больше «не тянет», делает вывод предприниматель. Далее он указывает на то, что российский федеральный бюджет в его нынешней форме ориентирован не на развитие, а на сохранение status quo: «Перекос в сторону военно-социального бюджета советского типа лишь нарастает в последние годы в условиях противоречия мировому тренду – инвестициям как в человека (в образование и здравоохранение), так и в реальные коммерчески окупаемые и важные для жизни страны проекты».

Кроме того, по мнению Прохорова, с уровня регионов и муниципалитетов поддержки в преодолении кризиса ждать не стоит. «Федеральный центр распределяет 2/3 средств бюджетной системы страны. Эта «вертикаль» лишает низовое звено экономики как денег, так и инициативы», – пишет бизнесмен

В качестве последней особенности кризиса 2015 года бизнесмен называет «мощнейшее дестимулирование хозяйственной активности», к которому привели неразумные, на его взгляд, структурные преобразования, такие как ускоренный переход к плавающему курсу рубля, повышение процентной ставки и запуск «маховика инфляции». Переоценка валютных долгов предприятий и банков и платежи по новым кредитам сделают большинство неэкспортных компаний убыточными, а сокращение спроса обесценит их активы, считает он. При этом бизнесмен указывает на то, что кредитование экономики практически заморожено и очень рискованно, долги банков будут расти, а зарабатывать им, кроме операций по дисконтированию долгов, негде.

На основании перечисленных пунктов бизнесмен делает вывод, что для выхода из кризиса на этот раз российской экономике необходима новая стратегия преодоления проблем и новые инструменты.​

Накануне был обнародован антикризисный план правительства ценой в 2,3 трлн руб. Точные объемы бюджетных ассигнований должны быть уточнены до 29 января. К этой же дате Минфин должен представить предложения, откуда взять деньги на реализацию мер в первом квартале 2015 года.

В плане сохранилось большинство денежных мер, которые обсуждались правительством в последние две недели. В частности, с 1 февраля на индексацию пенсий будет потрачено дополнительно 188 млрд руб. На сельское хозяйство потратят до 50 млрд руб., 52,2 млрд руб. – на первоочередные меры по стабилизации ситуации на рынке труда. Часть мер касается поддержки отдельных отраслей промышленности. На софинансирование закупок регионами техники для ЖКХ потратят 3 млрд руб., на утилизацию – более 10 млрд.