Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Севастополе заявили о планах разрешить работу кафе и гостиниц в июне Общество, 00:41 СМИ узнали об обсуждении в России ужесточения сделки ОПЕК+ Экономика, 00:26 Один из немногих продавцов eSIM перестал подключать абонентов Технологии и медиа, 00:02 Россияне продолжили забирать валюту из банков четвертый месяц подряд Финансы, 00:02 США обвинили Россию в переброске боевой авиации в Ливию Политика, 00:00 Эстетика 80-х Андрея Ганкина: ретровейв о мощных автомобилях РБК и Porsche, 26 мая, 23:54 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 26 мая Общество, 26 мая, 23:47 Fitch ухудшило прогноз по снижению ВВП России по итогам 2020 года Экономика, 26 мая, 23:41 МИД заявил о беспокойстве из-за биолаборатории США в Грузии Политика, 26 мая, 23:25 Мурашко сообщил о получении регионами средств для выплат медикам за май Общество, 26 мая, 23:12 Экс-глава Чувашии подал иск к Путину о восстановлении в должности Политика, 26 мая, 23:07 Песков рассказал о досаде, надежде и страхе после заражения коронавирусом Общество, 26 мая, 22:55 У кошки в России выявили COVID-19 Общество, 26 мая, 22:15 Путин бросил ручку на стол во время совещания по паводкам и пожарам Общество, 26 мая, 22:09
Пандемия коронавируса ,  
0 

Сколько денег российские власти направят на борьбу с кризисом

Полный список мер
Российские власти до сих пор не обнародовали список антикризисных мер с оценками стоимости, хотя совокупный объем поддержки экономики уже превысил 2 трлн руб. РБК составил полный список мер
Евро/Рубль EUR/RUB ₽80,200 -0,52% Купить
Доллар/Рубль USD/RUB ₽74,143 -0,47% Купить
Фото: Шамиль Жуматов / Reuters
Фото: Шамиль Жуматов / Reuters

Правительство России приняло два пакета поддержки экономики, и, по словам министра экономического развития Максима Решетникова, готовятся третий и четвертый. Однако до сих пор не представлен исчерпывающий перечень антикризисных мер с оценками их стоимости и источниками финансирования. РБК составил полный список мер, который будет обновляться по мере появления новых инициатив по поддержке экономики и населения.

Официальные оценки совокупного объема господдержки разнятся. Министр финансов Антон Силуанов 16 апреля заявил, что дополнительный финансовый ресурс, выделенный на смягчение негативных последствий эпидемии, составляет 2,8% ВВП. Но Минфин не назвал ВВП, от которого следует считать (актуального прогноза от властей нет; РБК направил запрос в министерство), но исходя из ВВП 2019 года и ожидаемого падения экономики эта сумма составит около 2,9 трлн руб. Пресс-служба правительства сообщила 21 апреля, что общая сумма двух антикризисных пакетов составила 2,1 трлн руб.

Экономия на кризисе

От того, сколько и как потратит правительство на борьбу с кризисом, зависят размер и эффект фискального стимула. По определению, такой стимул должен частично сдержать падение ВВП в 2020 году. Но оценить, сколько именно он составит в случае с Россией, проблематично — до конца непонятна доля прямых расходов в составе антикризисных мер. По подсчетам РБК, сейчас прямая поддержка, в том числе бюджетные расходы на социальные меры поддержки населения, помощь регионам и санитарно-эпидемиологические меры, составляет около 600 млрд руб. Остальная часть — это госгарантии и налоговые отсрочки и послабления для бизнеса.

«Складывается впечатление, что правительство намерено подходить к вопросу выделения помощи как можно более экономно», — указала главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова в обзоре за 21 апреля. Но у него есть для этого формальное основание — бюджетное правило, которое сильно ограничивает возможности по увеличению расходов на фоне обвала доходной части.

«Объем выделяемой помощи [в России] кратно меньше, чем в других странах (США, Европе, Китае) и не позволит в нужной мере поддержать ни население, оказавшееся в критической ситуации, ни бизнес», — предупреждают (*.pdf) экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

Как помочь, не увеличивая расходы

В международной практике под фискальным стимулом в узком смысле принято понимать только меры, которые изменяют бюджетный дефицит. С этой точки зрения кредитные гарантии не являются стимулом (если дефолтов не будет, они могут быть вообще не использованы), так же как и перераспределение расходов (когда чистого увеличения расходов не происходит). Доля такого перераспределения в антикризисном пакете составляет по меньшей мере 200 млрд руб., следует из заявлений Силуанова.

Например, часть расходов на реализацию нацпроектов будет переброшена на задачи приоритетного стимулирования экономики и социальные нужды.

В общем виде не влияют на бюджетный дефицит и налоговые отсрочки, если отложенные выплаты планируются в том же финансовом году. По оценке Минэкономразвития, общая сумма обязательств компаний малого и среднего бизнеса по налогам (кроме НДС), страховым взносам и кредитным платежам, которая будет отложена на шесть месяцев, составляет 410 млрд руб.

Механизмы налоговых отсрочек на фоне коронавирусного кризиса активно применяют и другие страны. Но по российской антикризисной программе видно, как федеральные власти вынуждены максимально перекладывать бремя расходов, гарантий и выпадающих доходов с федерального бюджета. Отсрочки по страховым взносам и снижение взносов с 30 до 15% для малого бизнеса напрямую отразятся на доходах социальных фондов (частично эти выпадающие доходы будут покрыты трансфертами из федерального бюджета). Налоговые меры по большей части не затронули налогов, уплачиваемых в федеральный бюджет. Гарантийная поддержка будет частично обеспечена ВЭБ.РФ — по беспроцентным кредитам для бизнеса, объем выдачи которых составит от 130 млрд до 350 млрд руб. (госкорпорация гарантирует 75% таких кредитов).

Встречные меры по изъятию денег (увеличение налога на дивиденды, выводимые на офшорные счета, и введение налога на доходы с депозитов свыше 1 млн руб.) сократят размер чистого фискального стимула, хотя и вступят в силу позже, с 2021–2022 годов.

Смягчение удара

Минфин утверждает, что общий объем фискальной поддержки в широком понимании составит 6,5% ВВП — с учетом компенсации выпадающих нефтегазовых доходов (из Фонда национального благосостояния, ФНБ), выпадающих ненефтегазовых доходов, а также возможного использования бюджетных остатков прошлого года (в сумме более 4 трлн руб.). Логика Минфина в том, что эти компенсации позволяют не сокращать общие расходы бюджета в кризис.

Однако включать в общий объем поддержки использование ФНБ (2 трлн руб.) не совсем корректно, поскольку этот механизм (продажи валюты из ФНБ при цене нефти ниже $42 в обмен на рубли для финансирования бюджетного дефицита) применяется автоматически, по условиям бюджетного правила. Изначально механизм задумывался как симметричный, и правительство три предыдущих года покупало валюту, накапливая резервы. Если бы сейчас вдруг власти отказались от продажи валюты из ФНБ, это стало бы нарушением взятых ранее обязательств.

Программа фискальных стимулов в России лишь немного смягчит удар кризиса, пишет в обзоре старший экономист британской Oxford Economics Евгения Слепцова. Она подсчитала (на основе фискальных мультипликаторов для России из работы аналитиков Банка России 2018 года), что стимул нивелирует падение ВВП в 2020 году только на 0,3 п.п., даже с учетом того, что мультипликаторы во время кризисов вдвойне эффективнее, чем в периоды экономического роста. В итоге ВВП России упадет почти на 7% в этом году под влиянием низких цен на нефть и карантинов, прогнозирует Слепцова.