Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
CAS приступил к рассмотрению иска Союза биатлонистов России к IBU Спорт, 19:59 CNN узнал о сроках санкций США против России из-за дела Навального Политика, 19:54 Филолог, психиатр и музыкальные критики — о новом альбоме Земфиры Стиль, 19:48 В Англии на стене бывшей тюрьмы появилось граффити в стиле Бэнкси Технологии и медиа, 19:35 Аресты в «Барселоне». В чем обвиняют экс-главу испанского топ-клуба Спорт, 19:12 Сын Усамы бен Ладена рассказал о детстве и увлечении живописью Стиль, 19:10 В Volkswagen намекнули на выпуск нового электрического кабриолета Авто, 18:59 Пашинян допустил возврат Армении к полупрезидентской форме правления Политика, 18:45 В Европе выбрали лучшие автомобили 2021 года Авто, 18:45 Апелляционный суд признал законной национализацию БСК Бизнес, 18:35 Митинги сторонников и противников Пашиняна в Ереване. Прямая трансляция Политика, 18:23 Российский сноубордист Логинов стал трехкратным чемпионом мира Спорт, 18:18 Пашинян попросил у народа Армении прощения за свои ошибки Политика, 18:17 Украинских дипломатов заподозрили в попытке вывезти 16 кг золота в Европу Общество, 18:14
Экономика ,  
0 

Государство выиграло почти 80% дел о необоснованной налоговой выгоде

ФНС может смягчить подход к наказанию фирм-уклонистов
За три года действия ст. 54.1 Налогового кодекса, которая определяет критерии необоснованной налоговой выгоды, лишь 22% судебных споров по ней завершились в пользу бизнеса. Положение могут изменить готовящиеся рекомендации ФНС
Фото: Владимир Новиков / РИА Новости
Фото: Владимир Новиков / РИА Новости

Статистика судебных споров по делам об уклонении от уплаты налогов складывается не в пользу бизнеса. Крайне редко, как показал анализ, налоговые органы идут на так называемую налоговую реконструкцию — то есть рассчитывают, сколько компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. В большинстве же случаев налогоплательщикам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, отказывая в праве на налоговые вычеты и учет расходов.

Согласно проведенному юридической фирмой «Арбитраж.ру» анализу, который охватил все дела по ст. 54.1 Налогового кодекса с 2018 года (обзор есть у РБК), налоговые органы выиграли почти 78% споров — 294 из 378. Эта статья начала действовать в 2017 году, установив критерии необоснованной налоговой выгоды.

Этот показатель вполне соответствует балансу по всем налоговым спорам: налоговая выигрывает в судах более 85% дел, сообщал глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров в начале 2020 года. В то же время его заместитель Виктор Бациев 19 ноября приводил такую статистику споров по ст. 54.1 НК (по состоянию на 6 ноября): в судах первой инстанции рассмотрено 341 дело, в 24 из них требования налогоплательщиков удовлетворены полностью, 44 — частично, а при последующем оспаривании решения по еще 21 делу были приняты в пользу бизнеса полностью или частично. То есть 26% споров частично или полностью разрешаются в пользу налогоплательщиков, согласно данным налогового ведомства.

РБК направил запрос в пресс-службу ФНС.

Глава ФНС также заявлял, что количество дел по ст. 54.1 НК нельзя назвать большим в масштабах страны. Новые правила начали применяться с августа 2017 года для начатых налоговых проверок. Учитывая, что в среднем проверка длится от полугода до полутора лет и после примерно полгода проходит стадию досудебного обжалования, в суд налоговый спор попадает спустя 1,5–2 года после начала проверки. «Этим объясняется незначительное число споров по ст. 54.1 НК в судах. Есть уверенность, что в 2021 году споров по ст. 54.1 НК будет в несколько раз больше», — отмечает адвокат, партнер консалтинговой компании «Номен» Иван Яголович.

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной. Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда. Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. По другим категориям налоговых дел процент судебного обжалования существенно ниже, сказал РБК адвокат, партнер «Арбитраж.ру» Денис Черкасов.

Грань между уходом от налогов и коррупцией

Дополнительно «Арбитраж.ру» проанализировал выборку из 100 дел, которые как минимум прошли апелляцию. Это значит, что выводы по ним имеют большую практическую значимость и показательны для понимания общей картины споров, пояснил РБК Черкасов.

Наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.1 НК в порядке убывания — фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), проблемные контрагенты (64 из 100), отсутствие деловой цели (22 из 100), взаимозависимость контрагентов (19 из 100), создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), отсутствие права на льготу (12 из 100), дробление бизнеса (семь из 100). Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, подчеркивает генеральный директор юридической компании «Митра» Юрий Мирзоев. По его словам, в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента.

Крупные компании, как правило, заключают контракты по итогам тендеров. Службы безопасности проверяют, не подведет ли потенциальный подрядчик — есть ли у него ресурсы и опыт для исполнения контракта. Поэтому если в крупном контракте большой компании вдруг всплывает фирма-однодневка, возникают вопросы к сотрудникам службы безопасности и должностным лицам. «Привлекая фирмы-прокладки, менеджеры крупных компаний чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов», — уверен Мирзоев. Мелкие же фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, явно преследуют цель сэкономить на налогах. «Бюджет в таких случаях всегда теряет», — добавил юрист.

Случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, подчеркивает Мирзоев. Но суды чаще всего не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. «Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов», — пояснил Мирзоев.

Высокая цена

Налогоплательщики попытались обжаловать почти 88% решений арбитражных судов первой инстанции, отмечает «Арбитраж.ру».

Бизнес активно обжалует подобные решения в суде, потому что «подход, при котором налоговый орган отстранился от выяснения действительного размера налоговых обязательств, мягко говоря, несправедлив», отмечает Яголович.

Зачастую, наказывая бизнес за уход от налогов, налоговые органы не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки. На проблему «карательных мер», в частности, уже обращал внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство, говорит Черкасов. Если решение осталось в силе после обжалования в вышестоящем налоговом органе, инспекция может заблокировать счет или арестовать имущество для взыскания налогов. В такой ситуации компании трудно продолжать деятельность и осуществлять расходы, связанные с оспариванием решения инспекции в суде, указывает адвокат: «Разблокировать счет или снять арест на имущество можно, обратившись в суд, но получить желанные обеспечительные меры удается не всегда».

Разъяснения Высшего арбитражного, Конституционного и Верховного судов в совокупности обязывают налоговые органы проводить реконструкцию. Однако после вступления в силу ст. 54.1 НК в 2017 году ФНС попыталась переломить эту практику и сообщила нижестоящим инспекциям, что прежние подходы потеряли свое значение и в случаях налоговой экономии расчетный способ не применяется.

У налогового органа нет препятствий в расчете действительного размера налоговых обязательств, подчеркивает Яголович. Методики, подтвержденные судебной практикой, применялись в налоговых проверках до 2017 года. «Они просты и доступны для любого инспектора. Более того, мы видим, что и в проверках по ст. 54.1 НК инспекции устанавливают все необходимые для правильного расчета налогов обстоятельства, определяют их до рубля. Однако в расчет недоимки не включают, ссылаясь на позицию налогового ведомства», — указал адвокат.

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Именно в этом году после дела «Кузбассконсервмолоко» начался тренд на проведение реконструкции. «Все эти дела, по существу, схожи с кейсом «Кузбассконсервмолоко». Товары или услуги в реальности были поставлены конечному потребителю, а компания понесла расходы. Суды посчитали необходимым учесть затраты налогоплательщика по налогу на прибыль без учета наценки спорных контрагентов», — говорит Черкасов.

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике. С другой — инспекции не установили третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствовали выявлению истинных исполнителей.

Надежда на решение проблемы

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК. Проект письма обсуждается уже полгода. Бациев анонсировал публикацию до Нового года.

По его словам, письмо разграничит случаи с фиктивными операциями и реальными, которые компании исказили при учете. Бизнес будет вправе рассчитывать на реконструкцию, если не причастен к схемам и фирмам-однодневкам или не знал о таком характере деятельности контрагентов. В противном случае компании откажут в вычетах по НДС и учете расходов при определении налога на прибыль. При этом если будет установлено, что именно компания так или иначе ответственна за действия однодневок, то расходы учтут, если она раскроет истинного исполнителя спорной операции и ее деловую цель.

Также Бациев анонсировал смягчение налоговых последствий в случаях, когда бизнес не проявил «должную осмотрительность» при выборе контрагентов.

«Новое письмо, возможно, повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков», — прогнозирует Черкасов. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Однако на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС, отмечает адвокат.

Сами положения ст. 54.1 НК справедливы, «вопрос в том, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников», заключил Мирзоев.