Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Москве напомнили о требовании к США выдать экс-главу Нижнего Новгорода Политика, 23:21 Прежде, чем начать инвестировать: ответы на главные вопросы РБК и Финансовая платформа, 23:18 В Москве от коронавируса за сутки умерли 66 человек Общество, 23:06 РПЦ представила проект нового храма при МГУ Общество, 22:53 «Краснодар» разгромно проиграл «Челси» в матче Лиги чемпионов Спорт, 22:47 Идеальный шторм: что делать с деньгами в 2020 году РБК и СберПервый, 22:41 ТАСС узнал о просьбе прокуратуры закрыть процесс по делу Голунова Общество, 22:35 Курсы доллара и евро побили месячные рекорды Экономика, 22:29 Россиянам запретили приходить на пляжи с животными и притапливать буйки Общество, 22:27 Франция вслед за Германией объявила о новых ограничениях из-за COVID Общество, 22:20 Жизненный цикл атомного ледокола от рождения до старости «РБК Стиль» и «Росатом», 22:08 Байден проголосовал на выборах президента США Политика, 22:03 Московское «Динамо» вырвало победу у «Авангарда» в КХЛ Спорт, 22:00 Глава Минобрнауки назвал число полностью перешедших на удаленку вузов Общество, 21:58
Обвал рубля ,  
0 

Минэкономразвития назвало выживание бизнеса главной задачей на 2016 год

В 2015 году оборот розничной торговли упал сильнее, чем когда-либо за предыдущие 45 лет. Минэкономразвития предупреждает, что россияне будут и дальше сокращать расходы, а задачей предпринимателей становится выживание
Фото: «РИА Новости»
Фото: «РИА Новости»

Минувший год оказался «не самым благоприятным для российской экономики», отмечают авторы отчета Минэкономразвития (МЭР). В разделах, посвященных отдельным отраслям экономики, звучат более жесткие оценки. В частности, розничная торговля, по данным МЭР, завершила 2015 год с худшими результатами более чем за 40 лет.

«Объемы оборота розничной торговли сократились по сравнению с 2014 годом на 10%, что является беспрецедентно низким, начиная с наблюдения 1970 года», — отмечается в отчете.

Резкое падение объема продаж в МЭР объясняют стремительным сокращением реальных зарплат и тем, что в условиях кризиса все больше покупателей «переходят в разряд наблюдателей за торговым процессом». «Глубина падения покупок продовольствия в 2015 году беспрецедентна, такой не было даже в кризис 1998–1999 годов, когда средний доход упал значительно сильнее, что говорит о том, что нынешний кризис наиболее тяжело ударил по беднейшему населению, основная часть расходов которого падает на еду», — подчеркивается в докладе.

Однако на сберегательную модель поведения перешли не только люди с невысоким доходом, но и средний класс. Эксперты МЭР предупреждают, что население России «все глубже погружается в психологическую воронку девальвационных инфляционных ожиданий» в силу отсутствия уверенности в невозможности повторения «черного вторника». В такой ситуации восстановление уровня потребительских расходов, по данным МЭР, возможно только после «выхода в плюс» динамики реальной заработной платы.

Ранее замглавы Минтруда Любовь Ельцова прогнозировала возвращение зарплат на уровень 2014 года не ранее 2018 года.

«В 2016 году, по крайней мере в первые месяцы, перед предпринимателями стоит главная задача — сохранить бизнес и выжить в рамках маржи, которую сейчас формирует потребитель», — сказано в докладе МЭР. Как отмечают эксперты ведомства, риски того, что ситуация в розничной торговле будет развиваться «в рамках отрицательной динамики», останутся высокими как минимум до середины следующего года.

Скорого перехода отрасли к росту, как это случилось после кризиса 2008–2009 годов, в МЭР не ждут. Во-первых, из-за отсутствия отложенного спроса (в начале нынешнего кризиса россияне активно вкладывали обесценивающиеся рубли в покупку товаров длительного пользования), во-вторых, из-за уверенности населения в том, что кризис не кончится раньше, чем через 3–4 года, и, в-третьих, из-за отсутствия у государства возможности поддерживать спрос, наращивая зарплаты и пенсии.

«Вам не нужна нефть по $120»: западные экономисты о кризисе в России
Фотогалерея 
<p><em><strong>Тимоти Колтон, профессор Гарвардского университета, руководитель отделения государственного управления: </strong></em></p>

<p>&mdash; Если слушать [Алексея] Кудрина и&nbsp;[Германа] Грефа, то&nbsp;они скажут, что&nbsp;опасностей, с&nbsp;которыми сейчас столкнулась Россия, можно было избежать. Это не&nbsp;так. Сейчас на&nbsp;экономику России влияют факторы, на&nbsp;которые Москва не&nbsp;может повлиять. Коллапс нефтяных&nbsp;цен, например. В начале 2000-х годов рост ВВП был очень высоким. Нефть тогда торговалась в&nbsp;районе $20&ndash;30. <span style="line-height: 25.6px;"> Затем началась стагнаци</span><span style="line-height: 25.6px;">я, момент был упущен. Сейчас просто&nbsp;воспроизводится прежняя модель. </span><span style="line-height: 1.6;">Вам не&nbsp;нужна нефть по&nbsp;$120, чтобы&nbsp;получить рост экономики. Кризис будет стимулировать реформы. Правда, нынешнее правительство у власти уже много&nbsp;лет, и&nbsp;ранее их не&nbsp;проводили. </span></p>

<p>Правительство постоянно говорит о&nbsp;реформах, но&nbsp;каких-то реальных действий не&nbsp;предпринимает. Нескольких губернаторов посадили за&nbsp;коррупцию, но&nbsp;фундаментальных изменений с&nbsp;тех&nbsp;пор, как&nbsp;президент Владимир Путин пришел к&nbsp;власти 15 лет назад, не&nbsp;произошло. Правительство должно обеспечить больше безопасности и&nbsp;свобод, без&nbsp;этого перехода к&nbsp;информационной экономике не&nbsp;получится. Я понимаю, что&nbsp;это базовые вещи, но&nbsp;в&nbsp;итоге все сводится именно&nbsp;к&nbsp;ним</p>

Еще одной жертвой перехода россиян в режим экономии в отчете МЭР названа сфера услуг. В документе подчеркивается, что сфера услуг не имеет «никакого профита» ни от ослабления национальной валюты, ни от запуска программы импортозамещения, а так как она жестко зависит от негативной динамики потребительского спроса, то ей сейчас «достаются только потери». «Предпосылок для оживления конъюнктуры пока не просматривается. Избирательно-сберегательная модель потребительского поведения, на которую перешли домохозяйства в условиях снижения покупательной способности, предусматривает в том числе практически полный отказ от необязательных услуг», — отмечают в МЭР.

По данным ведомства, россияне впервые за долгие годы начали экономить даже на таких вещах, как поход в парикмахерскую. Даже те, кто пока все-таки не стал стричься дома, все чаще жертвуют «сопутствующими услугами», что привело к снижению общей выручки салонов. В МЭР предупреждают, что сетевые заведения, способные оптимизировать затраты, смогут справиться с падением посещаемости и спроса, а вот «одиночным простым» заведениям придется «очень непросто».

Ситуация на туристическом рынке, по данным МЭР, и вовсе близка к «обрушению». Только за первые девять месяцев 2015 года число российских туристов, выезжающих за границу, на фоне падения курса рубля и роста политической напряженности сократилось почти на треть. «Совокупность факторов обусловила массовое банкротство турфирм. В качестве «импортозамещения» туристический бизнес мог бы переориентироваться на внутренний рынок, однако пока из-за недостаточно развитой инфраструктуры спрос на внутренний туризм несопоставим с обвалом внешнего рынка», — подчеркивается в докладе.

Бизнесмены о кризисе: «Девальвация — это достаточно позитивный момент»
Фотогалерея 
<p><span style="font-size:16px;"><em><strong>Владимир Евтушенков, основной владелец АФК &laquo;Система&raquo;: </strong></em></span></p>

<p>&laquo;Отрицательно. Тут сомнений никаких быть не&nbsp;может. Курс рубля? Колебания будут в&nbsp;сторону увеличения, но&nbsp;не&nbsp;думаю, что&nbsp;они будут значительными. Говорят о&nbsp;70&ndash;75 руб. за&nbsp;доллар. Наверное, в&nbsp;этом диапазоне и&nbsp;будет&raquo;</p>

Владельцы большинства гостиниц в самой России, по данным МЭР, пока не рассматривают нынешнюю ситуацию как кризисную. Однако падение спроса в верхнем и люксовом сегменте уже заметно, и им придется ждать лучших времен.

К числу положительных моментов развития экономики России в конце 2015 года в отчете МЭР отнесена приостановка падения уровня ВВП. С исключением сезонного фактора индекс ВВП в декабре 2015 года по сравнению с ноябрем не изменился, тогда как в ноябре сократился на 0,2%. При этом сфера добычи полезных ископаемых и сельское хозяйство даже показали в декабре небольшой рост, а в обрабатывающих производствах сокращение производства замедлилось с 0,4% в ноябре до 0,1%.

Тем не менее в целом ряде отраслей (в первую очередь, ориентированных на удовлетворение потребительского спроса) ситуация по-прежнему останется сложной. Так, например, производство легковых автомобилей в декабре 2015 года ускорилось в месячном исчислении на 12,5%. Выпуск обуви в декабре сократился на 23,3% против падения на 10,2% в ноябре 2015 года, выпуск костюмов упал сразу на 28%.

По мнению экспертов МЭР, непростая ситуация в легкой промышленности объясняется устаревшим оборудованием, зависимостью от дорожающего импортного сырья и невозможностью получать доступные кредиты для пополнения оборотных средств и реализации инвестиционных проектов. В этих условиях от спада отрасль не спасла даже девальвация рубля, большинству предприятий не удалось не только реализовать «дополнительные возможности по увеличению экспортного потенциала», но и укрепить свои позиции на внутреннем рынке.