Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Украинская полиция задержала 24 протестующих в Новых Санжарах Общество, 02:49 Сборная России уступила Италии на старте квалификации Евробаскета-2021 Спорт, 02:45 Российские истребители поднимались для перехвата дважды за неделю Политика, 02:20 «Арсенал» одержал победу над «Олимпиакосом» в Лиге Европы Спорт, 01:58 Суд в Берлине разрешил Tesla вырубить лес под стройку первого в ЕС завода Бизнес, 01:29 У сбежавшей из больницы пациентки в Петербурге не выявили коронавирус Общество, 01:27 Глава Минздрава Украины проведет карантин с эвакуированными из Китая Общество, 01:11 Три человека погибли при крушении легкомоторного самолета в Техасе Общество, 01:09 Первым замглавы Минкульта стал Сергей Обрывалин Политика, 01:00 Шнуров написал стихи после реакции на его вступление в «Партию роста» Политика, 00:42 Рогозин анимацией ответил на сообщения о недоливе топлива в «Союз» Технологии и медиа, 00:35 Путин выразил соболезнования Меркель из-за гибели девяти человек в Ханау Политика, 00:32 Под Полтавой при стычках с протестующими пострадали 10 полицейских Общество, 00:28 МИД России выразил озабоченность поддержкой Турцией боевиков в Идлибе Политика, 00:14
Экономика ,  
0 

Имущество компаний решили не конфисковывать за налоговые преступления

Сенаторы отказались от идеи распространить механизм конфискации на корпоративное имущество, использовавшееся при совершении налоговых преступлений. Против этого выступили бизнес и правительство
Фото: Lori

Что поправили

Этой весной сенаторы разработали законопроект, ужесточающий ответственность за налоговую оптимизацию вплоть до конфискации имущества компаний. В июле комиссия правительства по законопроектной деятельности в целом одобрила этот законопроект. 21 ноября Госдума приняла документ в первом чтении, второе чтение должно состояться в январе 2015 года.

Сейчас ст. 104.1 Уголовного кодекса (Конфискация имущества) разрешает конфисковывать орудия, оборудование или другие средств совершения преступления, принадлежащие обвиняемому. Изначально сенаторы хотели распространить это правило и на имущество компаний. Но из-за замечаний правительства и Верховного суда (копии отзывов есть у РБК) решили ничего не менять.

Соответствующие поправки ко второму чтению законопроекта подготовила рабочая группа комитета по бюджету и финансовым рынкам Совфеда. Технически поправки подготовлены, но официально не внесены, их будут вносить депутаты Госдумы, скорее всего, из комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, рассказал РБК помощник главы комитета Совфеда по бюджету и финансовым рынкам Сергея Рябухина Сергей Шугаев. В четверг экспертная группа Совета Федерации представит их в комитет, уточнил он.

Накажут за офшоры

Другие изменения в УК, поддержанные депутатами в первом чтении, в законопроекте сохранятся. В 199 ст. УК (Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации) добавят пункт о контролируемых иностранных компаниях (копии поправок и пояснительной записки есть у РБК). Теперь использование юридических лиц, созданных через подставных лиц, или сокрытие или искажение информации в отношении контролируемых иностранных компаний или контролируемых сделок будет считаться отягчающим обстоятельством.

Уголовное преследование по 199-й статье начинается при уклонении от уплаты налогов на незначительную по меркам крупного бизнеса сумму – от 6 млн руб. (либо от 2 млн руб., если эта сумма была накоплена в течение трех лет и превышает 10% от необходимого к уплате в бюджет). За это грозит до двух лет лишения свободы. Если же сумма неуплаты превышает 30 млн руб. (либо 10 млн и 20% от общей суммы причитающихся к уплате налогов за три года), срок увеличивается до шести лет.

«Замечания правительства и Верховного суда полностью учтены, сама концепция уже одобрена как правительством и ВС, так и Госдумой, речь шла только об исправлении технических неточностей», – отмечает Шугаев.

Реакция бизнеса

Первый вариант законопроекта вызвал негативную реакцию со стороны бизнес-сообщества. Конфискация имущества лиц с неопределенным материально-правовым и процессуальным статусом «будет осуществляться вне справедливого судебного разбирательства и без предоставления [им] эффективного права на судебную защиту», предупреждал в письме на имя председателя Совфеда Валентины Матвиенко президент РСПП Александр Шохин (копия есть у РБК). Главу союза смутила «крайне нечеткая» формулировка в законопроекте: «Знали или должны были знать об использовании возможностей и имущества этих юридических лиц для совершения преступления». Если она останется в итоговом документе, толкование закона будет зависеть от усмотрения следственных органов, указывал Шохин. Это повысит уровень неопределенности для бизнеса и дестимулирует возвращение активов в Россию.

Отказ от расширенного применения конфискации – положительный момент для бизнеса, считает сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. «Любая конфискация – это не просто крайняя мера, она очень вредна для инвестклимата, само слово «конфискация» априори пугает инвесторов. Если кто-то конкретный нарушил закон, он должен понести наказание, но компания, тем более с большим количество акционеров, не должна нести потери», – настаивает он.

Конфискация вернется

Расширение сферы конфискации необходимо для борьбы с тяжкими коррупционными преступлениями, настаивает сотрудник Следственного комитета Георгий Смирнов. «Следственный комитет предлагает ввести конфискацию как вид уголовного наказания и расширить ее применение за счет возможности изъятия имущества, безвозмездно переданного третьим лицам. Сейчас это возможно только если третье лицо знало или должно было знать о преступном происхождении полученного», – говорит он.

По его словам, эффективная борьба с офшорами возможна только после введения института уголовной ответственности юридических лиц. «Нужно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, на счетах которых и оседают выведенные из России капиталы. Сейчас иностранные юрисдикции позволяют преследовать только физических лиц, так как деяния юридических лиц в России уголовно не наказуемы», – отмечает он.

Проблема стоит очень остро, пока есть два сформулированных предложения: ввести уголовную ответственность компаний (СКР) и расширить конфискацию (Совфед), говорит Шугаев. «В будущем мы будем предлагать один из этих вариантов в качестве отдельного законопроекта», – рассказал он РБК.​