Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Европе зафиксировали вторую смерть от нового коронавируса Общество, 03:03 Число зараженных новым коронавирусом в США превысило 30 человек Общество, 02:40 Wells Fargo выплатит $3 млрд штрафа после обвинений в нарушениях Финансы, 02:30 Власти Украины предупредили о снижении пенсий в будущем Общество, 01:48 В одной из башен «Москва-Сити» произошло обрушение части наружного стекла Общество, 01:23 Шувалов предложил закрепить в Конституции бизнесменов как передовой класс Бизнес, 01:02 Сандерс посоветовал Путину «держаться подальше» от выборов в США Политика, 00:50 Полицейские в Москве выехали на проверку из-за сувенирной гранаты Общество, 00:44 Зеленский пообещал наказать за беспорядки из-за эвакуированных из Китая Общество, 00:28 Суд в США приговорил россиянку к тюрьме по делу о наркотиках Общество, 00:26 ЕС не смог согласовать бюджет из-за дыры после выхода Британии Политика, 00:19 Глава Минздрава Украины уехала из санатория с эвакуированными Общество, 21 фев, 23:29 В Канаде назвали условия для депортации бывшего эсэсовца Общество, 21 фев, 23:11 Глава ВИЧ-Центра поспорил с Минздравом о стабилизации ситуации с вирусом Общество, 21 фев, 22:58
Бизнес ,  
0 

Путин намекнул на обмен евробондов Украины на долг «Газпрома»

«Газпром» должен «Нафтогазу» $3 млрд по решению Стокгольмского арбитража, признал Владимир Путин. Но столько же Украина должна России по еврооблигациям, напомнил президент. По долгам возможен взаимозачет, сообщил источник РБК
Владимир Путин (Фото: Михаил Метцель / ТАСС)

Президент Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции 19 декабря, отвечая на вопрос корреспондента украинского агентства УНИАН о нежелании «Газпрома» выполнять решение Стокгольмского арбитража и выплачивать «Нафтогазу» $3 млрд, напомнил ему про обязательства Украины перед Россией на аналогичную сумму по еврооблигациям, выкупленным Москвой в 2013 году на средства Фонда национального благосостояния (ФНБ).

«Вы сказали по поводу $3 млрд [по решению Стокгольмского арбитража]. Обращаю ваше внимание, что часть наших резервных средств из Фонда национального благосостояния России вложена в украинские ценные бумаги — $3 млрд как раз. Есть уже решение суда в Лондоне по этому поводу, которое не исполняется», — отметил Путин.

Стокгольмский арбитраж в феврале 2018 года вынес решение по иску «Нафтогаза» к «Газпрому», согласно которому российская компания должна выплатить компенсацию на $2,56 млрд за недопоставку газа в рамках контракта на его транзит в Европу (по данным украинской компании, в связи с начислением процентов за просрочку общий долг вырос почти до $3 млрд). Путин отметил, что как юрист по базовому образованию считает, что решение Стокгольмского арбитражного суда «носит не юридический, не правовой характер, а скорее политический». «Одно из обоснований <...> решения Стокгольмского суда, там прописано: «в связи с тяжелым экономическим положением на Украине». Чушь какая-то просто», — указал он. Он, однако, признал: «Решение суда есть, это правда, и мы должны из этого исходить. Мы будем исходить из этого и будем искать приемлемое для всех решение, в том числе и для Украины».

Как появился долг Украины перед Россией

В 2013 году Россия купила еврооблигации Украины, которой тогда руководил Виктор Янукович, на $3 млрд за счет средств ФНБ. Украина должна была погасить бумаги в конце 2015 года, но новый президент Петр Порошенко отказался от этих обязательств. В 2016 году Россия подала иск в Высокий суд Лондона, который обязал Украину выплатить $3 млрд. Киев обжаловал это решение. Апелляционный суд Англии отклонил три из четырех доводов Украины, на основании которых она отказывается платить, однако постановил провести отдельный судебный процесс по одному из аргументов, согласно которому Украина выпустила евробонды под давлением России, напоминает ТАСС.

В начале декабря 2019 года пресс-служба российского Минфина заявила, что сумма требований России к Украине по неисполненным обязательствам по евробондам с учетом начисленных процентов достигла $4,5 млрд.

Ранее российские власти и «Газпром» ни разу не признавали решение Стокгольмского арбитража («Газпром» подал апелляцию, которая должна быть рассмотрена в феврале 2020-го) и предлагали обнулить все взаимные требования с «Нафтогазом», чтобы «Газпром» продолжил транзит газа в Европу с 1 января 2020 года без каких-либо юридических обязательств.

«Я видел боль»: плакаты журналистов на большой пресс-конференции Путина
Фотогалерея 

Какой может быть обмен между «Газпромом» и Украиной

Обнуление требований возможно в случае взаимозачета долга «Газпрома» по решению Стокгольма и обязательств Украины по еврооблигациям, сообщил РБК источник, близкий к российскому правительству. «Этот вариант сейчас обсуждается», — уточнил он.

«Почему президент Владимир Путин вспомнил задолженность Украины по еврооблигациям, понятно. Но в одном случае это суверенный долг [Украины перед Россией], в другом — отношения между двумя компаниями, одна из которых акционерная», — подчеркивает сложность дела источник РБК, близкий к «Газпрому». Украина контролирует 100% «Нафтогаза», а российское правительство — лишь чуть более 50% «Газпрома», остальные акции — у частных инвесторов.

Взаимозачет может происходить следующим образом: «Газпром» платит «Нафтогазу» по решению Стокгольмского арбитража $3 млрд, украинская госкомпания перечисляет эти деньги правительству Украины в виде дивидендов, а Украина возвращает их России в счет частичного погашения долга по евробондам, сказал собеседник РБК, близкий к российскому правительству. «Так теоретически возможно», — признал источник, близкий к «Газпрому».

«Пока комментировать нечего. Про взаимозачет никто не говорил», — ответил РБК представитель «Нафтогаза». Представитель «Газпрома» отказался от комментариев. РБК направил запросы в пресс-службу российского Минфина (курирует вопросы, связанные с долгом Украины по еврооблигациям) и пресс-службу офиса украинского президента Владимира Зеленского.

Какие еще есть претензии к «Газпрому»

Спор между «Газпромом» и «Нафтогазом» насчет контрактов на поставки газа на Украину и его транзит в Европу начался в феврале 2014 года. В декабре 2017 года Стокгольмский арбитраж обязал «Нафтогаз» выплатить «Газпрому» $2 млрд за уже поставленный, но не оплаченный газ. Но в феврале 2018 года тот же арбитраж постановил, что «Газпром» должен заплатить украинской компании $4,63 млрд за недопоставку газа по транзитному договору. В итоге с учетом долга «Нафтогаза» российская компания осталась должна украинской $2,6 млрд, а с учетом накопившихся процентов — около $3 млрд. Его, как и другие денежные претензии, российская сторона и потребовала обнулить. «Нафтогаз» в ответ предложил погасить эту сумму за счет будущих поставок газа на Украину.

В декабре 2016 года Хозяйственный суд Киева по иску Антимонопольного комитета Украины постановил принудительно взыскать с «Газпрома» около $7 млрд штрафа за нарушение контракта с «Нафтогазом». В комитете заявили, что российская компания резко сократила объем газа, прокачиваемого в Европу через Украину. Все попытки «Газпрома» обжаловать решение в украинских судах к успеху не привели.

«Нафтогаз» в ноябре 2019 года подал новый иск в Стокгольмский арбитраж против «Газпрома» на $12 млрд за обесценение украинской газотранспортной системы в случае отсутствия транзита. Этот иск исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко обещал отозвать, в случае если новый долгосрочный контракт на транзит газа с 1 января 2020 года будет подписан.

Какие есть сложности с взаимозачетом

Реализация схемы, когда сначала «Газпром» платит «Нафтогазу» и только потом Украина — России, несет риск, что украинская сторона может задержать свой платеж по бондам или совсем не заплатить до окончательного решения Лондонского суда по этому судебному разбирательству, считает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

Взаимозачет долгов также проблематичен в связи с имеющимися ограничениями в условиях евробондов Украины на $3 млрд. Дело в том, что проспект облигаций — документ, формально определяющий условия выпуска, содержит особое положение, запрещающее возможный зачет долга Украины в обмен на какие-либо долговые обязательства России (no set-off clause). В английских судах, где слушается дело о невыплате $3 млрд по этим евробондам, Украина заявила, что это было одно из условий, на которых настояла Россия: Москва предположительно хотела застраховаться от предъявления Киевом ответных финансовых требований, которые можно было бы попытаться зачесть в счет погашения облигаций. Евробонды формально находятся у доверительного управляющего Law Debenture Trust, который по поручению российского Минфина сможет проигнорировать положение о запрете взаимозачета, считает аналитик консалтинговой компании AKE Group Максимилиан Хесс.

Есть еще одно потенциальное препятствие: Россия считает, что Украина должна по евробондам уже не $3 млрд, а гораздо больше. Сумма требований достигла $4,5 млрд с учетом начисленных процентов за неисполненное платежное обязательство Украины, заявил российский Минфин. Этот штрафной процент начисляется по английскому праву в связи с решением Высокого суда Лондона от марта 2017 года, когда суд подтвердил дефолт Украины и обязал ее вернуть долг. Непонятно, как стороны могли бы поступить с этими дополнительными процентами.

В ноябре 2015 года Путин уже предлагал вариант реструктуризации долга Украины по еврооблигациям — расплатиться в рассрочку за три года. Однако это предложение не удалось воплотить в жизнь: Украина к тому времени уже договорилась с коммерческими кредиторами об обмене старых облигаций на новые, и одним из условий этой реструктуризации было то, что республика не вправе предоставить России лучшие с финансовой точки зрения условия, чем получили коммерческие кредиторы. Инициатива Путина, согласно расчетам чистой приведенной стоимости (NPV), противоречила этой оговорке.

Когда Украина реструктурировала все свои еврооблигации в 2015 году, она обязалась избежать такой сделки с Россией, которая обеспечит Москве лучшие условия урегулирования по долгу, чем были приняты коммерческими кредиторами (те согласились на списание около 30% от NPV евробондов), подтверждает Хесс. Для того чтобы Украина не нарушила это условие, списание в рамках взаимозачета с Россией должно быть не меньше, чем было у частных кредиторов, а уровень списания в рамках обмена долгами с Россией будет определяться дисконтом текущих обязательств Украины относительно зачтенных $3 млрд, указывает он.

Если считать, что текущие обязательства по этим бумагам составляют $4,5 млрд (как заявляет российский Минфин), то дисконт составит около 33%, но возможны и альтернативные расчеты, продолжает Хесс. «Я не думаю, что частные инвесторы захотят оспаривать сделку с Россией, тем более что этот долг классифицируется как официальный (а не коммерческий) Международным валютным фондом», — оговаривается аналитик.

Магазин исследований: аналитика по теме "Газ"