Лента новостей
Россиянка победила бывшую первую ракетку мира на «Ролан Гаррос» Спорт, 14:29 Сенатор предостерег Киев от усиления санкций против России из-за моряков Политика, 14:06 В Петровском парке открыли новый стадион «Динамо» Спорт, 14:05 В Китае число жертв утечки газа на грузовом судне увеличилось до десяти Общество, 13:51 «Краснодар» нанес на газон стадиона номера двух футболистов Спорт, 13:34 В доме-интернате для ветеранов в Петрозаводске произошел пожар Общество, 13:28 Французский депутат попросил МИД прекратить «антироссийскую истерию» Политика, 13:14 Иран предложил странам Персидского залива подписать пакт о ненападении Политика, 13:06 Теннисного судью из России признали виновной в сокрытии коррупции Спорт, 12:57 В МИД России ответили на угрозы Украины добиться «гамбургских» санкций Политика, 12:44 Синоптики пообещали москвичам на следующей неделе жару до 32 градусов Общество, 12:40 В Северной Осетии человек погиб и три пострадали во время урагана Общество, 12:24 Не сошлись с партнером: как перейти от творчества к управлению бизнесом РБК и «Билайн» Бизнес, 12:14 Оба кандидата в главы Литвы выступили против жесткой риторики с Россией Политика, 12:09
Бизнес ,  
0 
Бывший вице-премьер Подмосковья стал крупнейшим производителем конопли
Крупнейшим производителем конопли в России является бывший вице-премьер правительства Подмосковья Дмитрий Большаков, выяснил РБК. Сейчас ему принадлежит бизнес полного цикла, обороты которого растут с каждым годом
Бывший вице-премьер правительства Подмосковья Дмитрий Большаков (Фото: Алена Кондюрина для РБК)

Конопля вместо газа

В кабинете Дмитрия Большакова, который еще несколько лет назад отвечал за все финансовые потоки Подмосковья и снабжение газом сотен тысяч жителей региона, сегодня практически ничего не напоминает о его чиновничьем прошлом. Лишь висящий на стене большой портрет Бориса Громова обозначает принадлежность хозяина офиса к некогда могущественному военно-чиновничьему клану, годами управлявшему территориями за МКАД.

Источники, хорошо знавшие расклад сил в Подмосковье, в беседе с РБК называют Большакова одним из ключевых членов команды Бориса Громова. Как и многие в ней, Большаков пришел во власть из армии: под началом Громова, выводившего советские войска из Афганистана, он служил с 1992 года. Когда в 1995 году Громов был прикомандирован к Министерству иностранных дел в должности замминистра и главного военного эксперта, Большаков стал старшим военным экспертом министерства.

Спустя два года после того, как Громов был избран губернатором Московской области, Дмитрий Большаков возглавил ГУП «Мособлгаз» — предприятие, эксплуатирующее газопроводы в области. А в 2009 году, вскоре после громкого коррупционного скандала и бегства главного финансиста области Алексея Кузнецова, обвиненного в краже бюджетных миллиардов, именно Большаков занял опустевшее кресло вице-премьера регионального правительства, отвечающего за финансовый блок.

Из власти Большаков ушел в 2012-м, вместе с Громовым. Сейчас он уверяет, что быть чиновником ему больше не интересно. От вопросов о госслужбе он уходит, зато охотно рассуждает о творчестве группы Queen, мотоциклах и, конечно, конопле — основе его нового бизнеса. «Работа с коноплей — процесс увлекательный, творческий», — объясняет он свой выбор, отмечая, что друзья любят пошутить по поводу его нового рода занятий. Сам он тоже не чужд юмора. Стол для совещаний в фирме «Кона», которой руководит Большаков, украшает декоративный череп растамана в смешных очках с листочками конопли на стеклах. На полках также солдатики Кремлевского полка, модели кораблей и байков и книги о Фредди Меркьюри.

Боевое братство

Большаков — крупнейший на сегодня производитель и переработчик конопли в России. Однако армейские друзья окружают его не только в виде фотографий. Его нынешний партнер по конопляному бизнесу — Валерий Лапонов, однокурсник по Московскому высшему военному командному училищу, также работавший в «Мособлгазе», а затем возглавлявший управление дорожного хозяйства Московской области.

Третий их партнер — также однокурсник. Пока Большаков и Лапонов были на госслужбе, Станислав Кругликов пробовал свои силы в бизнесе: торговал мебелью, экспортировал цветные металлы и даже издавал для «новой русской аристократии» уникальные книги с генеалогическими изысканиями. Однако в итоге остановился на торговле веревками и шпагатом.

Компания «Кона», занимавшаяся дистрибуцией разнообразных веревочных изделий, возникла в 1995 году, когда Кругликов получил по бартеру вагон шпагата, рассказывал он журналу Forbes. «Мы поставляем веревки как в Московский зоопарк, где на них с утра до вечера висят обезьяны, так и в гипермаркеты «Ашан» — так Кругликов описывал клиентуру журналу «Компания».

К 2014 году, когда в компанию пришли Большаков и Лапонов, «Кона» стала одним из крупнейших в России дистрибьюторов шпагата, шнуров и веревок. Согласно информации с сайта госзакупок, веревки от «Коны» закупают Театр под руководством Олега Табакова, Производственное объединение имени Василия Ивановича Чапаева, региональное управление ФСИН и многие другие.

Большаков не отвечает на прямой вопрос, почему после военной службы и многолетней чиновничьей карьеры решил переквалифицироваться в коноплеводы, лишь говорит, что «давно интересовался этой темой». Сейчас его интерес достиг апогея: у него бизнес полного цикла.

Ведь поначалу «Кона» только завозила сырье из-за рубежа. Однако в том же 2014 году Большаков стал владельцем ООО «Мордовские пенькозаводы», созданного в Мордовии на базе Инсарского пенькозавода и располагающего крупнейшими в стране конопляными полями. И сейчас ​отставные военные выращивают и перерабатывают коноплю на своих заводах в Мордовии и Адыгее, торгуют готовой продукцией в Москве и Подмосковье, а также занимаются лоббированием интересов конопляной отрасли. Для этого Большаков и партнеры создали Ассоциацию производителей русской пеньки, в которую вошло еще несколько более мелких производителей.

Фото: Алена Кондюрина для РБК

Конопляный холдинг Дмитрия Большакова

В конопляный холдинг Дмитрия Большакова входит несколько производственных предприятий, занимающихся производством и переработкой индустриальной конопли. Крупнейшим из них является ООО «Мордовские пенькозаводы» (г. Инсар, Мордовия) — в нем Большакову с февраля 2014 года принадлежит 100%. По данным Минсельхоза, «Мордовским пенькозаводам» принадлежит крупнейшие по площади плантации конопли в России — 600 га.

Компания производит волокно (используется в производстве канатов и веревок), костру (идет на удобрения, подстилки для животных и т.д.), семена (масло и корма для животных).

Площадь посевов Адыгейской пеньковой компании — около 30 га. По данным СПАРК, совладельцами этой компании являются Аскер Хачемизов (61,76%), Станислав Кругликов (18,3%) и Валерий Лапонов (19,13%).

Дистрибуцией веревок и шпагатов занимаются ООО «Кона-Текс» и ООО «Компания Кона». У обеих компаний с января 2014 года идентичная структура собственников: по 25% владеют Большаков, Кругликов и Лапонов (с ноября 2014 года доля Валерия Лапонова перешла Анне Лапоновой) и Сергей Киреенко.

Трава у дома

Выращивание конопли — весьма специфическая отрасль сельского хозяйства. Борьба с наркоманией практически уничтожила этот некогда традиционный для России промысел, хотя еще полвека назад, до присоединения СССР к Всемирной единой конвенции о наркотических средствах 1961 года, коноплеводство было одной из ведущих отраслей сельского хозяйства в стране. К примеру, конопля вместе с пшеницей и подсолнечником присутствует в композиции знаменитого фонтана «Дружба народов» в Москве. Но если в начале 1960-х в СССР насчитывалось более полумиллиона гектаров посевов промышленной конопли, то сейчас в России засеяно лишь около 2,6 тыс. га. Для сравнения, льна в России сажают в 20 раз больше — 45 тыс. га в 2016 году.

Возрождение отрасли началось в середине 2000-х. О пользе промышленной конопли тогда заговорил даже возглавлявший ФСКН Виктор Иванов, и страна вернулась к промышленной посадке запретной культуры. Выращивать в России разрешено только сорта, содержащие в сухой массе листьев и соцветий верхних частей растения не более 0,1% наркотического тетрагидроканнабинола (сейчас в России 26 таких сортов), тогда как необходимая растаманам конопля содержит его на порядок больше.

За содержанием тетрагидроканнабинола в промышленной конопле следит полиция: представители ФСКН прямо в полях берут траву на анализ. В случае нарушений поле выкашивают, производителей штрафуют. Одному из крупных сельскохозяйственных НИИ даже как-то пришлось уничтожить коноплю по требованию наркополицейских.

По словам Большакова, у него с посевами все в порядке. ​Он также рассказывает, что окрестные наркоманы, как и наркополицейские, регулярно наведываются на поля, обрывают коноплю, но, убедившись, что от нее никакого толка, теряют к ней интерес. «Местные полицейские говорят: раз нет наркоманов вблизи посадок — значит, у вас все чисто», — рассказывает владелец «Мордовских пенькозаводов».

Бывший вице-премьер правительства Подмосковья Дмитрий Большаков (Фото: Алена Кондюрина для РБК)

Порох, стройматериалы и обивка

Производство пеньки из отечественной конопли — практически монополия Большакова и его партнеров. (Правда, как рассказали РБК представители нескольких розничных веревочных магазинов, спрос на пеньку у них небольшой, покупатели предпочитают более дешевый джут.) Пенька востребована в промышленности: из нее делают сердечники для стальных канатов.

А в Западной Европе блоки из экологически чистой конопли стали использовать для строительства домов. В России пока такие не строят. «Пришел к нам один энтузиаст, хотел приобрести материал для строительства дома. Я сказал: дайте ему бесплатно. В Италии мне рассказали об особенностях технологии такого строительства, расскажу теперь и ему. Интересно, что в результате получится», — говорит Большаков.

Используют коноплю и в качестве отделки салонов автомобилей. Переговоры с представителями российского автопрома были, но закончились ничем. Сейчас кризис, и им не до конопли, сетует хозяин «Мордовских пенькозаводов».

Есть и другие перспективные направления. В 2015 году российские ученые из Центрального научно-исследовательского института химии и механики рассказали о разработках пороха из конопли в рамках программы импортозамещения. «Традиционно был хлопок, и только он. До распада СССР никаких проблем страна не испытывала, но потом мы потеряли Таджикистан и Узбекистан, а США массово скупили хлопок и могут продавать сырье втридорога. Сейчас найти альтернативу — это реальная необходимость», — рассказывал замначальника центра боевых припасов по спецхимии при ЦНИИХМ Владимир Никишов «Российской газете». При этом, по данным украинских СМИ, состоящий на 70% из конопли порох уже используется украинской армией и даже выигрывает по характеристикам у аналогов.

Удел энтузиастов

Дмитрий Большаков отказался назвать РБК объем своих инвестиций в конопляный бизнес, равно как и их источник. При этом он отметил, что вернуть вложенное ему пока не удалось: бизнес тяжелый и затратный.

Как бы то ни было, по данным базы СПАРК, в 2015 году «Мордовские пенькозаводы» Большакова впервые получили прибыль: она составила чуть более 10 млн руб. В 2014 году компания получила выручку 6,6 млн и чистый убыток 4,2 млн руб. Принадлежащие Большакову и его партнерам компании «Кона» и «Кона-текс» в 2015 году получили чистую прибыль 14,9 и 24,3 млн руб. соответственно (в 2014-м — 4,9 и 6 млн руб.). Их выручка тоже заметно растет — 340,5 и 290 млн руб. в 2015 году соответственно против 309,6 млн и 190 млн годом ранее.

Начальник государственного Агентства по производству и первичной переработке льна и конопли «Лен» Владимир Коновалов говорит, что первоначальные инвестиции в производство конопли должны составлять миллионы евро, а отдача может быть лишь через несколько лет. При этом затраты на выращивание одного гектара конопли в агентстве оценивают в 18–19 тыс. руб. «Конопля — дорогая культура. Чтобы ею заниматься, нужен большой инвестиционный пакет. Только один специальный комбайн стоит миллион евро. На тысячу гектаров нужно два-три таких комбайна», — говорит эксперт. (​Коноплеуборочный комбайн у Большакова действительно есть. Всего один. Обошелся в $300 тыс., говорит он. При этом машина дорогая в эксплуатации, и мордовские коноплеводы проявляют смекалку, переделывая «под коноплю» другую сельхозтехнику.) Исходя из этих цифр, инвестиции Большакова в проект должны были составить как минимум 30 млн руб.

Андрей Кузин, директор занимающейся производством и продажей конопляной продукции (в основном масла) нижегородской ГК «Конопель», которая в 2015 году получила прибыль 55 тыс. руб., считает, что больших денег на конопле не сделаешь, в основном это удел энтузиастов: «Люди начинают узнавать о конопле, потихоньку отрасль набирает обороты. Но культура сложная, продукт дорогой — не каждому по карману». Он отмечает интерес россиян к конопляному маслу, но никак не к домам.

Несмотря на это, регионы надеются на ренессанс коноплеводства. И в Мордовии даже принята региональная целевая программа развития производства и переработки конопли, согласно которой к 2017 году посадки конопли будут увеличены в полтора раза, до 900 га.