Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Военная операция на Украине. Главное Политика, 12:06
Курьер в Москве украл у внучки ветерана сумку Hermes за ₽5 млн Общество, 12:02
Посол сообщил о подвижках по подключению Венесуэлы к системе «Мир» Финансы, 11:56
«Спрятаться в домик»: почему для ребенка так важно иметь свою комнату РБК и AFI Park Воронцовский, 11:53
Актуальные данные о коронавирусе в России и мире. Инфографики Общество, 11:52
Сервис аренды самокатов Whoosh начал подготовку к проведению IPO Инвестиции, 11:45
Что происходит со спросом на элитную недвижимость Москвы Pro, 11:42
Самые большие скидки года
Скидки до 55% на подписку РБК Pro. Доступ ко всем материалам
Оформить подписку
$21 трлн: сколько стоит углеродная нейтральность в Китае РБК и Сбер, 11:41
Кличко предложил киевлянам подготовиться к переезду при «худшем сценарии» Политика, 11:40
Скандал с Месси и вирус в сборной Бразилии. Что происходит на ЧМ в Катаре Спорт, 11:39
Бывший главред подал в суд на новое руководство Regnum из-за увольнения Общество, 11:37
Насколько хорошо вы знаете правила этикета. Интеллигентный тест РБК и ГАЛС, 11:30
В России предложили ставить «умные» счетчики воды и света в новых домах Общество, 11:30
Xiaomi назвала дату премьеры флагманского смартфона и другой техники Life, 11:27
Бизнес ,  
0 

Вексельберг и Блаватник нашли основания для отмены иска на $2 млрд

Виктор Вексельберг и Лен Блаватник попросили суд Нью-Йорка прекратить производство по иску сенатора Леонида Лебедева, в котором он требует от олигархов $2 млрд. Их договор 2001 года недействителен, утверждают ответчики
Суд Нью-Йорка
Суд Нью-Йорка (Фото: Getty Images)

Слушания по иску Лебедева против Вексельберга и Блаватника начались 4 февраля. Лебедев подал иск в суд Нью-Йорка ровно год назад, однако начало процесса затянулось: сначала судебные курьеры не могли вручить повестку в суд представителям Вексельберга, а затем ответчики попытались перенести процесс в Великобританию – в Высокий суд Лондона. Из-за этих разбирательств процесс в Нью-Йорке был задержан.

Сейчас Вексельберг и Блаватник попросили нью-йоркский суд отменить производство по этому делу. Согласно их аргументам, представленным в ходатайстве от 6 февраля (есть у РБК), ключевой документ, на который ссылается Лебедев, был не более чем черновиком соглашения о создании совместного предприятия, но никак не окончательным инвестиционным соглашением. Они полагают, что документ не имел юридической силы, поэтому никакой финансовой ответственности партнеры перед сенатором не несут.

Черновик без законной силы

В марте 2013 года ответчики продали «Роснефти» 25% ТНК-BP примерно за $13,8 млрд. Лебедев требует у Блаватника и Вексельберга более $2 млрд (около 15% от cуммы, полученной ими от продажи акций ТНК-BP). По его словам, в 90-х он помогал им приватизировать акции Тюменской нефтяной компании (ТНК в 2003 году вошла в совместное предприятие с британской BP), а о том, что он был «тайным акционером» компании, свидетельствует соглашение о партнерстве, или «совместном предприятии» (как утверждает истец). 

Блаватник и Вексельберг настаивают, что все свои обязательства перед Лебедевым выполнили, заключив в 2003 году через свою компанию OGIP (которая образовалась после объединения их долей в ТНК) соглашение с компанией Coral, действовавшей от имени Лебедева. В рамках этого соглашения OGIP выплатила Coral $600 млн в обмен на отказ Лебедева от любых прав требования в отношении ТНК (включая дивиденды и долю в бизнесе), утверждают ответчики. Лебедев признал, что платеж в $600 млн получил в полном объеме в 2006 году и что никаких иных платежей он от ответчиков более не получал, равно как и не имел никакого отношения к якобы существовавшему «совместному предприятию» с 2003 года, отмечается в ходатайстве. Но сам сенатор уверяет, что отказался только от дивидендов, но не от прав собственности на долю в совместном нефтяном бизнесе.  

Лебедев характеризует документ по созданию СП как «черновое инвестиционное соглашение», которое стороны обсуждали во время прогулки вокруг Центрального парка Нью-Йорка в 2001 году. Подписали его там же, именно поэтому Лебедев теперь судится в Нью-Йорке. 

В ходатайстве об отклонении иска ответчики указывают, что «черновик инвестиционного соглашения» содержал только три с половиной страницы, он не датирован, был подписан только Вексельбергом и Лебедевым, а стороны соглашения не поименованы (три пропуска не заполнены). Они указывают, что сам сенатор в своем иске признавал, что так называемое инвестиционное соглашение 2001 года в лучшем случае является «черновиком соглашения». В ходатайстве указано, что в тексте отсутствуют даже слова о «совместном предприятии», скорее обозначены намерения его создать. Никакой «окончательной версии» договора стороны не подписывали, и это признавал сам истец. 

Устные договоренности

Лебедев утверждает, отмечается в ходатайстве, что стороны «устно» договорились о «ключевых условиях» соглашения. Устный договор, согласно американским законам, может быть защищен в суде, но только если он может быть исполнен в течение одного года. Если же срок выполнения договора рассчитан более чем на год, так называемый Статут о противодействии мошенничеству (Statute of frauds) требует, чтобы соглашение заключалось в письменной форме, иначе оно не будет считаться действительным. 

Лебедев пытается доказать, что черновое инвестиционное соглашение 2001 года могло быть исполнено в течение одного года (иными словами, договор может быть прекращен в течение года без нарушения его условий). Например, он ссылается на то, что «Сторона 3» (за которой стоял Лебедев) была вправе продать долю в ТНК «в любое время». Ответчики категорически возражают. «Очевидно, что соглашения, рассчитанные на то, чтобы действовать неопределенно долго, в принципе не могут быть выполнены в течение одного года», – пишут они, доказывая, что договор 2001 года должен подчиняться требованиям Статута.  

Но даже если суд не поддержит этот довод, у юристов Блаватника и Вексельберга есть в запасе другой: все сроки давности по требованиям истца истекли. По законам штата Нью-Йорк, сроки исковой давности применительно к обвинениям в мошенничестве составляют до шести лет. Лебедев обвиняет бывших партнеров в нарушении обязательств по договоренностям 2001–2003 годов. Ответчики удивлены, что он решил обратиться в суд спустя более чем десять лет. Чтобы оставить иск в пределах сроков давности, Лебедеву придется доказать, что он только недавно обнаружил факт мошенничества. Но, как указывают ответчики, это противоречит предыдущим заявлениям истца о том, что в 2003 году он «согласился на то, чтобы скрыть его долю в совместном предприятии от BP».

Представители Лебедева и Вексельберга отказались комментировать ходатайство. Представитель Блаватника пока не ответил на запрос РБК.

Вексельберг и Блаватник просят суд Нью-Йорка отклонить иск Лебедева без возможности дальнейшего пересмотра. При этом они инициировали встречное дело против сенатора в Великобритании. Там они, как ранее писал РБК, через подконтрольную компанию Rochester Resources обратились в Лондонский международный арбитражный суд (LCIA). Они планируют доказать, что в 2003 году «компания-пустышка» Coral действовала от имени Лебедева, заключая соглашение с OGIP, и что Лебедев тем самым отказался от прав на долю в ТНК-BP. Сенатор, в свою очередь, утверждает, что Coral действовала по его поручению, но только чтобы получать для него дивиденды. Coral, которую Лебедев характеризует как швейцарскую нефтетрейдинговую фирму, по его словам, ему не принадлежала.  

Авторы
Теги