Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 2:47 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  02:00   USD НАЛ. Покупка 64,92 Продажа 64,76 EUR НАЛ. 73,29 73,13 В Кремле состоялась ночная встреча Путина с Кадыровым Политика, 01:43 Египет заявил о готовности выделить россиянам отдельный терминал в Каире Общество, 01:33 Трутнев обвинил Китай в задержке строительства моста через Амур Бизнес, 01:00 В результате взрыва на шахте в Донецкой области пострадали шесть горняков Общество, 00:29 Паралимпийский комитет России убрал из офиса фото Филипа Крейвена Общество, 00:05 В Европе задумали радикальную реформу авторского права в интернете Технологии и медиа, Вчера, 23:43 Россия и США обсудят ответные действия после доклада о химатаках в Сирии Политика, Вчера, 23:23 Юрий Трутнев – РБК: «Закон об одном гектаре — это революция» Интервью, Вчера, 22:47 «Новая нормальность»: чего ждать от встречи центробанков в Джексон-Хоул Финансы, Вчера, 22:30 На Украине проверят «Радио Шансон» из-за песни о «русском спецназе» Общество, Вчера, 22:26 Предсказатель бурь: как Тюдор Джонс заработал $4,6 млрд Бизнес, Вчера, 22:25 Суд в США признал сына депутата Селезнева виновным в кибермошенничестве Общество, Вчера, 22:07 Корабль США открыл предупредительный огонь при сближении с катером Ирана Политика, Вчера, 21:59 Ультиматум Анкары: какие цели у военной операции Турции в Сирии Политика, Вчера, 21:50 Германия призвала к новому договору с Россией о контроле над вооружениями Политика, Вчера, 21:44 Совкомбанк купил Меткомбанк у структур Мордашова Финансы, Вчера, 21:20 Киев назвал сэкономленную на отказе от российского газа сумму Бизнес, Вчера, 21:18 Число жертв землетрясения в Италии достигло 250 человек Общество, Вчера, 20:53 Собянин пообещал провести «самые честные выборы за всю историю России» Политика, Вчера, 20:36 Bloomberg узнал об убытке Uber в $1,2 млрд в первом полугодии Бизнес, Вчера, 20:19 Долю нелегальной продукции на рынке одежды и обуви оценили в 30% Общество, Вчера, 20:12 ЦСКА и «Ростов» узнали соперников по Лиге чемпионов Футбол, Вчера, 19:55 В Тамбове за долги перекрыли канализацию на объектах Минобороны Общество, Вчера, 19:31 Пользователи WhatsApp начнут получать рекламу Технологии и медиа, Вчера, 19:14 Минобороны Польши созвало совещание после проверки Вооруженных сил России Политика, Вчера, 19:12 Акции Сбербанка установили исторический рекорд Финансы, Вчера, 19:02 Турецкие СМИ анонсировали визит главы Генштаба России в Анкару Политика, Вчера, 18:50
8 июл 2015, 10:32
Все только начинается: почему кризис 2015-го будет затяжным
Сергей Алексашенко, старший научный сотрудник Института Брукингса (Вашингтон, США)
Другие мнения автора
Центр шторма: почему в Минфине не видят дно кризиса 2 авг, 14:05 Потерянное дно: почему российская экономика не поддержала оптимистов 28 июн, 13:40 Еще 24 материала
Как бы правительству ни хотелось обманываться, сегодняшний спад куда более затяжной, чем кажется, и дно еще не достигнуто. Об этом говорит сравнение кризисов 2014–2015 и 2008–2009 годов, которое мы провели

Такие похожие кризисы

История любит подшучивать по-мелкому. В этом можно убедиться и на примере последних двух экономических кризисов в России, которые, будучи абсолютно разными по своим причинам и логике развития, тем не менее имеют много общих «мелочей».

И в 2008-м, и в 2014-м докризисный пик был достигнут во втором квартале. И в 2008-м, и в 2014-м падение цен на нефть началось в июле, а закончилось на границе декабря-января. И в том, и в другом случае рубль достигал своего дна на границе января-февраля (три дня в середине декабря 2014 года я не готов рассматривать в общей логике кризиса — происходившее на российском валютном рынке было абсолютно рукотворным).

Но такие шутки истории, помимо прочего, помогают порой по-другому посмотреть на ситуацию. А простой сравнительный анализ показывает, что за внешним сходством кроется огромная содержательная разница.

В последнее время представители российского правительства регулярно утверждают, что самое тяжелое в текущем кризисе уже позади, что дно пройдено, что вот-вот российская экономика начнет движение вверх. Но статистика, доступная нам, говорит о совсем другом: экономический кризис в России продолжает набирать ход, и пока нет никаких признаков того, что ситуация скоро улучшится.

Чтобы аргументировать свою позицию, я построил достаточно простые графики (данные для этих графиков мне предоставили коллеги из Центра развития, за что я им сильно благодарен), которые показывают динамику изменения ключевых показателей российской экономики: промышленное производство, грузооборот железнодорожного транспорта, строительство, инвестиции, реальная зарплата и розничный товарооборот. Их Росстат дает ежемесячно (и именно поэтому здесь нет динамики ВВП, который Росстат оценивает поквартально).

Все только начинается

За нулевой момент времени я взял июнь 2008-го и июнь 2014-го. Полученные графики можно увидеть ниже. А вот какие выводы можно сделать на их основе.

Общая динамика развития двух кризисов сильно отличается друг от друга. Если в 2008–2009 годах мы видели стремительное падение с локальным дном для промышленности и железнодорожного транспорта в январе, то на этот раз большинство показателей падают гораздо медленнее и ни о каком дне пока говорить невозможно. Кроме того, столь различная динамика изменения экономических индикаторов лишний раз говорит о том, что у нынешнего кризиса, помимо внешнего триггера (падение цен на нефть), есть и внутренние гораздо более устойчивые механизмы. Их действие, может быть, не столь резкое, но заведомо более продолжительное во времени.

В прошлый раз первый и самый мощный удар пришелся по реальному сектору экономики, и на этом фоне потери населения, которые были компенсированы резким ростом социальных выплат из бюджета, оказались относительно невелики. Сейчас главным пострадавшим на первом этапе кризиса оказалось население: на него обрушилось инфляционное цунами, вызванное российскими контрсанкциями и стремительным падением курса рубля.

Падение и восстановление в кризис 2008–2009 годов были несопоставимы по скорости — шесть лет назад все показатели падали гораздо быстрее, чем потом отрастали. И если у кого-то есть иллюзии, что на этот раз будет по-другому, то, боюсь, они являются малообоснованными.

Финансовое благополучие населения и уровень его потребления в 2009-м отреагировали на изменение экономической динамики с большим запозданием — пик падения пришелся на лето, то есть через квартал после того, как было пройдено «дно» кризиса. В связи с этим, поскольку падение реального сектора российской экономики еще продолжается, то вполне можно ожидать второй волны падения уровня реальных зарплат и розничной торговли — после прохождения дна. Но когда оно наступит, предсказать трудно.

Как и любые аналогичные сравнения, это не абсолютная догма, и жизнь может пойти совсем по-другому. Главный тезис, на котором я считаю правильным настаивать, звучит так: этот кризис другой, не сравнимый по своему характеру с прошлым (кризисом 2008 года). И не стоит ожидать, что он будет таким же краткосрочным и лишенным долгоиграющих негативных последствий.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.