Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 17:11 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  17:00   USD НАЛ. Покупка 57,25 Продажа 57,26 EUR НАЛ. 61,84 61,90 Суд назвал неправомерным метод выявления сухого молока Россельхознадзором Бизнес, 16:54 Морская мощь Поднебесной: как устроен ВМФ Китая. Фотогалерея Фотогалерея, 16:44 СМИ опубликовали видео убийства Дениса Вороненкова в Киеве Политика, 16:43 Агентство Regnum отозвало из суда иск к Захаровой Политика, 16:41 Суд лишил Александра Кокорина водительских прав Спорт, 16:31 В Минобороны назвали «абсурдными» обвинения США в снабжении талибов Политика, 16:25 На Урале мужчина поджег кабинет в здании прокуратуры и погиб Общество, 16:25 Европа пессимистов: почему граждане стран ЕС хотят вернуться в прошлое Ярослав Шимов историк Мнение, 16:15 Столичные власти определились с первыми сериями пятиэтажек под снос Политика, 16:02 «Газпром» снизил размер поручительства по кредиту Фирташа на 60 млрд руб. Бизнес, 15:54 Зюганов заявил об опасениях о «склеивании» с Навальным Политика, 15:54 «Мы считаем каждую копейку»: 20 фактов о белорусской экономике Экономика, 15:50 Песков рассказал о поводе для встречи Путина с Ле Пен в Кремле Политика, 15:44 Кадыров назвал предполагаемые цели нападения на военных в Чечне Общество, 15:41 Умер летчик-испытатель Степан Микоян Общество, 15:13 Кремль назвал провокацией призывы Навального провести акцию на Тверской Политика, 15:11 Чемпион мира осудил Союз биатлонистов за лояльность к России Спорт, 15:03 Кремль заявил о контроле Кадыровым ситуации в Чечне Политика, 15:02 Авиапрому в 2017 году выделят из бюджета 59 млрд руб. Бизнес, 14:54 Смерть перебежчика: каким будет политическое эхо от убийства Вороненкова Георгий Чижов Руководитель украинского бюро Центра политических технологий Мнение, 14:53 Юнкер оценил стоимость выхода Великобритании из ЕС Политика, 14:48 Фийон опроверг организацию встречи Путина с бизнесменом из Ливана Политика, 14:45 Путин принял Ле Пен в Кремле и обещал не вмешиваться в выборы во Франции Политика, 14:34 Минтруд заявил об автоматической индексации пенсий 1 апреля Экономика, 14:22 Путин назвал «тяжелым событием» нападение на часть Росгвардии в Чечне Политика, 14:22 В Минобороны заявили о неполучении в срок заказанных ракет и кораблей Политика, 14:09 Глава Росгвардии прокомментировал гибель шестерых бойцов в Чечне Политика, 14:06
20 мар, 14:25
Антон Фейнберг
Экономисты подсчитали денежные потери россиян от продуктового эмбарго
Фото: Екатерина Кузьмина / РБК
Война санкций
Госдума освободила подпавших под санкции от уплаты налогов в России 22 мар, 11:21 Число считающих санкции благом для России достигло максимума 17 мар, 11:37 Еще 2616 материалов
Цены на товары в России сейчас могли быть на 3% ниже, если бы власти не ввели продуктовое эмбарго, подсчитали в РАНХиГС. Денежные потери на одного потребителя от эмбарго они оценили в 4,4 тыс. руб. в год

Если бы Россия не ввела продуктовое эмбарго в 2014 году, набор санкционных товаров стоил бы на 3% дешевле, чем сейчас, а несанкционных — на 2,9%. Такие расчеты приводятся в мониторинге экономической ситуации, который подготовили эксперты РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли. Авторы исследовали период с 2014 по 2016 год.

Экономисты выделяют два эффекта от введения эмбарго — потребительский и производственный. «Потребительский эффект связан со снижением благосостояния населения из-за роста цен в результате введения санкций, производственный обусловлен ростом прибыли сельскохозяйственных производителей и производителей пищевой продукции благодаря ограничению импортной конкуренции», — говорится в докладе.

Оценка влияния контрсанкций на цены получена авторами как разница между фактической стоимостью фиксированного набора продуктов и прогнозной стоимостью этого набора при гипотетическом отсутствии эмбарго. Показатель в 3% не выглядит заниженным, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Совокупный вклад контрсанкций с начала их действия до конца 2015 года в продуктовую инфляцию составлял 4,1%, а в целом в потребительскую корзину — 1,6%, напоминает экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков. С тех пор он мог снизиться из-за переориентации потребителей.

Авторы исследования также оценили потери в благосостоянии россиян из-за контрсанкций. Денежные потери потребителя они оценили в 4380 руб. ежегодно: эта цифра справедлива, если допустить, что структура спроса при введении эмбарго не изменилась. При подсчете этого эффекта авторы опирались на так называемую компенсирующую вариацию дохода — величину, на которую потребителю нужно увеличить свой доход, чтобы повышение цен не приводило к ухудшению благосостояния.

Эксперты подчеркивают, что введение эмбарго привело к дополнительному росту цен как на санкционные, так и на несанкционные товары. Контрсанкции влияли на годовую инфляцию неравномерно, указывается в мониторинге. В целом средний прирост инфляции из-за введения контрсанкций за исследуемый период составил 3,1 п.п. как по санкционным, так и по несанкционным товарам. При этом в первые полгода прирост по санкционным товарам составил 29,9 п.п., по несанкционным — 5,1 п.п. Однако по итогам первого года действия контрсанкций эти показатели снизились до 8,6 и 4,3 п.п. соответственно.

«Такая неравномерность объясняется тем, что потребители из-за удорожания товаров — аналогов санкционных товаров — переключаются на идентичные, более дешевые и более низкого качества отечественные и импортные товары из других стран. Постепенное снижение санкционного эффекта во времени может объясняться снижением средних издержек производства благодаря росту отечественного производства», — пишут экономисты.

Наиболее сильное влияние контрсанкций приходится на первые 6–12 месяцев после их введения, но затем рост цен и падение потребления замедляются, пишут авторы. Таким образом, «введение эмбарго дает преимущество производителям лишь в краткосрочном периоде, в долгосрочном же влияние эмбарго на показатели рынка снижается», утверждают эксперты.

Продуктовое эмбарго не нанесло существенного урона странам, против которых оно было введено, писали экономисты РАНХиГС осенью прошлого года. Они указывали, что случаи значительного падения объемов и стоимости всего экспорта санкционных стран из-за сокращения поставок в Россию единичны и незначительны с точки зрения ущерба. Подпавшие под эмбарго страны компенсировали потери за счет поставок в другие государства и даже нарастили продовольственный экспорт в отношении санкционных товаров.