Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Липецкой области погибли две женщины при пожаре в частном доме Общество, 23:44 «Интерфакс» узнал о нескором возобновлении рейсов на курорты Египта Общество, 23:29 Джонсон встречался с «экс-агентом КГБ» вскоре после отравления Скрипалей Политика, 23:25 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 22:59 Экс-глава МИД Польши дал совет Украине по возвращению Донбасса и Крыма Политика, 22:59 Семь человек пострадали в ДТП в Тамбовской области Общество, 22:46 СМИ сообщили об эвакуации 2 тыс. человек из аквапарка «Мореон» в Москве Общество, 22:38 Появилось видео драки футболистов «Волгаря» и «Легион Динамо» Спорт, 22:04 В МИД прокомментировали передачу задержанных кораблей Украине Политика, 21:59 Онлайн-университет: где бесплатно получить знания для развития бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 21:46 В Москве несколько сотен человек эвакуировали из ТЦ «Океания» Общество, 21:24 Times сообщила о cокрытии командирами преступлений британских солдат Политика, 21:08 Полиция пригрозила применить боевые патроны против митингующих в Гонконге Общество, 21:03 Активисты сообщили о задержании 70 человек на турнире по единоборствам Общество, 20:54
С.-Петербург ,  
0 
Был бы бум: на что надеется петербургская промышленность?
Интервью с председателем комитета по промышленной политике и инновациям Петербурга Максимом Мейксиным
Максим Мейксин, председатель комитета по промышленной политике и инновациям Петербурга (Фото: РБК)

По итогам года в петербургской промышленности будет отмечено падение объема производства. Это признают и экономисты, и чиновники. Однако, по словам последних, многие предприятия сейчас идут по «белой полосе» жизни — развивают технологии, открывают новые рынки, в том числе экспортные. Председатель петербургского комитета по промышленной политике и инновациям Максим Мейксин в интервью РБК Петербург комментирует текущую ситуацию в промышленности города и говорит о качественных изменениях в сфере производства.

То взлет, то посадка

— Осень 2015 года началась с новой волны девальвации и нерадостных заявлений на экономическую тему — Минэкономразвития ухудшил прогноз по спаду ВВП за год, темпы падения российского промпроизводства в январе-августе оказались выше ожидаемых, и так далее. В общем, уровень тревоги повысился — как это отразилось на состоянии петербургских промышленных компаний и их планах?

— Ежемесячно наш комитет проводит опросы промышленных предприятий о текущей ситуации и проблемах развития производства. В сентябре результаты опросов показали, что в ближайшей перспективе около 22% предприятий ожидают увеличение спроса на продукцию и планируют увеличить выпуск товаров, более 65% сообщают о сохранении спроса, объемов производства на прежнем уровне и только порядка 12% предприятий заявили об ожидаемом снижении спроса. То есть оптимистов в петербургской промышленности заметно больше, чем пессимистов.

— Но на самом деле объем выпуска в Петербурге сокращается.

— Ситуация принципиально различается от отрасли к отрасли. Хуже всего себя чувствовала в текущем году легкая промышленность — там по итогам восьми месяцев отмечено существенное падение; большие сложности испытывал автопром, но сейчас у них период стабилизации; продолжаются трудности у химических производств и в отрасли строительных материалов — падение спроса стало следствием уменьшения объемов строительства. При этом в ряде отраслей отмечен очень серьезный рост, связанный, в первую очередь, с реализацией крупных проектов: в производстве турбин зафиксирован рост в 2,4 раза, радиоаппаратуры — на 42%, радионавигационного и радиолокационного оборудования — на 30%. Пищевая промышленность, если не учитывать сегмент производства табака и алкоголя, в котором объемы падали, выросла с начала года на 17%.

Во многих отраслях ситуация динамично менялась от месяца к месяцу, и осенние показатели резко отличаются от весенних. В начале года падал объем производства электрических приборов, а сейчас растет, потому что появились новые рынки сбыта.

То же самое — производство горнодобывающей техники: идет восстановление спроса после спада. Мы видим в петербургской промышленности отражение того, что происходило с крупными заказчиками — госкорпорациями: сокращение их программ развития, как и восстановление, сразу сказывается на производителях.

«Мы помогали продавать»

— Зависимость от госкорпораций, как выясняется, осталась неизменной. Вы говорили о новых экспортных рынках, которые ищут петербургские компании — где же они?

— Выход на экспортный рынок обладает отложенным эффектом. Невозможно прийти в Европу и тут же начать торговать. Там действуют строгие правила, и нашим предприятиям нужно очень постараться, чтобы доказать соответствие своей продукции европейским стандартам. Насколько я знаю, многие петербургские компании сейчас заняты международной сертификацией, так что к середине следующего года появятся результаты.

Вообще, в этом году мы сосредоточились на том, чтобы помочь петербургским предприятиям продавать. Было много деловых миссий — в Хабаровск, Астану, Баку, и так далее. Вместе с бизнесом, мы представляли преимущества петербургской продукции и снимали барьеры, препятствующие поставкам. В сентябре провели крупное мероприятие с Агентством содействия экспорту — объясняли предприятиям, как эффективно действовать при выходе на внешние рынки. Также наш комитет предоставляет субсидии на частичное покрытие затрат компаний, связанных с получением международных сертификатов. Эти субсидии в текущем году более востребованы предприятиями, чем в предыдущие годы.

— Насколько результативными оказались миссии в страны СНГ?

— Всюду, где были предприняты усилия — и нами, и, в первую очередь, самими предприятиями — заключены контракты. В Казахстан будет активно поставляться фармацевтическая продукция, в Баку — продукция пищевой промышленности и энергетического машиностроения. В Белоруссии петербургские предприятия уже сейчас продают очень активно, что связано с объективной рыночной ситуацией: в связи с девальвацией российского рубля, наши товары стали привлекательными по цене на белорусском рынке.

Импортозамещение: ничего сверхъестественного

— Что удалось, и что не получилось в области импортозамещения?

— Петербургская фармацевтика развивается крайне быстрыми темпами, замещая импортные лекарственные средства. Потенциал отрасли очень велик, потому что импортных лекарств пока — подавляющее большинство. В этом году в Петербурге запустили в строй четыре новых фармацевтических завода, и в следующем будет достроено еще четыре. Существующие предприятия активно расширялись и заключали контракты по локализации импортных лекарств, как это, например, сделал «Полисан» с фирмой «Байер». Серьезные успехи у «Биокада». Также уже в следующем году в Петербурге появится новое производство, где будет производиться российский инсулин высокого качества в ультрасовременной упаковке.

Яркий пример импортозамещения в машиностроении — тракторное производство Кировского Завода. У них заказчики в очереди стоят; предприятие работает круглосуточно шесть дней в неделю. С одной стороны, сам Кировский завод существенно повысил качество выпускаемых тракторов, и, с другой стороны, изделия оказались дешевле импортных аналогов, так что на них возрос спрос. С третьей стороны, сыграла роль поддержка государства. В частности, эффективный механизм — программа субсидирования платежей за лизинг сельхозтехники. Производители получили финансовый стимул к увеличению объема выпуска продукции, а сельскохозяйственные регионы — технику, которая им необходима.

На самом деле, в каждой отрасли в этом году появились примеры удачного импортозамещения. «Звезда» сделала современный дизельный отечественный двигатель. Его ждут на российском рынке, и не только. Я участвовал в российско-белорусском форуме в Сочи, и там даже на пленарном заседании обсуждали проекты «Звезды». Министр промышленности Белоруссии сказал, что новых двигателей очень ждут на «БелАзе». Они уже подтвердили свои потребности, а мы готовы их удовлетворить.

На ваш вопрос о том, что не получилось в импортозамещении, могу ответить: не получилось то, что и не могло получиться за такой короткий срок. Глубокое импортозамещение — гораздо более длительный процесс, чем многие себе представляют. Но реализованные в текущем году проекты доказывают, что этот процесс приведет к очень значимым результатам.

— Двигатель «Звезды» спроектирован австрийцами. Это к вопросу о том, много ли на самом деле российского в импортозамещающих разработках?

— Австрийский партнер участвовал только на стадии проектирования двигателя, а все производство — российское. Ничего плохого нет в том, что современное европейское проектное бюро разработало современный двигатель по российскому заказу. Наоборот, можно только порадоваться, что передовые европейские технологии внедряются на нашем предприятии. Сейчас «Звезда» готовится к запуску серийного производства своих новых двигателей. Думаю, производство заработает в плановые сроки. Параллельно идут переговоры со всеми поставщиками комплектующих — они также готовятся к выпуску новой продукции. Там нет ничего такого сверхъестественного, чтобы была необходимость закупать иностранные детали.

Был бы бум, да волатильность мешает

— Весной вы прогнозировали, что на волне импортозамещения и девальвации рубля в Петербурге будут активно строиться новые заводы — пищевые производства, предприятия по производству упаковки, компонентов для экспортных машин и техники, и так далее. Насколько оправдались ожидания?

— Мы сопровождаем около 60 новых проектов по строительству или расширению производств. Ни один из этих проектов не остановлен; некоторые испытывают финансовые сложности, но большинство продолжает двигаться в хорошем темпе.

Сейчас открываются интересные ниши в промышленности. Россия, за счет девальвации рубля, стала очень привлекательной для производителей экспортной продукции. Петербургский завод «Хендэ», например, вышел на экспорт в Ливан и Египет. Понятно, что это открывает возможности для расширения производства, как и для локализации выпуска компонентов. Бытовая техника, производимая в Петербурге, также стала конкурентоспособной по цене на внешних рынках. Активный процесс инвестирования в производства, которого все ожидают, не начинается потому, главным образом, что инвесторы не рискуют выходить из валютных позиций, ввиду высокой волатильности курса рубля. Нужна стабилизация курса — пусть даже на более высоких отметках — чтобы инвесторы стали вкладывать деньги в реальный сектор, понимая, что там заработают больше, чем на валютном рынке.

Но как только стабилизация курса произойдет, мы увидим инвестиционный бум. В частности, существует серьезный запрос от производителей автокомпонентов на подготовку промышленных площадок в Петербурге. Мы готовим несколько таких площадок, и знаем о переговорах производителей с частными промышленными парками. В последние месяцы спрос на компоненты растет. Мы надеемся, что спрос на сами автомобили также восстановится во второй половине 2016 года.

Петербург и другие регионы приняли активное участие в разработке законодательных инициатив, которые позволят организовать в России программу автомобильного лизинга для физических лиц. Были проведены переговоры со всеми дилерскими сетями — в результате, дилеры согласились выкупать машины через три года действия договора лизинга за 50% цены. Грубо говоря, 10% стоимости машины предоставляет государство по программе утилизации, 50% возвращает дилер, и гражданину остается самостоятельно оплатить 40%. Я думаю, что такой механизм — а он должен быть принят в ближайшее время — обеспечит хорошую динамику спроса на автомобильном рынке и стимулирует инвестиции в петербургский автомобильный кластер.

— Сколько из 60 инвестпроектов, упомянутых Вами, стартует в следующем году?

— Надеюсь, что порядка 15.

Количественный минус, качественный плюс

— По итогам года, объем производства в Петербурге снизится?

— Я думаю, что будет очень небольшой минус. Если не произойдет форс-мажорных событий, резких колебаний курса рубля, то годовой физический объем производства останется практически на уровне 2014 года.

— Что Вы считаете главными качественными результатами года для петербургской промышленности?

— Я уже сказал о быстром развитии новых отраслей, в частности, фармы, и о высокотехнологичных проектах, реализованных во многих отраслях. О качественной перестройке промышленности говорит и тот факт, что несмотря на негативные явления в экономике, мы увидели минимальное падение. Произошло уменьшение численности занятых в промышленности на 0,7%, то есть сокращено 2,5 тысячи работников. Это незначительное, в масштабе петербургской промышленности, сокращение. Средняя зарплата выросла на 8,6%. Если бы большинству предприятий было плохо, мы бы увидели сокращение зарплаты.

Но главный, на мой взгляд, тренд текущего года — серьезное внимание к отечественной промышленности со стороны федеральной власти. Стало очень легко общаться с федеральными министерствами о проблемах промышленных предприятий, программах развития. Решения принимаются быстро, идет конструктивный диалог. Мы получили федеральные средства для поддержки промышленного комплекса; сейчас идет утверждение федеральными структурами проектов петербургских предприятий, которые эту поддержку получат. Появилось ощущение, которого давно не было — слаженной совместной работы.

— Почему не заработал петербургский фонд поддержки промышленности? От него ждали немалых денег — совокупно миллиарда рублей.

— Первоначально эти деньги были заложены в бюджете как средства уставного капитала регионального Фонда поддержки промышленности, который должен был работать по образцу федерального фонда, то есть предоставлять предприятиям ссуды на реализацию эффективных проектов развития. Потом, не без участия Ассоциации банков Северо-Запада, было предложено предоставлять эти средства на субсидирование части процентной ставки по кредитам промпредприятиям. И вот на этой стадии возникла дискуссия: мы отстаиваем позицию, что финансовая поддержка должна иметь возвратную форму, тогда это эффективное воздействие на экономику. Возвратными средствами можно, в том числе, софинансировать проекты, которые поддерживаются федеральным фондом. Но выдать деньги в виде невозвратных субсидий… Понятно, что получить невозвратные средства приятно и банкам, и собственникам предприятий, но эффективность для города, с моей точки зрения, будет невысокой, и отследить ее вряд ли получится.

Сейчас в бюджете Санкт-Петербурга на 2016 год предусмотрен 1 миллиард рублей на Фонд поддержки промышленности.

— А проекты, достойные этих денег, вы видите?

— Практически любой проект в фарме или в производстве медоборудования имеет высокую бюджетную эффективность. Предприятия, выпускающие радиооборудование, электронику, и многие другие производства, сейчас имеют крайне интересные проекты выпуска новой продукции, более дешевой и качественной, чем импортные аналоги. И это выгодные проекты! Их реализация тормозится дефицитом финансирования. Предоставляя ссуды из городского фонда под 4-5% годовых, мы надеемся получить расширение производств, увеличение объема выпуска продукции и технологическое развитие промышленного комплекса. Мы понимаем, что петербургские предприятия сейчас нуждаются в поддержке со стороны города, и мы стараемся сделать ее наиболее эффективной.

По данным Петростата, за десять месяцев 2015 года промышленное производство в Северной столице упало на 8,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (пищевая промышленность упала на 5,2%, текстильное и швейное производство - на 7%, автопром - на 17,5%, машиностроение - на 16,2%.

Рост наблюдается только в металлургии - 5,8%, обработке древесины - 2,2% и производстве пластмассовых и резиновых изделий - 0,6%.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК