Лента новостей
Глава Минтруда пообещал увеличить МРОТ Экономика, 17:30 В команде Зеленского назвали основание для роспуска Рады Политика, 17:24 На фиолетовой ветке метро произошел сбой из-за инцидента с пассажиром Общество, 17:21 Антикоррупционное агентство сообщило о доходах Зеленского Политика, 17:19 5 советов, которые помогут противостоять стрессу РБК и Philips, 17:15 «Балтика» не получила лицензию на следующий футбольный сезон Спорт, 17:15 Прокуратура отменила дело против оставившей дочь в поликлинике женщины Общество, 17:08 Вся Европа в одном офисе: как живет кампус Huawei в Китае Общество, 17:08  Три человека погибли при взрыве на АЗС в Серпухове Общество, 17:02 В Екатеринбурге снесут забор на месте строительства храма Политика, 16:53 Бизнес без отговорок: кто справился со страхами и открыл свое дело РБК и «Билайн» Бизнес, 16:50 Лавров предложил Зеленскому распространить отказ от раскола на религию Политика, 16:46 Новые знаки и машина-пылесос: самое важное и необычное из мира авто Авто, 16:46 Телецентр «Останкино» проверили из-за сообщения о минировании Общество, 16:39
С.-Петербург ,  
0 
Как заменить Microsoft: российское ПО может вытеснить импорт за пять лет
В IT возможно полное импортозамещение, но в рамках государственной программы, сопоставимой с программой освоения космоса.
Фото: РБК Петербург

Импортозамещение в сфере IT — одна из ключевых задач, обозначенных в программе «Цифровая экономика Российской федерации». Пока, по разным оценкам, доля отечественного софта на российском рынке не превышает 25%, хотя еще в январе тогдашний глава Минкомсвязи Николай Никифоров заявлял, что российское ПО способно полностью заменить продукты Microsoft.

Впрочем, как считает генеральный директор одного из крупнейших в стране разработчиков систем кибербезопасности, компании Газинформсервис, Валерий Пустарнаков, задача, которую ставит руководство страны, может быть решена в относительно короткие сроки. В интервью РБК Петербург бизнесмен рассказал, как нужно действовать, чтобы в России появился свой Microsoft.

В IT — КАК В КОСМОСЕ

— Каковы темпы импортозамещения в сфере IT? Как вы оцениваете качество продуктов, которые приходят на смену импортным?

— Давайте разделим проблему на три части. Информационные технологии — это софт, «железо» и телекоммуникации. В области компьютерного железа импортозамещение у нас практически полное. Производством оборудования успешно занимаются «Компьюлинк», «Аквариус» и несколько других крупных компаний. «Т-Платформы» создают суперкомпьютеры, конкурентоспособные на мировом рынке — компания выиграла тендер в Германии, причем ее соперником выступал IBM.

Что касается софта, ситуация в разных сегментах разная. Например, в области ERP-систем в России популярны два бренда: немецкая SAP и отечественная 1С. SAP — более функциональная и продвинутая платформа. Но она дорогая, и многие компании перешли на 1С или задумываются об этом.

В области телекоммуникаций наша промышленность делает маршрутизирующие, коммутирующие устройства, но это пока оборудование невысокой производительности. Аналогов, например, Cisco Catalyst 6000 у нас нет.

Я считаю, что задача импортозамещения в IT может быть решена в течение 5 лет в полном объеме, но только если за это возьмется государство.

— А сейчас оно этим не занимается?

— Я имею в виду тот порядок действий, который позволил Советскому Союзу создать космическую отрасль, оборонную, атомную промышленность, которые до сих пор являются мировыми брендами. Я работал в космической отрасли, поэтому поясню на ее примере. Существовало головное предприятие НПО «Энергия» во главе с Сергеем Королевым, который руководил всей программой. И были отдельные КБ, которые занимались разработкой двигателей, систем управления, прочих элементов. Если система создания софта будет построена по той же схеме — головная компания, которая координирует действия прочих разработчиков — то в течение пяти лет все необходимые продукты можно заместить.

Для этого нужны организационные и финансовые ресурсы, поэтому отдельным частным компаниям такая задача не под силу. Например, сделать операционную систему для персонального компьютера несложно, и отечественные ОС существуют. Самое важное — разработать драйверы и приложения, совместимые с этой системой, на что у наших разработчиков не хватает ни сил, ни ресурсов, поэтому в России сравниться с Microsoft никто не может. Но если этим займется государство как одним общим проектом, такая система появится. И ERP-системы появятся, и системы управления базами данных.

Тем более, что существуют госпрограммы, нацеленные на развитие сферы IT, в том числе «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013–2025 годы», в которой обозначена задача по созданию компьютеров и микросхем. Действует также государственная программа «Цифровая экономика». Ее основным результатом должно стать создание не менее десяти национальных компаний-лидеров, высокотехнологичных предприятий, развивающих цифровые технологии и управляющих национальными платформами.

Если система разработки нового софта будет построена по модели советской космической или атомной промышленности, то заместить все необходимые продукты в сфере ПО можно в течение пяти лет.

— Является ли госзаказ инструментом инновационного развития? Способствует ли он импортозамещению?

— В рамках гособоронзаказа задача импортозамещения в IT, по моей оценке, решена на 80%. И в части микроэлектроники, и в части софта. Другое дело, что для оборонной отрасли не важна цена, там главное — надежность и независимость технологии.

Гражданский госзаказ на IT тоже есть. Например, на портале городского правительства появился раздел подачи документов на строительство, то, во-первых, это привело к ускорению процесса, а во-вторых, исключило предпосылки к коррупции.

Федеральная налоговая служба внедрила автоматизированную информационную систему «Налог-3», которая не дает предприятиям уйти от НДС. И таких примеров много.

— Почему в российских компаниях, в том числе, крупных, переход на новые цифровые технологии идет медленно? Дефицит инновационного спроса тормозит разработку инновационных продуктов.

— Одно дело создать софт, другое — купить его, создать инфраструктуру под внедрение, внедрить. Это крупные инвестиции для предприятия. Поэтому компании чаще всего выбирают единичные продукты для внедрения.

С другой стороны, спрос во многом стимулируется нормативной базой. В области информационной безопасности, в частности, действуют требования к защите информации на критически важных объектах, и руководство крупных компаний вынуждено выделять деньги на соблюдение этих требований. Соответствующие инвестпрограммы есть, например, у металлургов. Мы работаем с «Магниткой» («Магнитогорский металлургический комбинат»), «Северсталью» и другими компаниями по этим вопросам.

В области информационной безопасности действуют требования к защите информации на критически важных объектах, и руководство крупных компаний вынуждено тратить деньги на соблюдение этих требований.

«УМНЫЙ ДОМ» ПОД ПРИЦЕЛОМ ХАКЕРОВ

— Перейдем от масштаба государства к масштабу города. Какие ниши для софтверных технологий создает движение Петербурга в сторону «умного города»? В том числе, в сторону «умной» безопасности?

— Программа «Безопасный город» в Петербурге реализуется давно; многое сделано. «Безопасный город» включал ряд направлений: управление движением транспортных средств, получение видеоинформации в наиболее важных местах. Сейчас руководство города обдумывает, что будет включено в понимание «умного города». В этой работе очень важно выделить именно те процессы, которые необходимо контролировать, которыми необходимо управлять и которые дадут наибольший экономический и социальный результат. Важно не дойти до цифрового «тюремного режима», реализованного в Китае — там стоит бросить бумажку или перейти улицу не в том месте, как тебе придет штраф, потому что все движения горожанина фиксируются на камеру и обрабатываются информационной системой. До такой степени контроля доходить совершенно не нужно. Скорее всего, у нас будут автоматизированы крупные процессы: энергетика, обеспечение теплом, водой, контроль и управление движением.

— Ваша компания хотела бы поучаствовать? У вас есть продукты для городской жизни?

— Безусловно. Вся система «умного города» построена на получении, сборе информации, передаче ее по информационному каналу, который необходимо защищать. Собственно, платформа и софт тоже нуждаются в защите.

— Что вы думаете о технологиях «умного дома»? Будут ли они внедряться у нас?

— Они уже внедряются. Я у себя на даче поставил такое оборудование и теперь могу с планшета управлять температурой в доме, электричеством. Эти технологии доступны и совсем недорого стоят, причем есть отечественные решения в этой области.

При создании «умного города» важно не дойти до цифрового «тюремного режима», реализованного в Китае.

— Есть ли перспектива внедрения этих технологий централизованно в городском ЖКХ? Чиновники говорят, что это слишком дорого.

— Я не думаю, что это очень дорого. С другой стороны, чем управлять в квартире? Температурой? Для этого достаточно батареи с регулятором, тем более что платить все равно придется не за фактически потребленное тепло, а по среднему показателю по дому. Организациям ЖКХ могут быть интересны вопросы управления домами целиком — температурами на входе, поступлением ресурсов. Первые шаги по газу, по электричеству уже сделаны — осуществляется автоматическая отправка показаний счетчиков.

— Существует ли проблема безопасности «умного дома»?

— Да. В прошлом году одна из кибератак на госучреждения США была осуществлена через холодильники. Изначально бытовые приборы со встроенными средствами приема и отправки информации были созданы, чтобы производитель получал данные об эксплуатации устройств, статистику по сбоям, мог совершенствовать продукцию. Потом этим стали пользоваться, чтобы управлять приборами, включать их в «умные дома». Разумеется, злоумышленники нашли, как использовать эту технологию для своих целей.

Интернет вещей все равно будет развиваться, и даже не столько в «умных домах», сколько в области промышленного использования — для сбора информации в автоматизированных системах управления. И, разумеется, необходимо повышение уровня безопасности этих технологий.

ЛУЧШИЕ В МИРЕ КРИПТОГРАФЫ

— Какие достижения отечественных IT-компаний вы считаете прорывными?

— Во-первых, создание супермощных компьютеров — это очень значимое направление, имеющее мировое значение. Во-вторых, наши технологии по распознаванию речи, по распознаванию лиц в толпе, распознаванию текста — в последней области весомую долю рынка занимает наша компания ABBYY. Очень достойный продукт — антивирус «Лаборатории Касперского». Продукты для резервного копирования, которые создает компания Acronis (корпоративная штаб-квартира находится в Швейцарии, международная штаб-квартира в Сингапуре — ред.) . А в области квантовой криптографии Россия — один из мировых лидеров наряду с США.

— Значит, у нас есть специализированная ниша на мировом рынке IT-технологий?

— Да, криптография. Так, отечественная компания «Инфотекс» продвигает свои решения на рынке ФРГ, на рынках Южной Америки. Особенно в Южной Америке, там боятся прослушки со стороны Штатов и больше доверяют нашей криптографии.​