Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Федун анонсировал изменения в системе судейства в РПЛ Спорт, 13:05 Новостройки Новой Москвы за год подорожали на 15,3% — эксперты Недвижимость, 13:01 Число задержанных на протестах в Белоруссии превысило 6 тыс. человек Политика, 12:53 Видео дня: смотрим тизер фильма Ренаты Литвиновой «Северный ветер» Стиль, 12:41 «Химки» арендовали 22-летнего футболиста «Спартака» Спорт, 12:38 Вице-адмирал сообщил об обстоятельствах обнаружения подлодки «Курск» Общество, 12:37 Протесты после президентских выборов в Белоруссии. Главное Политика, 12:36 Власти Минска оценили ущерб от беспорядков Общество, 12:35 Американские горки вернулись. Дневник трейдера #29 Крипто, 12:34 Woman Who Matters: Анна Рудакова — о работе, воспитании детей и комфорте РБК Стиль и Поклонная 9, 12:28 В центре Гамалеи оценили взаимовлияние вакцин от коронавируса и гриппа Общество, 12:23 Кейс «Везёт»: как сеть со 116 филиалами централизовала маркетинг Pro, 12:20 Федун отказался снимать «Спартак» с игр в чемпионате России Спорт, 12:15 Власти Москвы определили этапы переселения по программе реновации Недвижимость, 12:15
С.-Петербург ,  
0 

Красные против белых: о чем спорят зрители фильма о декабристах

Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле.
Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле. (Фото: ru.wikipedia.org )

В прокат вышел фильм Андрея Кравчука «Союз спасения», рассказывающий о восстании декабристов 1825 года. Он снят при поддержке Фонда кино и Первого канала. Картина вызвала широкую дискуссию среди историков, кинокритиков и журналистов. По сути, полемика сосредоточена не столько на художественных достоинствах картины, сколько на её политическом аспекте: имеют ли представители недовольной части общества право выйти на площадь. РБК Петербург попросил экспертов поделиться своим мнением о том, корректно ли проводить параллель между декабристами и оппозиционерами XXI века.

Зинаида Пронченко, кинокритик:

«Я думаю, декабристы были воистину героями свободы, с них началась политическая дискуссия в России о том, как должно строиться взаимоотношение власти и общества. И большевики, и эсеры, и диссиденты в хрущевскую оттепель и в брежневские времена — все воспринимали декабристов как первенцев революции, как образец противостояния личности государственной машине. Поэтому то, что мы увидели в «Союзе спасения», — историческая ревизия от авторов фильма Анатолия Максимова, Константина Эрнста и Леонида Верещагина. Для меня это подлое кино. Оно не просто плохо сделано (в фильме «сценарная катастрофа» — он больше похож на набор трейлеров), главный дефект — это проблема с идеологией. Она вкладывает в сознание молодёжи мысль о непротивлении злу насилием. Я это осуждаю.

То, что мы увидели в «Союзе спасения», — историческая ревизия от авторов фильма — Анатолия Максимова, Константина Эрнста и Леонида Верещагина.

Можно провести параллель между декабристами и теми людьми, которые сегодня выходят на площади. Я брала интервью у Ивана Янковского (играет в фильме роль Михаила Бестужева-Рюмина — ред.) и он прямым текстом сказал, что декабристы — это люди, которые сегодня проходят по «московскому делу». Другой момент состоит в том, что декабристы вывели войска на Сенатскую площадь и это было вооруженное столкновение, а фигуранты «московского дела» кидались пластиковым стаканчиком в полицию и промахнулись. Поэтому, на мой взгляд, это сравнение неправомерное.

Фильмы на такие темы, как о декабристах — всегда масштабная историческая постановка. Последний, который был снят до «Союза спасения», — советский фильм «Звезда пленительного счастья» Владимира Мотыля 1975 года. Долгое время не было фильмов о декабристах, потому что, во-первых, индустрия кино в России развалена — если кто-то пытается снять что-то достойное, то из этого получаются продюсерские имиджевые проекты, а не режиссёрское кино. Во-вторых, из-за проблем в головах. Вот, пожалуйста, сняли фильм про декабристов и сразу говорим, что Николай I — это Владимир Путин, Александр I — Борис Ельцин, а декабристы — фигуранты «московского дела». Парадокс в том, что авторы фильма скорее пропагандируют уваровскую триаду «православие, самодержавие, народность» и боятся, что их фильм может трактоваться как призыв к цветным революциям и переворотам».

Сергей Эрлих, директор издательства «Нестор-История»:

«Перед просмотром фильма прочел разносные рецензии либеральной жандармерии, сводящиеся к тому, что под руководством кремлевского Эрнста может сниматься только пропутинское кино, которое под видом костюмированной драмы дискредитирует нынешних оппозиционеров в лице их духовных предков. Такие оценки не настраивали на позитивный лад, но после просмотра могу сказать, что лучше один раз увидеть, чем сто раз читать мнения Антона Долина (кинокритик — ред.) и его единомышленников. Главный позитивный момент — смотреть не скучно. В «Союзе спасения» создателям удалось создать интригу. Надеюсь, что это позволит привлечь юную публику и молодые люди узнают о декабристах нечто выходящее за хрестоматийные пределы школьной программы.

Среди этого нового — неожиданные для людей, воспитанных на мифе о рыцарях, кованных из чистой стали, факты, свидетельствующие о том, что Пестель был мошенником и воровал казенные деньги, а восстание Черниговского полка деградировало в погром всего, что горит и шевелится. Автором этих, на мой взгляд, выдающихся и хорошо документированных архивных открытий является Оксана Киянская (профессор РГГУ, консультант по истории декабристов фильма «Союз спасения» — ред.). О фактических ошибках говорить не буду, так как это не документальное кино, а фикшн, в котором по определению вымысел допустим.

Теперь о так называемом авторском «послании» фильма. Оно, на мой взгляд, сложнее интерпретации, предложенной Антоном Долиным: для того, чтобы спасти державу от развала, на смену усталому Ельцину в обличье плешивого щеголя Александра Павловича должен прийти энергичный Владимир Владимирович, в кабинете которого, говорят, не случайно висит портрет императора — победителя декабристов. Линия апологетики крепкого государственника Николая в «Союзе спасения» несомненно присутствует. Важно, что для того, чтобы провести белую, то есть промонархическую, линию, авторам не понадобилось насиловать историю. В день 14 декабря Николай, при довольно малых шансах на успех, продемонстрировал, что он не тварь дрожащая.

Чтобы провести белую, то есть промонархическую, линию, авторам не понадобилось насиловать историю.

Гораздо большую часть «метража» занимает линия красная — восходящая к Герцену мифология героических декабристов, которые приносят себя вместе с имениями и чинами в жертву ради спасения страны. Об этом прямо говорят исполнители ролей Рылеева, Пестеля, Трубецкого и Муравьева-Апостола. Забавно, что именно в ходе воплощения герценовской концепции 14 декабря авторы фильма извращают хрестоматийные факты. Так, киношный Рылеев активничает на площади до финальных залпов царской картечи, в то время как реальный «Шиллер заговора» тихо ушел с площади «по-английски» едва ли не в самом начале неудавшегося мятежа. Всех, кто читал мемуары и документы следствия, не может не забавлять диалог арестованного Трубецкого с императором. В фильме несостоявшийся диктатор дерзит самодержцу, хотя из документов известно, что высокородный гедиминович ползал на коленях, вымаливая пощаду у Романова. Зачем было прибегать к такой нелепой выдумке? Ведь можно было вручить слова о свободе действительно отчаянному Лунину, почему-то отсутствующему среди героев киноповествования.

Этот красно-белый «двоичный код» фильма, рассчитанный на то, что носители скрепного сознания умилятся строгому, но справедливому Николаю Павловичу, а прозападное меньшинство подышит виртуальным воздухом свободы, сослужил ему дурную службу, поскольку современные «лоялисты» усматривают в нем не апологию монархии, но либеральное послание, а «оппозиционеры» не очередную манифестацию герценовского мифа, но «идеологически подлое кино». Задумано замечательно, но как обычно, судя по погромным рецензиям представителей двух противоборствующих идейных лагерей, что-то пошло не так».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции