Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В законопроекте о домашнем насилии появилось понятие «преследование» Политика, 00:00 Если соседи шумят: что раздражает больше всего РБК и ROCKWOOL, 17 ноя, 23:50 В Липецкой области погибли две женщины при пожаре в частном доме Общество, 17 ноя, 23:44 «Интерфакс» узнал о нескором возобновлении рейсов на курорты Египта Общество, 17 ноя, 23:29 Джонсон встречался с «экс-агентом КГБ» вскоре после отравления Скрипалей Политика, 17 ноя, 23:25 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 17 ноя, 22:59 Экс-глава МИД Польши дал совет Украине по возвращению Донбасса и Крыма Политика, 17 ноя, 22:59 Семь человек пострадали в ДТП в Тамбовской области Общество, 17 ноя, 22:46 СМИ сообщили об эвакуации 2 тыс. человек из аквапарка «Мореон» в Москве Общество, 17 ноя, 22:38 Появилось видео драки футболистов «Волгаря» и «Легион Динамо» Спорт, 17 ноя, 22:04 В МИД прокомментировали передачу задержанных кораблей Украине Политика, 17 ноя, 21:59 Онлайн-университет: где бесплатно получить знания для развития бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 17 ноя, 21:46 В Москве несколько сотен человек эвакуировали из ТЦ «Океания» Общество, 17 ноя, 21:24 Times сообщила о cокрытии командирами преступлений британских солдат Политика, 17 ноя, 21:08
С.-Петербург ,  
0 
Эксперты рассказали, почему Петербург не сможет конкурировать с Москвой
Фото: Владимир Столяров/Интерпресс

В опубликованном на днях исследовании консалтинговая компания «Стрелка» обнаружила, что российские города-миллионники смогут догнать Москву по уровню валового городского продукта (ВГП) только через 100 лет. Авторы исследования измерили средний темп прироста ВГП в 2010-2017 годах. Петербург оказался в числе «продвинутых» городов со средним темпом прироста ВГП 1,4% в год. Как сказано в докладе «Стрелки», если Северная столица ускорит рост своей экономики до 5,9%, то сможет достичь уровня Москвы 2017 года только через 10 лет. Для других провинциальных мегаполисов этот процесс может растянуться на целое столетие. Эксперты РБК Петербург скорее критически оценили расчёты столичных аналитиков.

Петр Иванов, социолог города лаборатории «Гражданская инженерия»:

«Стрелка» опубликовала весьма занимательное и сподвигающее к размышлениям исследование. Что хорошо. А вот что плохо, так это те акценты, которые начали расставлять в СМИ, рассказывая об этом исследовании. Заголовки типа «Города-миллионики отстали от Москвы на 100 лет по уровню развития экономики», конечно, не отражают сути. В действительности это исследование показывает, какую долю в экономике страны занимает экономика Москвы, Санкт-Петербурга и других городов-миллионников.

Во-первых, нужно держать в голове, что Москва минимум в 12 раз, а Петербург минимум в 5 раз больше любого другого города-миллионника.

Во-вторых, нужно иметь в виду, что высокие показатели Москвы по валовому городскому продукту на душу населения — это отнюдь не заслуга качественного городского управления в столице. Скорее даже наоборот — это то, что происходит вопреки из рук вон плохому управлению Москвой. И причина здесь лежит исключительно в политической плоскости.

Высокие показатели Москвы по валовому городскому продукту на душу населения — это отнюдь не заслуга качественного городского управления в столице.

Добывающие компании, многие технологические компании концентрируются в Москве совершенно не потому, что в столице есть залежи нефти или производственные центры. Они концентрируются там по той причине, что в Москве находится центр политической власти, которая определяет все процессы во всех регионах и которая построена по принципу вертикального принятия решений. Проще говоря, в стране не с кем, кроме неё, договариваться, поэтому при мало-мальски крупном обороте, компаниям просто необходимо присутствие именно в Москве.

Далее, нужно иметь в виду, что инвестиционная привлекательность городов-миллионников в России напрямую зависит от решений, принимающихся в Кремле. Можно иметь сколь угодно талантливую команду в мэрии какого-нибудь города-миллионника, но она ничего не сможет сделать с тем, что международные инвесторы сейчас не идут в Россию.

Исследование показывает, что происходит, когда крупные города с хорошим потенциалом участия в международной конкуренции городов оказываются в плену у «гиперцентрализованной» системы. То, что в условиях тотальной дестимуляции городов к развитию, какие-то из них показывают все-таки какое-никакое развитие — это чудо и нужно этому радоваться. А что до Москвы, то даже при весьма скромных подвижках в архитектуре политической системы страны, ее ждет коллапс».


Владимир Княгинин, вице-губернатор Санкт-Петербурга:

«Я отношусь к расчёту «Стрелки» как к приблизительному — они предполагают, что технологические и демографические условия будут сохраняться как некая константа, позволяющая просто экстраполировать существующую ситуацию на сотню лет вперёд. Однако это не так. Всё же, и технологические изменения, существенные для мира и для страны, будут происходить и демографическая ситуация будет меняться.

Но отставание от столицы есть и было всегда. Редко когда в стране второй город сопоставим со столицей, если речь не идёт о странах, в которых столицы имеют административные функции и не играют экономической роли — не являются финансовыми или образовательными центрами. Например, Нью-Йорк крупнее Вашингтона или Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро значительно больше Бразилии. Во всех остальных случаях доминирование столичных регионов над остальными естественно.

Отставание от столицы есть и было всегда. Редко когда в стране второй город сопоставим со столицей, если речь не идёт о странах, в которых столицы имеют административные функции и не играют экономической роли.

Если говорить о структурных особенностях экономики столицы, то Москва — это огромный логистический узел, там высокая концентрация населения и большой рынок сам по себе, значимая часть которого составляет торговля. Понятно, что в столице концентрируется знание и образование — в этом отношении Москва, как место для расположения штаб-квартир не только крупных компаний, но и университетов, исследовательских центров, финансовых корпораций, отличается от других городов.

Я не думаю, что Петербург сможет «фронтально» конкурировать с Москвой. Хотя и у нас есть свои сильные стороны, прежде всего это обрабатывающая промышленность. Для этого в Петербурге есть квалифицированные кадры и условия — обрабатывающая промышленность не вытесняется другими видами деятельности города, как это происходит в столице. У нас имеет шансы расти и развиваться научная часть — всё, что относится к технике, инженерии и математике. К этому добавляются сектора экономики, не связанные с торговлей, например, биотех, медицина. И не нужно забывать — мы самый крупный портовый узел в России и ключевое направление экспорта и импорта грузов. Я думаю, в этих сферах мы можем показывать сопоставимые с Москвой или даже превышающие её по некоторым показателям результаты».


Симон Кордонский, социолог, заведующий кафедрой местного самоуправления НИУ ВШЭ:

«У нас в России вообще нет городов. То, что у нас принято называть городами, по сути являются слободами вокруг заводов. Вячеслав Леонидович Глазычев это неоднократно подчеркивал. Даже Москва по большому счету — не город, прежде всего это столица федерации и ее субъект, который развивается интенсивнее других населенных пунктов, потому что состоит из финансовых слобод. Столица России населена разными людьми, часть которых занимается разного рода финансовыми промыслами. И их промыслы заключаются в том, чтобы извлекать финансовые ресурсы из не-столичных слобод и осваивать их. Или экспортировать, превращая финансовые ресурсы из рублей в настоящие деньги.

Столица России сейчас — это примерно 300 поселков городского типа, объединённых транспортной сетью. И эта структура настроена таким образом, что она вымывает ресурсы из всех других субъектов России и осваивает их.

Столица России сейчас — это примерно 300 поселков городского типа, объединённых транспортной сетью.

«Стрелка» создаёт мифологию российского селитебного пространства. Ее исследование пытается зафиксировать существующую структуру расселения и оправдать её — да, так устроена страна, Москва имеет столько ресурсов, а остальные от неё отстали. Рассматривая систему расселения России как совокупность городов и сёл, «Стрелка» вводит читающих в заблуждение и сама заблуждается, считая, что понятийный аппарат импортной науки урбанистики применим в наших условиях.

Наша страна устроена куда интереснее — слободы иерархизированы, а люди из сельской местности (нижний уровень иерархии) переезжают в областные центры (столицы субъектов), из областных центров — в Москву, а из Москвы — за границу, прямо или опосредованно. Москва — это последний трамплин для рывка за границу. Она старается как можно сильнее походить на заграницу — какой эта заграница представляется нынешнему руководству Москвы. Этим столица и отличается от остальных городов России. Но внутри Москва очень неоднородна. Центральный округ Москвы качественно отличается от центров других городов, а ее спальные районы похожи на спальные районы столиц субъектов федерации. И москвичи из периферийных слобод стремятся переехать в центровые слободы, и очень не хотят переселятся из центровых слобод в периферийные, как это видно из реакций на программу реновации.

Как ускорить развитие городов? Прежде, чем ответить на этот вопрос, нужно понять — а есть ли вообще у нас развитие? Да, так называемые города разрастаются, но образ жизни остаётся таким же, как и раньше. Вот Петербург — это совокупность слобод вокруг центра с его историческими памятниками — слободы армейские, слободы портовые, слободы военно-морские… А общего пространства городского нет. Есть Невский проспект, по которому прогуливаются проститутки и туристы — можно ли считать его городским пространством? Да и планирует ли кто-то что-то делать — тоже вопрос. Думаете, есть люди, которые сидят и придумывают планы развития городов? Вряд ли. Плана развития городов нет, есть генеральные планы застройки, и есть ситуативные решения по «точкам застройки».

Для того, чтобы города появились, людям нужно научиться жить в них как горожане. Но они этого не могут, потому что живут распределенным образом жизни между своим поселком городского типа и дачей. Вот сейчас треть населения Петербурга на дачах, в «деревне».

И существует ли это селитебное пространство как город? Или городом считать пространство на сотню километров в радиусе от центра Петербурга, застроенное дачами? Нет у нас городов, у нас иная структура расселения. Не городская и не сельская, а наша родная, российская, которую разные прогрессоры, типа «стрелочников», пытаются превратить в нечто, похожее на «заграницу».

По большому счету наша страна — это пространство непрерывного освоения. Страна пытается освоить новые пространства, захватывает их, а переварить не может.

По большому счету наша страна — это пространство непрерывного освоения. Страна пытается освоить новые пространства, захватывает их, а переварить не может. И они так и остаются пространствами освоения, слободы при заводах, при институтах, при портах. И ресурсы у страны уходят не на развитие, а на освоение и удержание территории. Страна — это совокупность мест, когда-то бывших форпостами, или сейчас ими являющимися, такими как Калининград, Дальний Восток, Арктика. А внутри эти бывшие и актуальные форпосты были и остаются слободами, какие бы усилия для урбанизации не предпринимались их властями».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК