Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Экзитпол показал победу Дуды на выборах президента Польши с отрывом 0,8% Политика, 22:14 Американская группа Bon Jovi посвятила песню Джорджу Флойду Общество, 21:48 СМИ узнали о предложении ФРГ ввести санкции против России за кибератаку Политика, 21:42 Кикнадзе признался в неприличном жесте болельщикам «Локомотива» Спорт, 21:37 На дачных участках под Можайском после ливней вода поднялась на метр Общество, 21:22 ЦСКА упустил победу над «Рубином» из-за пенальти в конце матча Спорт, 20:41 Синоптики предсказали новое арктическое вторжение в столичном регионе Общество, 20:38 Гендиректор «Спартака» пообещал разобраться с кражей денег у Тедеско Спорт, 20:35 «Динамо» прервало безвыигрышную серию в чемпионате России Спорт, 20:34 Евсеев объяснил отсутствие ряда игроков «Уфы» на игре с «Локомотивом» Спорт, 20:11 Звезда Болливуда заразилась коронавирусом Общество, 20:09 ВОЗ сообщила о новом рекорде по суточной заболеваемости COVID-19 Общество, 19:48 СМИ сообщили о задержании четырех человек на акции в поддержку Фургала Общество, 19:46 Насколько ваша компания готова к эпохе перемен. Тест 19:44
С.-Петербург ,  
0 

Формат вчерашнего кафе: на чем нельзя будет заработать после кризиса

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Последние три месяца значительная часть предпринимателей дает тревожные прогнозы о том, каким будет масштаб потерь для разных отраслей к моменту окончания пандемии. Повод для пессимизма очевиден — даже после снятия всех ограничений драматический спад объемов потребления в первое время может быть компенсирован не более чем на 10-15%, полагают бизнесмены. Впрочем, главная интрига сейчас заключается не в количественных прогнозах, а в том, насколько глубоким окажется стресс, полученный населением за время кризиса. РБК Петербург спросил у представителей бизнеса, надо ли ожидать необратимых изменений в потребительских привычках и каких способов заработка не будет в посткризисной действительности.

Григорий Кунис, управляющий и сооснователь сервиса доставки iGoods:

«Новые привычки сформировались, и отскока назад уже не будет. Даже сейчас, когда карантинные меры постепенно снимаются, у нас идет приличный рост. «Цунами» спроса на доставку ушло и остались просто волны, но они большие. Самое главное, что произошло: если раньше доставка продуктов из магазинов была для людей экзотикой, то сейчас стала нормой. Причем я уверен, что огромное количество людей в стране еще ни разу ее не попробовали у нас или кого-то из конкурентов. Мы все вместе освоили несколько процентов в тех деньгах, которые люди в России тратят на продукты. Перед нами — колоссальные возможности для роста.

Еще позитивно, что впервые за 20 лет рынок труда становится не рынком работников, а рынком работодателей. Нам, например, всегда было сложно нанимать персонал, поскольку у нас низкомаржинальный бизнес, мы не можем платить очень высокие зарплаты. Сейчас у нас есть возможность брать высококвалифицированных людей, в том числе на средние управленческие позиции. Эта тенденция может продолжиться, и бизнесы получат возможность оптимизировать свои штаты, не беря специалистов по компромиссу, а имея приличный выбор. В итоге качество услуг для потребителей при тех же ценах вырастет. Я с такой ситуацией не сталкивался с 1990-х годов — вот тогда был выбор, конкурс доходил до 100 человек на место. А потом сложилась ситуация, когда мы вынуждены были уговаривать людей прийти к нам. Сейчас снова есть возможность приглашать того, кого действительно считаешь нужным.

Впервые за 20 лет рынок труда становится не рынком работников, а рынком работодателей. Бизнесы получат возможность оптимизировать свои штаты, не беря специалистов по компромиссу, а имея приличный выбор.

Предпринимателям сложнее будет стартовать с новыми проектами в ближайшие пару лет, но они очень изобретательны. У кого-то обязательно появятся окна возможностей, чтобы на маленьких инвестициях обслужить новые потребности людей».


Юрий Грудин, генеральный директор девелоперской компании Formula City:

«Каждой отрасли нужно понять, в каких форматах, денежных лимитах она теперь будет «жить» и какие сегменты и продукты предлагать для изменившегося потребителя. Между денежным лимитом и форматом прямая связь: сильно сократившийся спрос распределится на те продукты, которые ответят на новые запросы максимально точно. Прочим может не достаться ничего.

Если говорить об изменениях в девелопменте, то спрос на классическую жилую недвижимость в новых районах Петербурга сохранится, поддержанный очень дешевой ипотекой, которую запустило правительство. Такая ипотека стимулирует развитие сегмента «эконом» и чуть выше. В более высоких ценовых сегментах сокращение спроса будет, полагаю, существенным, но и качественное развитие — заметным. Сочетание двух факторов определит покупки — рациональность и качество среды. В любом случае люди поняли, что жилье — не только место для сна, что в нем можно неожиданно провести очень много времени, и это понимание на них повлияло.

За время карантина люди отвыкли от долгих перемещений на работу и обратно. Многие не хотят снова привыкать к абсурдной логистике.

Офисы как класс недвижимости сохранятся. Во всеобщий переход на «удаленку» я не верю. Однако произойдет кастомизация каждого сотрудника — работодатель будет считать, сколько он готов платить за рабочее место в конкретном случае и какой функционал для этого места действительно необходим. Скажем, снимая офис в бизнес-центре класса А, ты 10-15% используешь под представительские цели в виде кабинетов руководства и красивых переговорных, а 85-90% неэкономно расходуется на остальные подразделения — с огромной переплатой из-за парадного фасада и отделки. Такие модели использования офисов и не рациональны, и не предлагают качественную, с точки зрения большинства сотрудников, среду — они обязательно будут пересмотрены. Близость к жилью, или даже совмещение с жилыми зонами, становится при этом важным критерием качества: за время карантина люди отвыкли от долгих перемещений на работу и обратно. Многие не хотят снова привыкать к абсурдной логистике».


Малик Хатажаев, генеральный директор Lesta Studio (Wargaming St.Petersburg):

«Даже за короткий период весны 2020 года люди успели почувствовать себя в опасности и поменяли привычки в сторону большей изолированности жизни. Из «человейников» они устремились за город. Процессы урбанизации замедлятся и, возможно, пойдут вспять. В пригороде, где я сейчас живу, вокруг все раскуплено.

Новые поведенческие паттерны закрепятся надолго. У нас есть офис в Китае; мы видим, как развиваются события — там кинотеатры открыли, туда какое-то количество людей пришло, потом их опять закрыли, потому что работа оказалась нерентабельной. Теперь люди будут думать о своей безопасности прежде всего. Формат французского кафе, где все сидят плечом к плечу, или классического массового кинотеатра — это уже вчерашний день. Отрасль онлайн-игр, наоборот, будет развиваться еще быстрее, как безопасный и доступный по цене вид досуга».


Георгий Рыков, генеральный директор «БестЪ. Коммерческая недвижимость»:

«Десять процентов привычек исчезнут, остальные восстановятся. Вы увидите, как через год все сядут в те самые французские кафе, плечом к плечу, и никого не будет пугать инфекция. Будут чаще мыть руки и укреплять свой иммунитет.

Прагматично подходящие к жизни бизнесы, не имеющие раздутых штатов, лишних офисных площадей, в основном, сохранятся. Конечно, выживут не все, о многих фирмах мы будем сожалеть. Но потом наступит восстановление и обновление. Заработки оставшихся игроков вырастут. Я радуюсь, что половина ненужных ресторанов исчезнет. Оставшиеся 50%, наконец, смогут заработать деньги, делая свое дело профессионально и творчески.

Главное, неэффективные системы — и в России, и за ее пределами — рушатся. Вирус помогает умереть тому, что без него болталось бы еще 10-20 лет.

Вообще, мы живем в прекрасное время. Да, скорбим об умерших во время пандемии, переживаем за тех, кто сейчас болен. Но одновременно много происходит хорошего и важного. Мы несколько месяцев провели в общении с родными, которых раньше видели урывками, постоянно работая. Человек не для работы создан. И главное, неэффективные системы — и в России, и за ее пределами — рушатся. Вирус помогает умереть тому, что без него болталось бы еще 10-20 лет».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции. 

Записала: Елена Кром