Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Минпромторге сообщили о превышении недолива топлива на АЗС в 2-3 раза Общество, 07:00 Близкие к Кремлю эксперты описали «идеального губернатора» Политика, 07:00 В Приморье из-за снежного циклона отменили десятки авиарейсов Общество, 06:22 СМИ сообщили об экстренной посадке самолета Хиллари Клинтон в Нью-Йорке Политика, 05:48 Путин одобрил проект строительства моста через Лену Политика, 05:45 Немецкий депутат назвал американский СПГ ненужным для Европы Политика, 05:15 В Китае назвали четыре слабых места России Политика, 04:51 СМИ узнали об официальном признании погибшим захваченного ИГ казака Общество, 04:25 В ОНФ предложили сократить время продажи алкоголя в магазинах России Общество, 03:42 Президент Сербии приедет в Москву на празднование 75-летия Победы в ВОВ Политика, 03:16 Киселев назвал «настоящей революцией» законопроект о виноделии России Бизнес, 02:50 Моралес заявил об угрозе гражданской войны в Боливии Политика, 02:32 Глава ЦИК Белорусии назвала имена избранных в парламент страны депутатов Политика, 02:30 МИД Ирана осудил заявление Госдепа о протестах из-за роста цен на бензин Политика, 02:03
С.-Петербург ,  
0 
Еж и каракатица: зачем на самом деле пытаются объединить театры?
Здание Александринского театра (Фото: Игорь Евдокимов/Интерпресс)

Вчера премьер-министр РФ Дмитрий Медведев приостановил действие приказа Минкультуры об объединении Александринского (Санкт-Петербург) и Волковского (Ярославль) театров. Об этом заявил пресс-секретарь Медведева Олег Осипов. По его словам, решение председателя правительства было принято «в связи с многочисленными обращениями общественности».

Проект объединения театров обернулся скандалом. Несмотря на слова министра культуры РФ Владимира Мединского о том, что объединение «инициировано снизу», оказалось, что о таких планах не были заранее проинформированы ни правительство Ярославской области, ни администрация самого Волковского театра. Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин, резко выступивший против проекта, выразил мнение, что «под прикрытием красивых слов об оптимизации, совершенствовании, инициативе снизу (явно организованной сверху) и прочей шелухи ставят под угрозу исчезновения легендарный театр России». «Причем делают это исподтишка, келейно, как какую-то спецоперацию», — добавил он.

Против проекта уже выступил глава Ярославской области Дмитрий Миронов. Кроме того, вчера в ярославских СМИ было опубликовано открытое письмо гендиректора Волковского театра Алексея Туркалова к жителям Ярославля, который опроверг информацию о том, что объединение учреждений — это решение «снизу».

При этом и художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин, и его коллега из Ярославля Евгений Марчелли уверены, что проект пойдет обоим учреждениям только на пользу.

РБК Петербург публикует письмо Алексея Туркалова, а также мнения других театральных деятелей о том, как принималось решение об объединении, кому на самом деле выгоден этот проект и чем он грозит обоим театрам.


Алексей Туркалов, директор Российского государственного академического
театра драмы имени Федора Волкова:

«Заранее прошу у вас прощения за то, что комментирую новость относительно объединения двух театров Александринского и Волковского позже, чем должен был. Я принял решение рассказать, как развивались события, для того, чтобы, ознакомившись с их ходом, вы сами сделали выводы.

21 марта 2019 года художественный руководитель театра Евгений Марчелли принес мне служебную записку о необходимости создания приказом директора творческого совета театра. При этом он уточнил, что таким образом возобновляется совет, имевший место быть в 2014 году. Я попросил своих подчиненных проверить, есть ли Положение о творческом совете театра. Замдиректора театра Т. Цветкова через некоторое время сообщила, что в подписанном варианте его нет.

25 марта стали поступать вопросы, подписал ли я приказ о создании творческого совета, я ответил, что сначала нужно создать Положение о нем и не вижу необходимости в спешке. О том, что 26 марта в театре будет замминистра культуры Павел Степанов я узнал от Е.Ж. Марчелли. Начал готовиться к отчету перед руководством — именно так я воспринял этот визит.

Днем 26 марта за полчаса до визита Павла Степанова мне позвонил Е.Марчелли и сказал, что необходимо подготовить комнату для совещания творческого совета с замминистра. Артистов из «творческого совета» на это совещание приглашала замдиректора Т. Цветкова не с моего распоряжения. Таким образом, вместе с десятью артистами театра, фамилии которых Е. Ж. Марчелли предлагал мне накануне включить в творческий совет, замдиректора Т. Цветковой, художественным руководителем Е. Марчелли мы услышали информацию, что вновь возобновились разговоры об объединении театров Волковского и Александринского. Для того, чтобы взвесить все преимущества объединения, необходимо получить от творческого совета театра имени Волкова согласие на подобный диалог. Заранее оговорюсь, я не хочу озвучивать имена актеров, которые оказались такими же заложниками ситуации, как и я. Казалось, что информация носит совещательный характер. Я понимал, что прежде, чем это обретет статус официального решения, пройдут обсуждения — непременно губернатор области Д. Ю. Миронов, правительство Ярославской области, мэр города Ярославля В.М. Волков, областная Дума, муниципалитет Ярославля, Общественная палата ЯО (Ярославской области — ред.), и, конечно же, мнение театралов, всех ярославцев в целом. Таким образом, всё было достаточно спокойно, тем более, что и в 2014 году подобные разговоры велись, но в итоге остались только обсуждениями.

27 марта как гром среди ясного неба информация об объединении театров, которая 26 марта казалась дискуссионной, прозвучала из уст Министра РФ Владимира Мединского.

Мне сразу стало понятно, что все мы, включая губернатора региона Д. Миронова, министра культуры РФ В. Мединского, замминистра культуры РФ П. Степанова, худрука Александринского театра В. Фокина, оказались заложниками «желания объединения» человека с хорошими связями в театральном мире и мире власти; человека с огромным желанием подобного объединения, который сумел каким-то образом убедить (честно говоря я даже затрудняюсь сказать кого убедить), что сформированы все предпосылки для объединения «снизу», для которого вдруг и потребовался творческий совет театра имени Волкова. Каким чудом происходящее 26 марта на совещании в Волковском театре в итоге было донесено до Министра культуры РФ как «инициатива снизу», я не знаю.

Завершая свое обращение к вам, ярославцы, я хочу еще раз подчеркнуть: Приказа о создании творческого совета театра имени Волкова, на котором настаивал Е. Марчелли накануне, я не издавал и не подписывал. Ни коллектив Волковского театра, ни данный условный творческий совет из десяти артистов нашего театра 26 марта не подписывали документов о «полезности объединения». Хотя о таковой из всего коллектива нашего театра в видео-комментарии телеканалам 27 марта высказался только один человек.

Особенно хочу отметить, что губернатор Ярославской области Д. Миронов в первых комментариях ярославским СМИ, министр культуры РФ В. Мединский в утреннем заявлении озвучивали единственно доступную им на тот момент времени информацию: о том, что объединение театров — это решение «снизу», «решение коллектива». Именно в такой интерпретации информация была донесена до высшего звена руководителей...».

(Источник: «Ярославские новости»)


Андрей Лобанов, директор театра «Суббота», экс-директор «Театра на Литейном»:

«Я категорически против подобных проектов, поскольку я под этим жерновом был (в 2015 году рассматривался вариант объединения Театра на Литейном с Театром на Васильевском, однако после протестов театрального сообщества власти отказались от проекта — ред.). И вообще я категорический противник каких-либо объединений. Каждый коллектив индивидуален — и нельзя объединять ежа с каракатицей. Как можно Волковский театр объединять с другим театром в другом городе, мне как практику, который занимается театром 35 лет, принципиально не понятно. Из-за такого же конфликта я лишился театра, хотя мы и отстояли юридическое лицо — и театр не был завоеван.

И этот проект без сомнения отрицательно повлияет на оба театра. Во-первых, в каждом из коллективов не будет большого числа сторонников этого преобразования. Во-вторых, любая конгломерация и любое объединение заточено только на определенный круг лиц в руководстве, который в этом заинтересован. Что касается театральных коллективов, то для них подобные проекты грозят потерей творческих программ и самобытности».


Жанна Зарецкая, театральный критик:

«Решение об объединении Александринского и Волковского театров стало полной неожиданностью для театрального (и не только) сообщества. В первую очередь, настораживает спонтанность и таинственность принятия такого решения. Учитывая, что ни министр, ни художественные руководители двух театров пока не могут объяснить, как будет проходить объединение и как будет работать новая структура, у всех возникает вопрос, почему нельзя было заранее обсудить такое небывалое объединение с представителями театрального сообщества и профессионально проработать все риски проекта.

Министр говорит, что объединение театров «было инициировано снизу» — и это тоже поворот неожиданный. Одно дело, когда власть к нам спускает странные, мягко говоря, директивы, и тогда мы, вполне естественно, сразу напрягаемся, потому что нынешние власти, как известно, не слишком разбираются в том, чем руководят, и не проявляют желания разбираться. Другое дело, когда выясняется, что Евгений Марчелли и Валерий Фокин в течение пяти лет в тайне от всех, точно заговорщики, обсуждают проект объединения. В таком случае полезно задуматься о том, зачем им это нужно. Причин тут может быть две. Обе их открыто называет сам Фокин.

Оборона от «холуев»

Первую можно назвать идеологической. Примечательно, что идея о создании единого театра обнародована на фоне активизации всевозможных «холуев» из сферы культуры и из чиновничьих структур, курирующих культуру. В большинстве своем их выступления носят абсолютно дилетантский характер, но при этом все они, как правило, очень наглые и агрессивные.

В последнее время часто приходится слышать, что выбирать и оценивать произведения искусства, которые достойны финансирования, должны исключительно чиновники. Об этом, в частности, говорил бывший заместитель министра культуры России Владимир Аристархов на недавних парламентских слушаниях. Такие заявления, пахнущие цензурой, высказывает и телеведущий Владимир Соловьев и многие другие клевреты действующий власти.

Театральное сообщество часто остается беспомощным перед этой воинствующей серостью. И вот, насколько я поняла из разговора с Валерием Фокиным, он считает, что такая мощная институция как Первый русский национальный театр сможет противостоять всяким идиотским рассуждениям о том, что в России не может быть никаких новаций, что традиция — наше все, а театры должны превратиться в музеи. Я не знаю, сможет ли национальный театр противостоять подобному мракобесию от искусства, но очевидно, что такие намерения у Фокина есть.

Другой масштаб, другие деньги

Вторая причина — финансовая. Новый театр будет запускать глобальные программы — образовательные, художественные, общекультурные. Фестивали двух театров объединятся, а значит объединится и их бюджет. Более того, с объединением театров у такой гигантской структуры будет совсем другое финансирование — на содержание трех сцен (в перспективе, по словам Фокина, к ярославскому и петербургскому театрам присоединится еще и театральный комплекс в Москве — ред.).

С одной стороны, это поможет Валерию Фокину в проведении крупных проектов, которые он так любит. Пример тому — грядущая Театральная олимпиада, которая осенью 2019 года пройдет в Петербурге. Она приурочена к Году театра и ее программа усилена программами других крупных театральных фестивалей — в частности, «Балтийского дома» и столичного фестиваля NET — Новый европейский театр, который в виде исключения в этому году тоже пройдет в Петербурге. Вот такая глобальная затея.

С другой, объединение очевидно откроет для Волковского театра новые возможности. Предполагаю, что сейчас Волковский театр испытывает некоторые финансовые затруднения в связи с тем, что его экс-директор Юрий Итин (официально работал директором с 2011 по 2018 год) более года находится под домашним арестом по делу «Седьмой студии», а новый директор Алексей Туркалов появился только два месяца назад. Пока театр вынужденно оставался без директора, обязанности директора исполнял худрук Евгений Марчелли, который признавался, что ему чрезвычайно трудно выполнять еще и менеджерские задачи.

Есть ли опасность, что в ходе реализации всех этих глобальных проектов исчезнет самобытный Волковский театр? Есть. Надежда только на то, что Фокин — человек умный, рациональный, очень хороший менеджер, и, как правило, серьезных стратегических ошибок не совершает. Да и Евгений Марчелли — далеко не мальчик, которого можно под себя подмять. Это режиссер с четким, взрослым, ярко выраженным стилем, известный всей стране, регулярно номинирующийся на «Золотую Маску». Представить себе, что завтра или через год Ярославский театр потеряет свое художественное лицо, сложно. Но если это случится, будем Волковский театр защищать».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК