Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В США обвинили сотрудников «Аэрофлота» в контрабанде электроники в Россию Общество, 12:08 Что мешает создать в России свою Кремниевую долину Pro, 12:05 Спокойствие, только спокойствие: как поддержать себя во время пандемии Стиль, 12:04 Ефремова доставили в Мосгорсуд Общество, 12:02 Первый номер драфта НХЛ в результате обмена перешел в «Авангард» Спорт, 11:59 Первая страна ЕС возобновила локдаун из-за коронавируса Общество, 11:54 BMW M4 лишат огромной решетки радиатора Авто, 11:53 Почему прямо сейчас продавать биткоин не стоит. 3 мнения Крипто, 11:51 Выставка «Связь-2020»: форсайт развития рынка телекоммуникаций Партнерский материал, 11:51 Производитель «Спутник V» назвал возможные сроки массовой вакцинации Общество, 11:50 Как Smart Orange развила сеть розницы Xiaomi в России за пять лет​ Пресс-релиз, 11:49 Подмосковью предсказали рост спроса на аренду жилья из-за удаленки Недвижимость, 11:46 Власти Москвы объяснили медленный темп введения ограничений из-за COVID Общество, 11:42 Курс биткоина поднялся до $11 800. Когда BTC продолжит дорожать Крипто, 11:38
С.-Петербург ,  
0 

Разруха в Петербурге: почему погибают памятники культуры

Фото:Интерпресс / PhotoXPress.ru
Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Почти триста специалистов в области сохранения объектов культурного наследия и культурных ценностей поставили свои подписи под открытым письмом министру культуры РФ Ольге Любимовой с просьбой оказать содействие в принятии необходимых мер по выводу реставрационной отрасли из кризиса. Реставраторы, архитекторы, искусствоведы, музейные работники уверены, что ситуация с реставрацией в России «приобретает характер катастрофы».

Особенно обидно сознавать, что критичными для отрасли стали не далекие революционные и военные годы XX века, а вполне мирные и «тучные» нулевые и десятые годы XXI-го. Начало третьего десятилетия века не дает специалистам повода для оптимизма, выяснил РБК Петербург.


Константин Михайлов, главный редактор издания «Хранители Наследия»:

«В реставрационной отрасли в России я бы выделил несколько основных проблем.

Первое — применение закона о госзакупках в реставрационном производстве. Сейчас система ориентирована на выигрыш государственных конкурсов людьми, предлагающими наименьшую денежную стоимость контракта без учёта качества и без учёта их способности провести достаточно сложные и кропотливые работы. Формально критерии отбора существуют, но они в 99% случаев не применяются. Я думаю, что нужно выделять группу каких-то полноценных памятников и проводить по ним процедуры с выбором единственного поставщика. То есть, передавать памятники проверенным организациям, в которых мы будем уверены, что они не напортачат с реставрацией.

Вторая проблема связана с контролем за качеством проведения реставрационных работ. Она включает в себя вопросы авторского надзора, которые финансируются по мизерным ставкам. Недостаточно инструментария государственных органов охранного наследия. Поскольку они о многих нарушениях узнают пост-фактум, когда памятник вообще был снесён и дело всё сводится к административным процедурам, возбуждению производств, административным штрафам через суды. А памятнику от этого легче не становится.

Третья проблема — самая актуальная; и она сейчас обсуждается «в верхах» — вопрос о передачи всей отрасли охраны памятников и реставрации из Минкультуры в Министерство строительства. Совершенно непонятно, зачем сейчас это делать. Это внесёт еще больше опасностей, поскольку не отстроенная, не сбалансированная система требует не замену верхушки руководящей головы, а тщательной отстройки самых нижних уровней. Если сейчас ещё бразды правления перенесутся, у меня есть основания полагать, что вся система охраны памятников вообще рухнет как пошатывающееся здание.

«Если сейчас бразды правления перенесутся, вся система охраны памятников рухнет как пошатывающееся здание»

Ещё одна проблема связана с отсутствием качественных кадров. Реставраторы постоянно жалуются, что им не хватает компетентных мастеров. Нет образовательных институций, которые бы воспроизводили новое поколение реставраторов. По моему опыту, не хватает даже не архитекторов-реставраторов, которые могут руководить проектами, а мастеров, которые понимают и умеют держать в руках традиционные инструменты (например, топор), которые владеют ремеслом, могут тянуть штукатурный профиль, делать срубы — не так как это принято делать на современном строительном рынке, а как это нужно делать с точки зрения научной реставрации. Поскольку нет мастеров, в реставрациях сейчас зачастую применяются методы традиционного ремонта.

При этом я не считаю финансирование проблемой. Когда-то его в реставрационной отрасли вообще не было. Объём финансирования сейчас по сравнению с 12-летний давности, наоборот, большой. Проблема в том, как сделать так, чтобы эти деньги шли во благо, чтобы было кому преобразовывать их в качественную научную реставрацию. Думаю, если государство станет больше выделять денег на охрану и реставрацию памятников, проблем в отрасли станет ещё больше.

«Если государство станет больше выделять денег на реставрацию памятников, проблем в отрасли станет ещё больше»

Другое дело — распределение этого финансирования. Сейчас в Минкультуры обсуждается вопрос, насколько целесообразно тратить деньги не на дорогостоящие единичные реставрации, а на широкую программу консервации памятников, которые балансируют на грани гибели. То есть, на противоаварийные работы, призванные стабилизировать состояние памятников. Тогда они могли бы подождать, пока до них дойдут руки у реставраторов или пока для них найдутся деньги. Нужно уходить от ситуации, когда один памятник реставрируется за огромные средства, а пять или семь — разваливается.

Посмотрим, какие меры будут принимать власти после письма реставраторов. Я думаю, было бы разумно создать постоянную действующую группу с участием широкого круга реставраторов, специалистов по охране памятников, организаций, занятых этим делом. Затем нужно системно эти проблемы решать, выдвигать рекомендации и претворять их в жизнь».


Александр Кононов, заместитель председателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:

«Мы находимся на грани потери школы реставраторов, которая была создана в СССР после войны. На глазах последние профессиональные кадры уходят из жизни. У нас в Петербурге не осталось ни одного специализированного института, который бы профессионально занимался проблемами реставрации — всё уничтожено под ноль. За последние годы разорился НИИ «Спецпроектреставрация» — ведущая организация, уничтожен институт «Ленпроектреставрация». Коллективы этих учреждений разошлись, их разработанные методики не применяются. И это происходит в Петербурге — крупнейшем культурном центре России. Если у нас такая ситуация, то осознайте масштаб проблемы, представив, что происходит в регионах.

«Если в Петербурге такая ситуация, то осознайте масштаб проблемы в регионах»

В России фактически остатки реставрации превратились в приложение к строительному бизнесу. Сейчас мы видим, что реставрационная отрасль движется к превращению в архитектурный дизайн.

Думаю, так произошло, потому что государство потеряло понимание приоритетов. Людей в правительстве устраивает эта коммерческая ситуация, когда можно торговать лицензиями Минкультуры на проведение реставрации, когда можно привлекать любые ООО к реставрационным работы. Вот была ситуация, когда власти решили выставить на продажу акции института «Спецпроектреставрация» — тогда Минкультуры написало отрицательное заключение и была возможность это остановить. Но Росимущество наплевало на это заключение и всё равно продало акции института. То есть, мы видим, что внутри самого государства нет последовательной политики. Постоянно происходят какие-то шараханья, которые приводят к печальным ситуациям.

Проблемы в отрасли можно будет решить, если государство примет последовательную, аккуратную, грамотную политику с опорой на профессионалов, которые пока в небольшом количестве остаются. Нужно создать нормальные учебные программы, научные институции, методические разработки. Когда реставраторы обращаются с такими письмами и криками о помощи к властям, хочется, чтобы последовала адекватная оперативная профессиональная реакция на эти обращения.

«В России фактически остатки реставрации превратились в приложение к строительному бизнесу»

Что касается передачи памятников в частные руки, то я не вижу в этом никаких проблем — градозащитники и реставраторы не выступают против этого. Другой вопрос в условиях передачи. Если мы посмотрим на аналогичные законодательства и льготы, которые действуют при передаче памятников инвесторам, в Западной Европе, то увидим, что Россия отстаёт от них на десятилетия. Когда мы передаём памятники, мы создаём для инвестора странные условия — очень наивно надеяться (а, видимо, никто и не надеется), что будет поток желающих брать эти памятники.

Возьмём к примеру пресловутую программу «Рубль за метр». В Петербурге огромное количество заброшенных объектов культурного наследия (ОКН) — и можно передавать их бизнесу за символические деньги, лишь бы их брали, ремонтировали, выводили из аварийного состояния, а государство контролировало бы выполнение этих работ. Но их ведь выставляют сначала по рыночной цене и лишь после того, как новый собственник полноценно восстановит памятник (а это пять-семь лет), для него наступит льготная аренда по рублю за квадратный метр. Государство вынуждает инвестора несколько лет платить полную рыночную цену за аренду объекта, который невозможно эксплуатировать, который частник ещё за свой счёт должен полноценно отреставрировать. На таких условиях не только малый, но и средний бизнес не способен брать памятники. Итог виден — в Петербурге мы за всё время действия программы пристроили только три памятника.

«Государство вынуждает инвестора несколько лет платить полную рыночную цену за аренду объекта, который невозможно эксплуатировать»

То есть, государство не обеспечивает законодательно систему, которая бы привлекала, делала бы выгодными инвестиции в сохранение и реставрацию ОКН. В результате мы видим разруху, которая происходит с памятниками».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Подготовила: Виктория Саитова