Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В России увеличилось количество жалоб на укусы клещей Общество, 07:30 Как «зрелищные» активы меняют фондовый рынок — Bloomberg Pro, 07:26 Ярче любых звезд: как найти Венеру на небе РБК и ПСБ, 07:24 Сбербанк и ЦБ разошлись в оценке льгот за «зеленое» кредитование в России Финансы, 07:00 ВОЗ предупредила о риске ранней смерти из-за длительного рабочего дня Общество, 06:59 Стоимость биткоина упала после слов Маска о продаже криптоактивов Tesla Финансы, 06:58 Как появляется аллегрия, как ее распознать и что делать РБК и Dyson, 06:42 Президент Чехии Земан назвал Бабиша своим желаемым преемником Политика, 06:33 В Иране произошло землетрясение магнитудой 5,3 Общество, 06:07 Почему инвестиции в индустриальную недвижимость — новый тренд Партнерский материал, 05:50 NYT узнала о преследовании Гейтсом сотрудниц Microsoft задолго до развода Общество, 05:44 Армия Израиля сообщила о новых ударах по сектору Газа Политика, 05:32 При пожаре в деревообрабатывающем цехе в Приморье пострадали три человека Общество, 05:10 White Rabbit, киберпреступность, Билли Айлиш и мужской костюм от Dior РБК и Dior, 04:58
С.-Петербург ,  
0 

Кейс Абызова: как руководители становятся главарями

Арест экс-министра по делам «открытого правительства» Михаила Абызова представителями ФСБ и Следственного комитета вызвал волну публикаций в СМИ и социальных сетях. Причиной этого стала сама формулировка обвинения — бывшему чиновнику инкриминируют создание организованного преступного сообщества (ОПС). В связи с этим предприниматели опасаются, что отныне наличие собственного бизнеса как организации может стать поводом для уголовного преследования. Юристы пояснили РБК-Петербург, насколько оправданы эти опасения.

Егор Носков, адвокат, управляющий партнер юридической фирмы «Дювернуа Лигал»:

«Следственные органы активно применяют статью № 210 Уголовного кодекса о создании организованного преступного сообщества (ОПС) для того, чтобы оказать максимальное давление на подозреваемых и чтобы обеспечить наиболее длительное их содержание под стражей на период предварительного следствия — до 18 месяцев.

Изначально под ОПС понималось создание банд, либо же имелось в виду создание ОПС по образцу сицилийской мафии. Сейчас же правоохранители пытаются применить статью 210 почти к каждому преступлению с экономическим составом, если в нем участвовало несколько лиц и имелось несколько эпизодов. В подавляющем большинстве случаев применение статьи о создании ОПС по экономическим составам преступлений является чрезмерным.

Если следствию удастся доказать, что Абызов был профессором Мориарти или главной преступного мира, тогда обвинение по статье 210 будет обоснованным. Но скорее всего, в данном случае говорить о создании ОПС некорректно, даже если будет доказано, что он с партнерами совершил несколько уголовно наказуемых сделок.

В Уголовном кодексе есть еще одна «резиновая» статья, под которую можно подвести совершенно разные действия. Это статья о мошенничестве, под которую попадают, с одной стороны, простые «наперсточники», а с другой — сделки с зарубежными акциями. Это, конечно, нонсенс, что под обвинение по одной статье можно отнести до 90% всех преступлений с экономическим составом. И, к сожалению, в существующей системе это делается с молчаливого согласия политического руководства страны. Поэтому у предпринимателей в настоящее время нет действенных методов защиты себя и своего бизнеса от того, чтобы не попасть под обвинение по статье о мошенничестве и, возможно, по статье о создании ОПС».


Сергей Токарев, адвокат, партнер адвокатского бюро «Торн»:

«Чаще всего предпринимателей в нашей стране обвиняют по статье 159 о мошенничестве (хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием). А в нагрузку к ней уже идет статья 210 о создании или участии в организованном преступном сообществе.

Ст. 159 — тяжкая, до 10 лет лишения свободы. Под стражей по этой статье подозреваемого можно держать в заключении год. Если же это мошенничество, сопряженное с предпринимательской деятельностью, то заключать под стражу по ней нельзя. Поэтому следственные органы любят вменять в добавок к статье о мошенничестве еще и организацию ОПС — это особо тяжкое преступление, при обвинении в котором под стражей можно держать уже не год, а полтора года, и аресты проходят «на ура».

Для того, чтобы суд признал человека виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 210, должно быть учтено множество факторов. Например, должна быть доказана четкая структурированность, иерархия, устойчивость, распределение ролей, транснациональность в деятельности преступного сообщества (работа в том числе с зарубежными активами), наличие в группе коррумпированных сотрудников правоохранительных либо госорганов; четкое распределение полученных в результате преступной деятельности денег. И эти факторы оцениваются судом по совокупности.

В соответствии с профессиональной этикой я не имею права комментировать уголовные дела, в которых не принимаю участия. Тем не менее, мое личное мнение, основанное на опыте и практике таково: предъявление обвинения по 210 статье Абызову на данном этапе, как минимум, преждевременно, поскольку еще не изучены все фактические обстоятельства дела.

И вызвано это обвинение, вероятно, лишь желанием гарантировано избрать в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу. Не удивлюсь, если ст. 210 до суда «не доживёт», поскольку это один из самых сложно доказуемых составов преступления.

Часто предприниматели спрашивают, как обезопасить себя от обвинений по статьям о мошенничестве или создании ОПС. Наиболее очевидный ответ — не совершать противозаконных действий. Хотя, как показывает практика, и это не панацея».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.